Ваш регион:    
  

  
 
 
Наше дело правое, мы победили

Какой была международная обстановка накануне незабываемого 1941 года (напомним известные моменты того времени).

1937 год.

Для советского народа – это был год завершения 2-й пятилетки (досрочно!), дальнейшего увеличения жизненного уровня, усиления мощи страны; росла уверенность людей в своем будущем. Это – неоспоримый факт.

Для трудящихся буржуазных стран – это был год последствий жестокого экономического кризиса, обострения противоречий между пролетариатом и буржуазией, увеличения безработицы, усиления гнета капиталистов, неуверенности рабочего класса в будущем. Это также неоспоримый факт.

Правящие классы буржуазных государств – империалисты видели выход из этих противоречий в новом переделе мира. Сложились две враждебные группы империалистических хищников: с одной стороны – США, Англия, Франция; с другой – Германия, Италия и Япония. В противоречиях этих двух групп и тлели угли нового мирового пожара.

Известно, что наиболее агрессивную политику проводили фашистские государства – Германия и Италия и милитаристская Япония. Они все чаще и наглее заявляли (на словах и на деле) свои притязания на чужие территории («на свое место под солнцем»). Франция, Англия и США пока таких претензий прямо не заявляли, но фактически сплошь и рядом делали уступки германскому реваншизму. В доказательствах и этих фактов тоже недостатка нет.

Короче говоря, обе враждующие меж собой империалистические группы были едины в проявлении своего антисоветского, антикоммунистического характера.

1938 год.

Гитлеровской Германией добита республиканская Испания. В одной Германии заточено в тюрьмах и ссылках более 145 тыс. коммунистов, а 33 тыс. (в том числе 11 членов ЦК) расстреляны или замучены.

В марте 1938 года германские войска оккупировали Австрию. Нависла угроза их вторжения в Чехословакию. Известно, что между Чехословакией и СССР в мае 1935 года был заключен договор о взаимопомощи, но в случае, если Чехословакия сама попросит об этом и если Франция тоже окажет ей помощь; кроме того, поскольку у Чехословакии и СССР не было общей границы, на пропуск советских войск в Чехословакию требовалось согласие правительств Польши и Румынии, которые имели общие границы с СССР. СССР выражал свою готовность в помощи Чехословакии даже в случае отказа ей в таковой со стороны Франции (заявление М.И.Калинина в апреле 1938 года и подтверждение этого Сталиным в беседе с К. Готвальдом в мае 1938 года). Таким образом, еще была реальная возможность в самом начале пресечь германскую агрессию в Европе (кстати, соотношение вооруженных сил Чехословакии и Германии тогда еще было в пользу Чехословакии: 45 чехословацких дивизий против 35 германских, а также авиация Чехословакии была технически сильнее авиации Германии). Но тогдашнее правительство Чехословакии к правительству СССР о помощи не обратилось, а профашистские правители Польши и Румынии о пропуске через их территорию войск СССР даже и слышать не хотели («лучше мир с Гитлером и даже с дьяволом, чем с большевиками»). 29–30 сентября 1938 года состоялась мюнхенская конференция, где империалисты Франции, Италии и Германии (с ведома и одобрения империалистов США) приняли решение о передаче Германии западных районов Чехословакии (Гитлер в награду за это обещал премьер-министру Чемберлену и Деладье не воевать против Англии и Франции). К ноябрю 1938 года Чехословакия потеряла 1/3 своей территории с населением в 5 млн. человек, где находилось свыше 40% промышленности.

На Дальнем Востоке японские милитаристы порабощали Китай, выходя к границам СССР. Советское правительство, верное договору с Китаем о взаимопомощи (заключенному в 1937 году), на самых льготных условиях предоставило Китаю заем в 100 млн. долларов (в следующем, 1939 году, – 150 млн. долларов) направило в Китай вооружение, снаряжение, горючее, технику, советских специалистов-добровольцев.

29 июля 1938 года японская военщина развязала крупный вооруженный конфликт в районе озера Хасан (близ Владивостока). К 9 августа захватчики были вышвырнуты с советской земли. 10 августа Япония была вынуждена заключить с СССР соглашение о ликвидации конфликта.

1939 год.

В марте германские войска оккупировали всю Чехословакию, войска профашиста Франко полностью захватили власть в Испании. Германия в апреле расторгла германо-польский пакт о ненападении. В апреле профашистское правительство Литвы передало Германии Клайпеду – порт на Балтике, превратившийся вскоре в один из плацдармов нападения на СССР, фашистская Италия оккупировала Албанию.

Весной 1939 года правительства Англии и Франции вступили в переговоры с СССР, стремясь, чтобы СССР принял односторонние обязательства в борьбе с агрессором, а они оставались бы свободными от каких-либо конкретных обязательств.

Весной же 1939 года Япония начала крупную провокацию против МНР в районе реки Халхин-Гол.

Совместными усилиями советских и монгольских войск японцам был дан (в августе 1939 года) сокрушительный отпор. Но даже после этого Япония не шла на соглашение с СССР и МНР о ликвидации конфликта.

Вот в таких условиях СССР получил от Германии предложение заключить договор о ненападении.

Что было делать Советскому правительству (и, прежде всего, конечно, Сталину)? Продолжать бесплодные переговоры с Англией и Францией? Гордо отказаться – миролюбивому по сути своей правительству – от мирного (пусть даже формально), ни коим образом не затрагивающего государственные интересы СССР, договора?

Договор о ненападении сроком на 10 лет между СССР и Германией был заключен в Москве 23 августа 1939 года.

«Могут спросить, – скажет позже, 3 июля 1941 года, Сталин – могут спросить, как могло случиться, что Советское Правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Советского Правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское Правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном непременном условии – если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом.

Что выиграли мы, заключив с Германией пакт о ненападении? Мы обеспечили нашей стране мир в течение полутора года и возможность подготовки своих сил для отпора, если фашистская Германия рискнула бы напасть на нашу страну вопреки пакту. Это определенный выигрыш для нас и проигрыш для фашистской Германии.

Что выиграла и что проиграла фашистская Германия, вероломно разорвав пакт и совершив нападение на СССР? Она добилась этим некоторого выигрышного положения для своих войск в течение короткого срока, но она проиграла политически, разоблачив себя в глазах всего мира, как кровавого агрессора. Не может быть сомнения, что этот непродолжительный военный выигрыш для Германии является лишь эпизодом, а громадный политический выигрыш для СССР является серьезным и длительным фактором, на основе которого должны развернуться решительные военные успехи Красной Армии в войне с фашистской Германией.

Вот почему вся наша доблестная армия, весь наш доблестный Военно-Морской флот, все наши летчики-соколы, все народы нашей страны, все лучшие люди Европы, Америки и Азии, наконец, все лучшие люди Германии – клеймят вероломные действия германских фашистов и сочувственно относятся к Советскому Правительству, одобряют поведение Советского Правительства и видят, что наше дело правое, что враг будет разбит, что мы должны победить» (Сталин И. О Великой войне Советского Союза. ОГИЗ. Политиздат. Ленинград. 1943. С.6–9).

Теперь у нас в стране муссируются слухи о якобы сговоре Сталина с Гитлером, Молотова с Риббентропом накануне 1941 года. Фактов, документов, подтверждающих это, нет. Тем не менее, А.Н.Яковлев, бывший член Политбюро ЦК КПСС, бывший секретарь ЦК КПСС по идеологии, бывший член КПСС (выбыл после почти полувекового пребывания в ней) заявил, что имеется копия «секретного» договора (соглашения, протокола) с Гитлером и Риббентропом.

Ко времени этого сенсационного заявления прошло немногим более трех лет со дня смерти В.М.Молотова, бывшим в 1939–1941 годах главой Правительства СССР и одновременно министром (наркомом) иностранных дел СССР, непосредственным участником тех исторических событий. Умер он в 1986 году в возрасте 96 лет (точно так же, как и другой член Правительства СССР тех лет П.М.Каганович, умерший в 1991 году в возрасте 97 лет). Почему бы А.Н.Яковлеву, да и М.С.Горбачеву не встретиться с последними членами сталинского политбюро, тем более, что и Молотов, и Каганович неоднократно предлагали это. Нет, не встретились, не переговорили ни разу.

Что ж, во имя так громко ныне пропагандируемого плюрализма мнений приведем высказывания по этому вопросу Молотова в беседе с писателем Ф.Чуевым:

«– На Западе2 упорно пишут о том, что в 1939 году вместе с договором было подписано секретное соглашение...

– Никакого.

– Не было?

– Не было. Нет, абсурдно... По-моему, нарочно распускают слухи, чтобы как-нибудь, так сказать, подмочить... Я-то стоял к этому очень близко, фактически занимался этим делом, могу твердо сказать, что это, безусловно, выдумка» (Ф.Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым. – Москва: Терра, 1991. – С. 20).

И далее:

«...Молотов говорит о том, что разговоры, будто во время войны была секретная переписка между Сталиным и Гитлером, Молотовым и Риббентропом, что после Московской битвы одна из сторон предлагала перемирие и что, когда началась война, Сталин якобы звонил Гитлеру по телефону – беспочвенны.

– Ерунда. Чтобы замутить воду, на все пускаются, Сталин и не стал бы пачкаться...» (Там же. С.21).

И еще говорит Молотов: «...В дураках мы не были. И никто, по крайней мере, из наших противников и сторонников нас не считал за дураков» (Там же. С.18).

Тем не менее комиссия под руководством А.Н.Яковлева откопала вдруг (кстати, вскоре после смерти В.М.Молотова) якобы копию с фотокопии секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 года, на основании которого Гитлер и Сталин якобы договорились (за спинами своих народов) о разделе Европы, что обернулось впоследствии трагедией для миллионов и миллионов людей. И эта фальшивка сравнительно легко разоблачается. Вот – коротко – суть контраргументов.

1. В тексте фальшивки говорится о том, что сей «секретный дополнительный протокол» составлен к Пакту о ненападении. Но последний на момент подписания, 23 августа 1939 года, «пактом» не назывался, а назывался «договором» (разницу читатель может узнать из словарей и энциклопедий); «пактом» он стал называться после 16 сентября 1939 года.

2. Последний 4-й пункт фальшивки гласит: «Данный протокол рассматривается обеими сторонами как строго секретный». Смехотворность и безграмотность этого пункта очевидны. Сам протокол по названию – секретный, зачем же в конце текста писать слова «строго секретно»? Кстати, в практике нашего государства применялись тогда три категории обозначений секретности документов: «секретно», «сов. секретно» и «особой важности». А «строго секретно», как видим, не было.

3. А.Н.Яковлев приводил 2-му съезду депутатов СССР такие «аргументы»: «а) в Министерстве иностранных дел СССР существует служебная записка, фиксирующая передачу в апреле 1946 года подлинника секретных протоколов одним из помощников Молотова другому: Смирновым – Подцеробу. Таким образом, оригиналы у нас были, а затем исчезли. Куда они исчезли, ни комиссия, никто не знает. Вот текст этой записки, – говорит Яковлев, – и зачитывает: «Мы, нижеподписавшиеся, зам. заведующего Секретариата товарища Молотова Смирнов и старший пом. министра иностранных дел Подцероб, сего числа первый сдал, второй принял следующие документы...: 1. Подлинный секретный дополнительный протокол от 23 августа 1939 года г. на русском и немецком языках....

Дальше не относящиеся к этому делу, несекретные, в одном случае 14, в другом – еще несколько документов. Подписи»;

б) найдены заверенные машинописные копии протоколов на русском языке;

в) криминалисты провели экспертизу подписи Молотова в оригинале Договора о ненападении, подлинник которого, как вы сами понимаете, у нас есть, и в фотокопии секретного протокола. Эксперты пришли к выводу об идентичности этих подписей;

г) оказалось, что протоколы, с которых сняли... фотокопии, были напечатаны на той же машинке, что и хранящийся в архивах МИД СССР подлинник договора;

д) существует разграничительная карта. Она... завизирована Сталиным. Карта разграничивает точно про протоколу. Причем на ней две подписи Сталина. В одном случае общая вместе с Риббентропом, а во втором случае Сталин красным карандашом делает поправку в нашу пользу и еще раз расписывается на этой поправке». (Интересно, что переводчик Бережков в своей книге «Как я стал переводчиком Сталина» пишет об этом случае и в ней говорит, что «Сталин на карте расписался синим карандашом»).

Контраргументы: а) передача секретного документа (протокола) вместе с несекретными документами, да еще по несекретному акту – такое, согласно инструкции о работе с секретными документами, категорически не могло быть совершено в аппарате Мининдел СССР (тем более в то время);

б) «заверенные машинописные копии протоколов». Спрашивается: кем заверенные? Неизвестно. А если даже и заверенные – только Сталиным или только Молотовым, чего быть не могло, а если и могло, то какие же они профаны, Сталин с Молотовым, чтоб оставлять после себя такую улику;

в) идентичность подписи Молотова на подлиннике договора и фотокопии секретного протокола. Да это же не составляет никакого труда для фотографа! Похоже, А.Н.Яковлев просто издевается над нами;

г) если уж сделали фальшивку, то, конечно же, ее отпечатали на той же машинке, что и договор. О чем разговор? Да-а, явно за дураков всех нас принимает господин А.Н.Яковлев;

д) разграничительная карта с подписями Сталина? Но Яковлев не говорит, есть ли на них даты под общими сталинскими подписями. Если есть, то они должны быть разными – это всего лишь может быть уточнение результата раздела Польши в процессе боевых действий Красной Армии на ее территории после 16 сентября 1939 года: первая – это «линия Керзона», к которой мы должны были стремиться, начав ввод своих войск в Польшу; вторая – окончательная, фактическая.

Есть еще контраргументы и по существу содержания «протокола»: например, переврали авторы фальшивки с линиями раздела Польши, запутавшись в географических названиях рек, по которым якобы проходил раздел; да и в частях территорий, которые якобы отходили часть к СССР, часть к Германии, основательно ошиблись.

Еще о двух самых гнусных, мерзопакостных фальшивках против Сталина, которые иначе как политической подлостью не назовешь: якобы массовые расстрелы перед войной органами НКВД советских граждан в Куропатах (Белоруссия) и пленных польских офицеров в Катыни (Смоленской обл.). Разберемся спокойно и в этих подлостях.

Куропаты. Эта фальшивка доказательно опровергнута в нескольких номерах «Военно-исторического журнала» и в оппозиционной прессе (например, московской газете «Молния», минской газете «Мы и время» и др. за 1990 год). Доказательства убийственны для авторов этой фальшивки. Например, в газете «Мы и время» опубликовано заявление на имя Генерального прокурора СССР от имени общественной комиссии, куда вошли видные юристы, бывшие партизаны и просто оставшиеся в живых свидетели этих расстрелов советских людей, но... не органами СССР, а немцами и полицаями. Вот несколько отрывков из этого заявления:

«...4. С учетом показаний некоторых свидетелей о том, что сотрудники НКВД тщательно маскировали могилы, высаживая на них «сосенки», по годовым кольцам... деревьев был установлен их возраст от 35 до 46 лет... Следовательно, с учетом того, что возраст определялся в 1988 г., самые старые деревья были посажены в Куропатах в 1942 г.»; «5. ...огромных размеров обувь – сплошь 45 и даже 48-го размеров, хотя рост покойников, согласно экспертизе, был вполне обыкновенный»; «8. Большинство... свидетелей утверждают, что узников на казнь привозили в автомашинах с «черными будками». А установлено, что наших заключенных в то время перевозили в автомашинах серого цвета. В черных возили на расстрел свои жертвы немецко-фашистские оккупанты»; «9. Жертвы Куропатовских захоронений... попадали на расстрел не из тюрьмы, а из дома. О том свидетельствуют во множестве обнаруженные вещи личного обихода... в том числе ремни. У заключенных, как известно, они изымаются... Прямо из дома, по-домашнему одетыми, разрешая при этом брать с собой до 25 кг груза, фашисты гнали на расстрел узников минского гетто». И т.д. Есть ссылки на стреляные гильзы не от советского оружия, а также и другие доказательства невиновности советских органов в этом расстреле. Но все это проигнорировано: дуракам и подлецам закон не писан!

Катынь. Здесь якобы советскими органами весной 1940 года были расстреляны 15 тыс. поляков-офицеров. Как опровергается эта фальшивка?

У любого преступления есть мотивы. В этом преступлении у СССР, по мнению антисталинистов, два мотива: 1) Сталин хотел отомстить полякам за поражение в войне 1920 года? Сталин хотел уничтожить основы польской государственности. Давайте порассуждаем.

Если уж сам Сталин так «хотел», то все органы его власти делали бы дело по его «хотению». Но что же получается?

1. Незадолго до предполагаемого расстрела – по оставшимся советским документам – предполагалось «освободить тех, кто старше 60», т.е. как раз тех, кто сражался против Красной Армии в 1920 году в командных должностях.

2. Польскую государственность защищали прежде всего жандармы, судейские чины, контрразведчики, охранники границ (кстати, последние организовывали нападение на СССР банд Булах-Булаховича). Значит, советские органы НКВД их должны были расстрелять в первую очередь.  Но они остались в живых, а были расстреляны армейские офицеры... и именно тогда, когда Сталиным было принято решение о подготовке кадров для будущей польской армии! (И уже началась подготовка). Не сходятся концы с концами, нет.

А были ли у немцев мотивы для убийства польских офицеров? Если для СССР существование Польши, как и любого государства, признавалось, то для Гитлера в 1940 году Польши уже не существовало. И если уж он выполнял свою программу уничтожения неарийской, в первую очередь, славянской, расы, сжигал поляков (как и миллионы других граждан Европы) в печах, почему бы ему было и не расстрелять польских офицеров?

В 1943 году после Сталинградской битвы началось изгнание немцев с советских территорий. Они начали заметать следы своих преступлений на нашей земле. Геббельсовская пропаганда именно в это время объявляет, что немцами найдены могилы убитых в СССР польских офицеров. А в это же время в Лондоне находилось эмигрантское правительство Польши – политические банкроты, участь которых с наступлением Красной Армии решалась не в их пользу (кто бы в Польше принял их, предателей и трусов, обратно на руководящие места?). И вот эти бывшие министры Польши включаются в антисоветскую кампанию, поднятую Геббельсом. Поддерживали Геббельса вопреки сопротивлению этой акции английского правительства, давшего им приют. (Добавим: и вопреки протесту правительства США).

Организуется для расследования международная комиссия, куда входят: советский академик-медик Бурденко, советский писатель А. Толстой, архимандрит русской православной церкви, английские, американские журналисты и многие другие. И все тогда убедились, что это – преступление немцев, о чем все до единого гласно высказались, а капиталисты еще и написали в своих демократических свободных газетах.

Иначе и быть не могло. Потому что тогда, в 1943 году, затевалось это грязное, мерзкое дело во имя корыстных интересов кучки продажных политиканов и журналистов. Но тогда, когда шла открытая борьба между злом и добром, и всем-всем, даже последним тупицам и ненавистникам социализма, было ясно, что зло – это Германия, а добро – СССР, такое дело не прошло.

Во имя тех же кучек и их корыстных интересов возникло это «дело» и сейчас. Несомненно, что у него будет тот же бесславный конец. Горько только то, что в сегодняшний тяжкий для нашей Родины час «наши» в запад глядящие журналисты плюют на факты, на правду, на Родину. Им, очевидно, милей геббельсовская комиссия, созданная в 1943 году. В ней, по их мнению, были собраны «самые честные люди», ведь в ту комиссию именно Геббельсом подбирались исключительно антибольшевистски настроенные типы... До чего же мы, советские (бывшие) люди, дожили!!! Куда идем?!

И не боимся, что встанут миллионы наших павших от рук тех геббельсов и скажут: «Вы что,  товарищи потомки, с ума посходили все?»

1 сентября 1939 года германская военная лавина обрушилась на Польшу. Правительство Польши обратилось за помощью к Англии и Франции, которые 3 сентября объявили войну Германии.

Так началась 2-я мировая война, явившаяся логическим продолжением политики империалистических держав («Война есть не только продолжение политики, она есть суммирование политики...») (Ленин В. ПСС. Т.39. С.406), которую не смог предотвратить единственный в те годы борец за мир – СССР, оказавшийся без действенной помощи расколотого оппортунистами и задавленного империалистами мирового рабочего класса.

С сентября 1939 по май 1941 (1 год и 9 месяцев) гитлеровцы оккупировали, кроме Польши, последовательно Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию и Люксембург, заставили капитулировать Францию, втянули в свой агрессивный блок Румынию и Венгрию, а затем захватили Болгарию, Грецию и Югославию.

К июню 1941 года под властью Гитлера были 11 европейских государств общей площадью почти 2 млн. км2 с населением 142 млн. человек.

Вся экономика этих стран работала на подготовку к войне с СССР; только за 1940 год  германский вермахт получил 2 200 танков, 5 900  орудий, 1 млн. 350 тыс. винтовок, 170 тыс. пулеметов и автоматов. Количество его войск в 1941 году достигло 7 млн. 230 тыс. (214 дивизий, в их числе – 21 танковая и 14 моторизованных).

Теперь – о внутренней обстановке СССР тех лет.

1937 год.

Накануне этого года в стране была принята Конституция СССР, действие которой вело к расширению демократии, приобщало миллионы тружеников социалистического общества к управлению государством, укрепляло морально-политическое единство советского народа, усиливало политическую активность масс и их контроль за деятельностью выборных органов.

Февральско-мартовский Пленум ЦК ВКП(б), призвавший к перестройке работы партийных организаций на «демократический лад», в своем решении от 5 марта 1937 года по докладу И.В.Сталина «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» указывал:

«Некоторые наши партийные руководители страдают отсутствием должного внимания к людям, членам партии,  к работникам. Более того, они не изучают работников, не знают, чем они живут и как они растут, не знают вообще своих кадров. Именно поэтому у них нет индивидуального подхода к членам партии, к работникам партии. А индивидуальный подход составляет главное  дело в нашей организационной работе. И именно потому, что у них нет индивидуального подхода при оценке членов партии и партийных работников, они обычно действуют наобум: либо они хвалят их огулом, без меры, либо они избивают их также огулом, без меры, исключают из партии тысячами и десятками тысяч. Некоторые наши партийные руководители вообще стараются мыслить десятками тысяч, не заботясь об «единицах», об отдельных членах партии, об их судьбе. Исключать из партии тысячи и десятки тысяч людей они считают пустяковым делом, утешая себя тем, что партия у нас большая и десятки тысяч исключенных не могут что-либо изменить в положении партии. Но так могут подходить к членам партии лишь люди, по сути дела глубоко антипартийные.

В результате такого бездушного отношения к людям, членам партии и партийным работникам искусственно создается недовольство и озлобление в одной части партии.

Понятно, что троцкистские двурушники ловко подцепляют таких озлобленных товарищей и умело тащат их за собой в болото троцкистского вредительства» (КПСС в резолюциях. Изд. 9. Т.7. С.9).

А вот что говорилось в Постановлении (1938 год) Пленума ЦК ВКП(б).

«Известно немало фактов, когда партийные организации без всякой проверки и, следовательно, необоснованно исключают коммунистов из партии, лишают их работы, нередко даже объявляют, без всяких к тому оснований, врагами народа, чинят беззакония и произвол над членами партии.

Так например:  ЦК КП(б) Азербайджана на одном заседании 5 ноября 1937 г. механически подтвердил исключение из партии 279 человек; Сталинградский обком 26 ноября утвердил исключение 69 человек; Новосибирский обком 28 ноября механически подтвердил решения райкомов ВКП(б) об исключении из партии 72 человек; в Орджоникидзевской краевой партийной организации партколлегия КПК при ЦК ВКП(б) отменила как неправильные и совершенно необоснованные решения об исключении из партии 101 коммуниста из 160 человек, подавших апелляции; по Новосибирской партийной организации таким же образом пришлось отменить 51 решение из 80; по Ростовской парторганизации отменены 43 решения из 66; по Сталинградской парторганизации – 58 из 103; по Саратовской – 80 из 134; по Курской парторганизации – 56 из 92; по Винницкой – 164 из 337 и т.д.

Во многих районах Харьковской области под видом «бдительности» имеют место многочисленные факты незаконного увольнения с работы и отказа в предоставлении работы исключенным из партии и беспартийным работникам. В Змиевском районе в октябре и ноябре 1937 г. беспричинно сняты с работы 36 учителей и намечены к увольнению еще 42. В результате в школах сел Тарановка, Замостяжное, Скрыпаевка и др. не преподают историю, Конституцию СССР, русский, украинский и иностранные языки.

В г.Змиеве в средней школе преподавала биологию учительница Журко, 1904 г. рождения, дочь колхозника, имеющая 8-летний педагогический стаж, заочница IV курса пединститута. В местной газете появилась заметка о ее брате, работающем педагогом в г.Изюме, как о националисте. Этого оказалось достаточным для увольнения Журко с работы. В связи с увольнением т. Журко было выражено политическое недоверие ее мужу и поднят вопрос также о его увольнении. При проверке же выяснилось, что заметка о брате Журко оказалась клеветнической, и он с работы не снимался.

В г.Харькове по делу одной арестованной троцкистки Горской органами НКВД была допрошена в качестве свидетельницы работница завкома фабрики им. Тинякова Эйнгорн. О своем вызове в НКВД она поделилась с начальником спецчасти Семенковым, который немедленно после этого поставил на парткоме завода вопрос о связях Эйнгорн с троцкисткой Горской. В результате Эйнгорн была снята с работы в завкоме и уволена. Муж сестры Эйнгорн, работавший в редакции местной газеты, уволен за то, что «не сообщил о связях сестры его жены с троцкистами».

Курский обком ВКП(б) без всякой проверки, заочно исключил из партии и добился ареста члена партии предзавкома Дмитро-Тарановского сахарного завода Иванченковой, приписав ей сознательную контрреволюционную подготовку выступления беспартийного рабочего Кулиниченко на предвыборном собрании в Верховный Совет СССР. При проверке установлено, что вся «вина» Иванченковой заключалась в том, что на предвыборном собрании беспартийный рабочий Кулиниченко после того, как рассказал о своей жизни, сбился в выступлении и забыл назвать фамилию кандидата в депутаты Верховного Совета.

Во многих районах Куйбышевской области исключено из партии большое количество коммунистов с мотивировкой, что они являются врагами народа. Между тем органы НКВД не находят никаких оснований для ареста этих исключенных из партии. Например, Большечерниговский райком ВКП(б) исключил из партии и объявил врагами народа 50 человек из общего количества 210 коммунистов, состоящих в районной парторганизации, в то время как в отношении 43 из этих исключенных органы НКВД не нашли никаких оснований для ареста. В партколлегию КПК при ЦК ВКП(б) по Куйбышевской области являются многие исключенные райкомами ВКП(б) как враги народа с требованием либо их арестовать, либо снять с них позорное клеймо.

ЦК ВКП(б) располагает данными о том, что такие факты имели место и в других парторганизациях.

Пленум ЦК ВКП(б) считает, что все эти и подобные им факты имеют распространение в парторганизациях прежде всего потому, что среди коммунистов существуют, еще не вскрыты и не разоблачены отдельные карьеристы-коммунисты, старающиеся отличиться и выдвинуться на исключенных из партии, на репрессиях против членов партии, старающихся застраховать себя от возможных обвинений и недостатке бдительности путем применения огульных репрессий против членов партии.

Пора разоблачить таких с позволения сказать коммунистов и заклеймить их, как карьеристов, старающихся выслужиться на исключениях из партии, старающихся перестраховаться при помощи репрессий против членов партии.

Известно, далее, немало фактов, когда замаскированные враги народа, вредители-двурушники в провокационных целях организуют подачу клеветнических заявлений на членов партии и под видом «развертывания бдительности» добиваются исключения из рядов ВКП(б) честных и преданных коммунистов, отводя тем самым от себя удар и сохраняя себя в рядах партии.

Разоблаченный враг народа, бывший зав. ОРПО Ростовского обкома ВКП(б) Шацкий и его сообщники, пользуясь политической близорукостью руководителей Ростовского обкома ВКП(б), исключали из партии честных коммунистов, выносили заведомо неправильные взыскания работникам, всячески озлобляли коммунистов, делая в то время все возможное, чтобы сохранить в партии свои контрреволюционные кадры.

В том же Ростове бывшая зав. отделом школ Ростовского обкома ВКП(б), враг народа Шестова, по заданию контрреволюционной организации провела в партийной организации Ростовского педагогического института исключение из партии около 30 честных коммунистов.

Бывший секретарь Киевского обкома КП(б)У  враг народа Кудрявцев на партийных собраниях неизменно обращался к выступающим коммунистам с провокационным вопросом: «А вы написали хоть на кого-нибудь заявление?» В результате этой провокации в Киеве были поданы политически компрометирующие заявления почти на половину членов городской партийной организации, причем большинство заявлений оказалось явно неправильным и даже провокационным.

Разоблаченное ныне вражеское руководство Баррикадного райкома ВКП(б) г.Сталинграда провокационно исключило из партии и добилось ареста члена партии с 1917 г. Мохнаткина, бывшего красного партизана, начальника одного из крупнейший цехов завода «Баррикады», за «антисоветские разговоры». Как выяснилось в результате проверки, эти «антисоветские разговоры» выражались в том, что т. Мохнаткин в беседе с товарищами высказывал недовольство по поводу бездушного отношения сельсовета к детям павшего в бою с белыми в годы гражданской войны командира партизанского отряда, в котором Мохнаткин был помощником командира. Тов. Мохнаткин восстановлен в правах члена партии только после вмешательства КПК при ЦК ВКП(б).

Такие факты провокационной работы врагов партии, пробравшихся в партийный аппарат, имели место также в Воронежской, Краснодарской, Челябинской и в других партийных организациях.

Все эти факты показывают, что многие наши парторганизации и их руководители до сих пор не сумели разглядеть и разоблачить искусно замаскированного врага, старающегося криками о бдительности замаскировать свою враждебность и сохраниться в рядах партии – это во-первых, и, во-вторых, стремящегося путем проведения мер репрессий – перебить наши большевистские кадры, посеять неуверенность и излишнюю подозрительность в наших рядах» (Там же. С.10–13).

Не правда ли, никак не вяжутся измышления фальсификаторов, будто бы глава государства, «сознательно» инспирирующий, организующий репрессии против «честных», «преданных» партии людей, в то же время на руководимых им пленумах ЦК ВКП(б) проводит жесткие решения с обвинениями и запрещениями такой практики расправы с кадрами.

Патологические хулители уровня волкогоновых могут извернуться и так: «Ах, это коварство Сталина!» Но где же доказательства? Их – нет! Это – измышления! А приведенные выше постановления –  факты!

Но вернемся в предвоенные годы.

Важнейшим их событием явился XVIII съезд ВКП(б), состоявшийся 10–21 марта 1939 года. На нем присутствовало 1 569 делегатов с решающим голосом и 466 с совещательным. Все 2 035 делегатов представляли 1 588 852 члена партии и 888 814 кандидатов.

Съезд заслушал и обсудил:

Отчетные доклады – ЦК ВКП(б) (И.В.Сталин), Центральной ревизионной комиссии (М.Ф.Владимирский), делегации ВКП(б) в Исполкоме Коминтерна  (Д.З.Мануильский);

Вопросы о 3-м пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (В.М.Молотов);

Предложения об изменениях в Уставе ВКП(б) (А.А.Жданов).

Съезд дал глубокий анализ международному положению СССР, одобрил внешнюю политику Коммунистической партии и Советского правительства, определил ее основные задачи на будущее: проводить и впредь политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами, соблюдать осторожность и не давать провокаторам войны втянуть в военный  конфликт нашу страну, всемерно укреплять оборонную мощь страны, крепить международные связи с трудящимися всех стран.

Съезд принял 3-й пятилетний план развития народного хозяйства СССР на 1938–1942 гг., который должен стать важным этапом в решении советским народом огромной, можно сказать коммунистической задачи: объем всей промышленности СССР к концу этой пятилетки должен был составить 184 млрд. руб. (почти в 2 раза больше объема 1937 года), общая мощность электростанций – увеличиться более чем в 2 раза, выработка электроэнергии – достигнуть 75 млрд. квт. ч (более чем в 2 раза по сравнению с 1937 годом) и т.д. Намечалось значительное увеличение добычи угля на Урале, в Средней Азии и на Дальнем Востоке, создание мощной нефтяной базы между Волгой и Уралом. Вообще основным направлением в размещении производительных сил был сдвиг на восток.

Наряду с ускоренным развитием тяжелой промышленности – производство средств производства должно было ежегодно опережать на 4,2 % производство предметов потребления – 3-я пятилетка предусматривала и высокие темпы выпуска последних; ставилась задача поднять народное потребление в 1,5–2 раза, увеличить национальный доход в 1,8 раза; устанавливался ежегодный сбор зерна 8 млрд. пудов и такой прирост поголовья скота, который полностью обеспечивал решение проблемы животноводства во всей стране.

Съезд определил и программу дальнейшего повышения экономического и культурного уровня всех союзных и автономных республик.

Съезд уделил большое внимание роли советской интеллигенции.

Съезд рассмотрел и некоторые вопросы марксистско-ленинской теории: сохранится ли государство при социализме, есть ли необходимость в укреплении государства и его органов; съезд сделал вывод о необходимости и впредь укреплять советское социалистическое государство с его органами в центре и на местах и, давая отпор сторонникам отмирания государства (а таких было немало), заявил, что государство сохранится и при коммунизме, если будет капиталистическое окружение.

Особенное внимание съезд обратил на организаторскую работу партии по усилению оборонной мощи страны, что и не замедлило сказаться на всех последующих действиях партийных и советских органов, как в центре так и на местах:

ЦК ВКП(б), СНК СССР после XVIII съезда приняли ряд постановлений, определивших меры дальнейшего подъема тяжелой промышленности, в частности черной металлургии. Парторганизации на местах провели огромную работу по претворению в жизнь этих постановлений (например, коммунисты Донбасса и Запорожья, Урала и Сибири на своих пленумах и собраниях внесли сотни ценных предложений по ликвидации отставания черной металлургии). В результате выплавка чугуна в декабре 1940 года достигла 1,42 млн. т. (против 0,97 млн. тонн в январе 1940 года), стали – 1,82 млн. тонн (против 1,21). Укреплялась топливная база, развернулось строительство станкостроительных заводов в Харькове, Киеве, Саратове, Краснодаре, Тбилиси, Горьком и на Урале. Вообще за 3 года 3-й пятилетки было введено 2900 только крупных предприятий (в 2 раза больше, чем за всю 1-ю пятилетку). Но необходимо отметить, что не все планы выполнялись, стала сказываться нехватка рабочей силы (а ведь еще в 1929 году у нас была безработица).

В сельском хозяйстве тоже были несомненные успехи, хотя и меньшие, чем в промышленности, но и острые проблемы. В 1940 году было произведено всего 31,6 тыс. тракторов (а в 1936 году – 112,9 тыс.) – из-за отвлечения средств на оборонные нужды. Кроме того, к 1939 году остро встала проблема упорядочения колхозного землепользования и правильного сочетания общественных и личных интересов колхозников (из-за недостаточного развития производительных сил в сельском хозяйстве и допущенных ошибок общественные доходы многих колхозников оказались меньше доходов от их личных хозяйств). В этой связи, несмотря на тяжелейшую предвоенную обстановку, партия учитывала и эту проблему, приняла ряд мер для ее решения, они были определены на Пленумах ЦК ВКП(б) (1939 год – майский и мартовский – 1940 год), постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР: «О дополнительной оплате труда колхозников за повышение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности по Украинской ССР» и «О дальнейшем подъеме зернового хозяйства в колхозах и совхозах восточных районов СССР» (оба в 1940 году).

Было в то же время немало колхозов, показывающих примеры высокопродуктивного земледелия и животноводства; не только отдельные передовики, но и целые районы, области действительно добивались высоких результатов.

И в промышленности, и в сельском хозяйстве небывало широко развертывалось социалистическое соревнование.

В СССР в то время был самый короткий рабочий (6–7 час.) день и самая короткая рабочая неделя в мире (36–42 час.).

Однако, были (даже тогда!) прогульщики, нарушители трудовой дисциплины. (Например, в 1939 году прогулы на заводах тяжмаша, как сообщила «Правда» от 8 апреля 1940 года, составили 900 тыс. человеко-дней, в результате которых было недодано продукции на 50 млн. руб.).

Вспомним, что по поводу подобных случаев есть высказывание Ленина: «Мы должны во что бы то ни стало сначала убедить, а потом принудить» (ПСС. Т.43. С.54).

Учитывая угрозу войны, 26 июня 1940 года Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О переходе на 8-часовой рабочий день, на 6-дневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений», а позже – Указ «О запрещении самовольного ухода с работы трактористов и комбайнеров, работающих в МТС».

Июльский (1940 год) Пленум ЦК ВКП(б) указал всем коммунистам на необходимость контроля за соблюдением Указов и личного примера в деле улучшения дисциплины. В результате уже к концу 1940 года трудовая дисциплина везде резко усилилась.

Но, конечно, повышалась главным образом готовность Вооруженных Сил СССР: если ежегодный прирост продукции всей промышленности составлял 13%, то оборонной – 39%; если ассигнования на нужды обороны составляли во 2-й пятилетке – 12,7%, то в 3-й – 26,4%; вообще в 1940 году на военные нужды расходовались 15% национального дохода; к 1941 году оборонная промышленность производила ежегодно 3,5 тыс. самолетов, более 3 тыс. танков, свыше 5 тыс. орудий; была поставлена задача: увеличить за 1941 год производственные мощности оборонной промышленности в 2–2,5 раза; в 1938 году были образованы главные советы Красной Армии и Военно-Морского Флота, принято постановление «О приеме красноармейцев в партию» (облегчало вступление в ВКП(б) красноармейцам из рабочих, особенно комсомольцам); 1 сентября 1939 года Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности граждан СССР, об увеличении срока службы; к 1941 году численность кадровых военнослужащих СССР составляла 4,2 млн. чел. (в 2 раза больше, чем в 1937 году), количество курсантов военных училищ в конце 1940 года было в 3,6 раза больше, а слушателей военных академий в 2,3 раза больше, чем в конце 1937 года; кроме того, велась добросовестная подготовка населения к обороне через Осоавиахим; мартовский (1940) Пленум ЦК ВКП(б) обсудил итоги советско-финской войны и принял обширную программу перевооружения и перестройки Советских Вооруженных Сил; 15–20 февраля 1941 года состоялась Всесоюзная конференция ВКП(б) (456 делегатов с решающим голосом, 138 – с совещательным), решения которой мобилизовали партийные организации, всех трудящихся СССР на ликвидацию недостатков в работе промышленности и транспорта (о недостатках, в частности, в авиационной промышленности и борьбе с ними лично Сталина читатель может прочесть в мемуарах непосредственно и много работавшего со Сталиным, выдающегося советского мирового авиаконструктора А.С.Яковлева «Цель жизни»).

О роли Сталина в укреплении оборонно-промышленного комплекса и о роли Сталина в Великой Отечественной войне лучше и правдивей всех свидетельствуют ее участники.

Говорит четырежды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Жуков Г.К.

«В марте 1941 года Генеральный штаб закончил разработку мобилизационного плана для промышленности по производству военной продукции на случай войны. Этот план был мною и заместителем начальника Генерального штаба генералом В. Д. Соколовым доложен председателю Комитета обороны при СНК СССР.

Особый доклад был подготовлен Генштабом и послан в ЦК и Совнарком о боеприпасах. Доклад был полностью посвящен обеспеченности артиллерии. Мы говорили о чрезвычайно остром положении с артиллерийскими снарядами и минами. Не хватало гаубичных, зенитных и противотанковых снарядов. Особенно плохо было с боезапасами для новейших артиллерийских систем.

И.В.Сталин дал поручение рассмотреть наш доклад и вместе с Наркоматом боеприпасов и Наркоматом обороны доложить, что в действительности нужно и можно сделать.

Н.А.Вознесенский и другие товарищи нашли наши требования слишком завышенными и доложили И.В.Сталину, что заявку на 1941 год следует удовлетворить максимум на 20%. Эти предложения, по началу, были утверждены.

Однако, после повторных докладов И.В.Сталин распорядился издать специальное постановление о производстве значительно большего количества боеприпасов во второй половине 1941 – начале 1942 годов» (Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. – М.,1987. – Т.1. С.274–275).

«Сопоставляя и анализируя все разговоры, которые велись И.В.Сталиным в моем присутствии в кругу близких ему людей, я пришел к твердому убеждению: все его помыслы и действия были пронизаны одним желанием – избежать войны или оттянуть сроки ее начала и уверенность в том, что ему это удастся.

И.В.Сталин хорошо понимал, какие тяжелые бедствия может причинить народам Советского Союза война с таким сильным и опытным врагом, как фашистская Германия, и потому стремился как и вся наша партия и правительство, выиграть время.

Сейчас у нас имеются факты, свидетельствующие о предупреждении готовящегося нападения на СССР, о сосредоточении войск на наших границах и т.д. Но в ту пору, как это показывают обнаруженные после разгрома фашистской Германии документы, на стол к И.В.Сталину попадало много донесений совсем другого рода. Вот один из примеров.

По указанию Гитлера, данному на совещании 3 февраля 1941 года, начальник штаба верховного главнокомандования фельдмаршал Кейтель издал 15 февраля 1941 года специальную «Директиву по дезинформации  противника». Чтобы скрыть подготовку к операции по плану «Барбаросса», (план нападения на СССР. — А.Г.), отделом разведки и контрразведки главного штаба были разработаны и осуществлены многочисленные акции по распространению ложных слухов и сведений. Перемещение войск на восток подавалось «в свете величайшего в истории дезинформационного маневра с целью отвлечения внимания от последних приготовлений к вторжению в Англию».

Были напечатаны в массовом количестве топографические материалы по Англии. К войскам прикомандировывались переводчики английского языка. Подготавливалось «оцепление» некоторых районов на побережье проливов Ла-Манш, Па-де-Кале и в Норвегии. Распространялись сведения о мнимом авиадесантном корпусе. На побережье устанавливались ложные ракетные батареи. В войсках распространялись сведения в одном варианте о том, что они идут на отдых перед вторжением в Англию, в другом – что войска будут пропущены через советскую территорию для выступления против Индии. Чтобы подкрепить версию о высадке десанта в Англию, были разработаны специальные операции под кодовым названием «Акула» и «Гарпун». Пропаганда целиком обрушилась на Англию и прекратила свои обычные выпады против Советского Союза. В работу включились дипломаты и т.д.

Подобного рода данные и сведения наряду с имевшимися недостатками общей боеготовности вооруженных сил обуславливали ту чрезмерную осторожность, которую И.В.Сталин проявлял, когда речь шла о проведении основных мероприятий, предусмотренных оперативно-мобилизационными планами в связи с подготовкой к отражению возможной агрессии». (Там же. С.287–288).

«Желая сохранить мир как решающее условие строительства социализма в СССР, Сталин видел, что правительства Англии и других западных государств делают все, чтобы толкнуть Гитлера на войну с Советским Союзом, что, оказавшись в тяжелой военной обстановке и стремясь спасти себя от катастрофы, они крайне заинтересованы в нападении Германии на СССР. Вот почему он так недоверчиво воспринимал информацию западных правительств о подготовке Германии к нападению на Советский Союз». (Там же. С.289).

«5 мая 1941 года И.В.Сталин выступил перед слушателями военных академий Красной Армии на приеме в честь выпускников.

Поздравив выпускников с окончанием учебы, И.В.Сталин остановился на тех преобразованиях, которые произошли за последнее время в армии.

Товарищи, говорил он, вы покинули армию 3–4 года назад, теперь вернетесь в ее ряды и не узнаете армии. Красная Армия далеко не та, что была несколько лет назад. Мы создали новую армию, вооружили ее современной военной техникой. Наши танки, авиация, артиллерия изменили свой облик. Вы придете в армию, увидите много новинок.

Далее И.В.Сталин охарактеризовал изменения по отдельным родам и видам войск.

«Вы придете в части из столицы, – продолжал И.В.Сталин, – вам красноармейцы и командиры зададут вопрос: что происходит сейчас? Почему побеждена Франция? Почему Англия терпит поражение, а Германия побеждает? Действительно ли германская армия непобедима?

Военная мысль германской армии движется вперед. Армия вооружилась новейшей техникой, обучилась новым приемам ведения войны, приобрела большой опыт. Факт, что у Германии лучшая армия и по технике, и по организации. Но немцы напрасно считают, что их армия идеальная, непобедимая. Непобедимых армий нет. Германия не будет иметь успеха под лозунгами покорения других стран, подчинения других народов и государств».

Останавливаясь на причинах военных успехов Германии в Европе, И.В.Сталин говорил об отношении к армии в некоторых странах, когда об армии нет должной заботы, ей не оказана моральная поддержка. Так появляется новая мораль, разлагающая армию. К военным начинают относиться пренебрежительно. Армия должна пользоваться исключительной заботой и любовью народа и правительства – в этом величайшая моральная сила армии. Армию нужно лелеять.

Военная школа обязана и может вести обучение командных кадров только на новой технике, широко используя опыт современной войны. Кратко обрисовав задачи артиллеристов, танкистов, авиаторов, конников, связистов, пехоты в войне, И.В.Сталин подчеркнул, что нам необходимо перестроить нашу пропаганду, агитацию, печать, чтобы хорошо готовиться к войне, нужно не только создавать современную армию, нужно подготовиться политически.

Итак, какие же выводы вытекают из приведенных фактов? Как оценить то, что было сделано до войны, что мы собирались сделать в ближайшее время и что не успели или не сумели сделать в укреплении обороноспособности нашей Родины? Притом оценить сегодня, после всего пережитого, критически рассматривая минувшее и в то же время вновь мысленно поставив себя на порог Великой Отечественной войны.

Думается мне, что дело обороны страны в своих основных главных чертах и направлениях велось правильно. На протяжении многих лет в экономическом и социальном отношениях делалось все, или почти все, что было возможно. Что же касается периода с 1939 до середины 1941 года, то в это время народом и партией были приложены особые усилия для укрепления обороны, потребовавшие всех сил и средств.

Развитая индустрия, колхозный строй, всеобщая грамотность, единство и сплоченность наций, материально-духовная сила социалистического государства, высочайший патриотизм народа, руководство ленинской партии, готовой слить воедино фронт и тыл – это была могучая основа обороноспособности гигантской страны, первопричина той грандиозной победы, которую мы одержали в борьбе с фашизмом.

То обстоятельство, что, несмотря на огромные трудности и потери, с 1 июля 1941 года по 1 сентября 1945 года советская промышленность произвела колоссальное количество вооружения – более 825 тыс. орудий, более 134 тыс. самолетов, говорит о том, что основы экономики страны с военной, оборонной точки зрения были заложены правильно, прочно и своевременно.

Вновь проследив мысленным взором ход строительства Советских Вооруженных Сил начиная со времен гражданской войны, должен сказать, что в основном и здесь мы шли верным путем. Советская военная доктрина, принципы воспитания и обучения войск, вооружение армии и флота, подготовка кадров, структура и организация Вооруженных Сил непрестанно совершенствовались в нужных направлениях. Всегда был исключительно высок моральный и боевой дух войск, их политическая сознательность и зрелость.

Конечно, если бы можно было заново пройти весь этот путь, кое от чего следовало бы отказаться и кое-что поправить. Но я не могу назвать какое-либо большое, принципиальное направление в строительстве наших вооруженных сил, которое стоило бы перечеркнуть, выбросить за борт, отменить. Период же с 1939 до середины 1941 года характеризовался в целом такими преобразованиями, которые дали Советской стране блестящую армию и подготовили ее к обороне». (Там же. С.291–293).

«И.В.Сталин в годы войны выполнял пять обязанностей. Кроме Верховного Главнокомандующего, он оставался на посту Генерального секретаря ЦК ВКП(б), был Председателем Совета Народных Комиссаров СССР и Председателем Государственного Комитета Обороны, являлся народным комиссаром обороны. Работал напряженно, по 15–16 часов в сутки. И.В.Сталин высоко ценил работу Генерального штаба и полностью доверял ему. Как правило, он не принимал важных решений без того, чтобы предварительно не выслушать анализа обстановки, сделанной Генштабом, и не рассмотреть его предложения» (Там же. Т.2. С.78).

«Деятельность Ставки неотделима от имени И.В.Сталина. В годы войны я часто с ним встречался, в большинстве случаев это были официальные встречи, на которых решались вопросы руководства ходом войны. Но даже простое приглашение на обед всегда использовалось в этих целях. Мне очень нравилось в работе И.В.Сталина полное отсутствие формализма. Все, что делалось им по линии Ставки или ГКО, делалось так, чтобы принятые этими высокими органами решения начинали выполняться тотчас же, а ход выполнения их строго и неуклонно контролировался лично Верховным или по его указанию, другими руководящими лицами или организациями» (Там же. С.91).

«Все равнялись на И.В.Сталина, а он, несмотря на свой возраст, был всегда активен и неутомим.

...И.В.Сталин внес большой личный вклад в дело завоевания победы над фашистской Германией и ее союзниками. Авторитет его был чрезвычайно велик, и поэтому назначение Сталина Верховным Главнокомандующим было воспринято народом и войсками с воодушевлением» (Там же. С.92).

«Стиль работы, как правило, был  деловой, без нервозности, свое мнение могли высказать все. Верховный ко всем обращался одинаково – строго и официально. Он умел внимательно слушать, когда ему докладывали со знанием дела. Сам он был немногословен и многословия других не любил, часто останавливал разговорившегося репликами – «короче!», «яснее!». Совещания открывал без вводных, вступительных слов. Говорил тихо, свободно, только по существу вопроса. Был лаконичен, формулировал мысли ясно» (Там же. С.93–94).

«О внешности И.В.Сталина писали уже не раз. Невысокого роста и непримечательный с виду, И.В.Сталин во время беседы производил сильное впечатление. Лишенный позерства, он подкупал собеседника простотой общения. Свободная манера разговора, способность четко формулировать мысль, природный аналитический ум, большая эрудиция и редкая память заставляли во время беседы с ним даже очень искушенных и значительных людей собраться и быть начеку.

Смеялся Сталин редко, а когда смеялся, то тихо, как будто про себя. Но юмор понимал и умел ценить остроумие и шутку. Зрение у него было очень острое и читал без очков в любое время суток.  Писал, как правило, сам от руки. Читал много и был широко осведомленным человеком в самых разнообразных областях знаний. Поразительная работоспособность, умение быстро схватывать суть дела позволяли ему просматривать и усваивать за день такое количество самого различного материала, которое было под силу только незаурядному человеку» (Там же. С.95).

«Кроме того, в обеспечении операций, создании стратегических резервов, в организации производства боевой техники и вообще в создании всего необходимого для ведения войны Верховный Главнокомандующий, прямо скажу, проявил себя выдающимся организатором. И будет несправедливо, если мы не отдадим ему в этом должное» (Там же. С.98).

Говорит дважды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Рокоссовский К.К.:

«К этому времени (ноябрь 1941. – А.Г.) бои в центре и на левом крыле шли в 10–12 километрах западнее Истринского водохранилища.

Само водохранилище, река Истра и прилегающая местность представляли прекрасный рубеж, заняв который заблаговременно, можно было, по моему мнению, организовать прочную оборону, притом небольшими силами. Тогда некоторое количество войск мы вывели бы во второй эшелон, создав этим глубину обороны, а значительную часть перебросили бы на клинское направление.

Всесторонне все продумав и тщательно обсудив со своими помощниками, я доложил наш замысел командующему фронтом (Г.К.Жукову. – А.Г.) и просил его разрешить  отвести войска на истринский рубеж, не дожидаясь, когда противник силою отбросит их туда обороняющихся и на их плечах форсирует реку и водохранилище.

Ко всему сказанному выше в пользу такого решения надо добавить и то, что войска армии понесли большие потери в людях и в технике. Я не говорю уже о смертельной усталости всех, кто оставался в строю. Сами руководители буквально валились с ног. Поспать иногда удавалось накоротке в машине при переездах с одного участка на другой.

Командующий фронтом не принял во внимание моей просьбы и приказал стоять насмерть, не отходя ни на шаг.

На войне возникают ситуации, когда решение стоять насмерть является единственно возможным. Оно, безусловно, оправдано, если этим достигается важная цель – спасение от гибели большинства или же создаются предпосылки для изменения трудного положения и обеспечивается общий успех, во имя которого гибнут те, кто должен с самоотверженностью солдата отдать свою жизнь. Но в данном случае позади 16-й армии не было каких-либо войск, и, если бы обороняющиеся части погибли, путь на Москву был бы открыт, чего противник все время и добивался» (Рокоссовский К.К. Солдатский долг. – М.,1980. С.80–81).

Далее Рокоссовский говорит о попытке невыполнения им приказа Жукова и о реакции последнего.

«Мы немедленно подготовили распоряжение войскам об отводе ночью главных сил на рубеж Истринского водохранилища. На прежних позициях оставлялись усиленные отряды, которые должны были отходить только под давлением противника...

Не успели еще все наши войска получить распоряжение об отходе, как последовала короткая, но грозная телеграмма от Жукова. Приведу ее дословно:

«Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков».

Что поделаешь – приказ есть приказ, и мы, как солдаты, подчинились...

Мне запомнился разговор, происходивший в моем присутствии между Г.К.Жуковым и И.В.Сталиным. Это было чуть позже, уже зимой. Сталин поручил Жукову провести небольшую операцию, кажется, в районе станции Мга, чтобы облегчить положение ленинградцев. Жуков доказывал, что необходима крупная операция, только тогда цель будет достигнута. Сталин ответил:

– Все это хорошо, товарищ Жуков, но у нас нет средств, с этим надо считаться.

Жуков стоял на своем:

– Иначе ничего не выйдет. Одного желания мало.

Сталин не скрывал своего раздражения, но Жуков не сдавался. Наконец Сталин сказал:

– Пойдите, товарищ Жуков, подумайте, вы пока свободны.

Мне понравилась прямота Георгия Константиновича. Но когда мы вышли, я сказал, что, по-моему, не следовало бы так резко разговаривать с Верховным Главнокомандующим. Жуков ответил:

– У нас еще не такое бывает.

Он был прав тогда: одного желания мало для боевого успеха. Но во время боев под Москвой Георгий Константинович часто забывал об этом.

Спустя несколько дней после одного из бурных разговоров с командующим фронтом я ночью вернулся с истринской позиции, где шел жаркий бой. Дежурный доложил, что командарма вызывает к ВЧ Сталин.

Противник в то время потеснил опять наши части. Незначительно потеснил, но все же... Словом, идя к аппарату, я представлял, под впечатлением разговора с Жуковым, какие же громы ожидают меня сейчас. Во всяком случае приготовился к худшему.

Взял трубку и доложил о себе. В ответ услышал спокойный, ровный голос Верховного Главнокомандующего. Он спросил, какая сейчас обстановка на истринском рубеже. Докладывая об этом, я сразу же пытался сказать о намеченных мерах противодействия. Но Сталин мягко остановил, сказав, что о моих мероприятиях говорить не надо. Тем подчеркивалось доверие  к командарму. В заключение разговора Сталин спросил, тяжело ли нам. Получив утвердительный ответ, он с пониманием сказал:

– Прошу продержаться еще некоторое время, мы вам поможем...

Нужно ли добавлять, что такое внимание Верховного Главнокомандующего означало очень многое для тех, кому оно уделялось. А теплый, отеческий тон подбадривал, укрепляя уверенность. Не говорю уже, что к утру прибыла в армию и обещанная помощь – полк «катюш», два противотанковых полка, четыре роты с противотанковыми ружьями и три батальона танков. Да еще Сталин прислал свыше двух тысяч москвичей на пополнение. А нам тогда даже самое небольшое пополнение было до крайности необходимо» (Там же. С.88–90).

«В Ставке я был тепло принят Верховным Главнокомандующим. Он в общих чертах познакомил меня с положением на воронежском направлении, а после того сказал, что если у меня имеются на примете дельные работники, то он поможет мне их заполучить для укомплектования штаба и управления Брянского фронта. В то время часть войск и аппарата управления Брянского фронта передавались новому – Воронежскому фронту, который должен был встать между Брянским и Юго-Западным. Я назвал М.С.Малинина, В.И.Казакова, Г.Н.Орла, П.Я.Максименко.

Сталин тут же отдал командующему Западным фронтом распоряжение откомандировать этих товарищей. Он пожелал мне успеха на новой должности, велел не задерживаться долго в Генштабе, а быстрее отправляться на место, потому что обстановка под Воронежем сложилась весьма серьезная.

На воронежском направлении и южнее развертывались большие события, и мне в них предстояло участвовать. Я сознавал, что нужно напрячь силы и скорее освоиться с делами нового – крупного масштаба, оправдать доверие партии и правительства. Подробно об этом не расскажешь, но мне крепко запомнился один эпизод. Незадолго до Воронежской операции снова пришлось быть в Москве на докладе у Верховного Главнокомандующего. Кончив все дела, я хотел подняться, но Сталин сказал:

– Подождите, посидите.

Он позвонил Поскребышеву и попросил пригласить к нему генерала, только что отстраненного от командования фронтом. И далее произошел такой диалог:

– Вы жалуетесь, что мы несправедливо вас наказали?

– Да. Дело в том, что мне мешал командовать представитель центра.

– Чем же он вам мешал?

– Он вмешивался в мои распоряжения, устраивал совещания, когда нужно было действовать, а не совещаться, давал противоречивые указания... Вообще подменял командующего.

– Так. Значит, он вам мешал. Но командовали фронтом вы?

– Да, я...

– Это вам партия и правительство доверили фронт... ВЧ у вас было?

– Было.

– Почему же не доложили хотя бы раз, что вам мешают командовать?

– Не осмелился жаловаться на вашего представителя.

– Вот за то, что не осмелились снять трубку и позвонить, а в результате провалили операцию, мы вас и наказали...

Я вышел из кабинета Верховного Главнокомандующего с мыслью, что мне, человеку, недавно принявшему фронт, был дан предметный урок.

Поверьте, я постарался его усвоить». (Там же. С.124–125).

Говорит генерал армии С.М.Штеменко:

«И.В.Сталин понимал, как важно развивать инициативу командного состава, его умение правильно принимать решение в любой, в том числе и самой сложной обстановке, какую ни один устав предусмотреть не в состоянии. Поэтому в своем приказе, вводящем устав в действие, он внес пункт 4, дающий возможность боевого творчества и широкой инициативы командиров. В нем записано: «Указания устава надлежит применять, строго сообразуясь с обстановкой».

Метод разработки уставов с привлечением опытных командиров  из войск и специалистов, которые давали весьма ценные рекомендации, прочно укоренился и применяется по сей день. Хотя и не все уставы рассматривались в Ставке, но докладывали о них обязательно.

В этой связи позволю себе рассказать читателям об одном поучительном эпизоде. Как-то в начале декабря 1944 г. при очередном докладе обстановки Верховный Главнокомандующий спросил, как работает новое управление по изучению опыта войны. А.И.Антонов доложил, что работает, дескать, нормально, люди стараются и часто бывают на фронтах, сборники мы вам представляем.

– А по-моему, – заметил И.В.Сталин, – работает оно плохо, а вы за ним не следите. Известно ли Генштабу и управлению, что в этом году изданы два артиллерийских устава – и оба с серьезными нарушениями установленных правил и порядка в этом деле?

Мы с Антоновым переглянулись. Я ничего не знал и решил молчать. Антонов тоже замялся. Тогда Верховный Главнокомандующий, не дожидаясь ответа, потребовал тщательно разобраться, все проверить и через два дня ему доложить.

Оказалось, что без ведома Ставки командующим артиллерией Красной Армии Главным маршалом артиллерии Н.Н.Вороновым были разработаны и представлены на утверждение два устава: 29 мая 1944 г. – Боевой устав зенитной артиллерии, 18 октября того же года – Боевой устав артиллерии Красной Армии. Оба устава были утверждены Маршалом Советского Союза Г.К.Жуковым.

В назначенный день наш доклад по обстановке на фронтах и по «делу об уставах» начался сразу после заседания Политбюро. И.В.Сталин долго ходил по кабинету и, обращаясь к членам Политбюро, сказал:

– Надо по этому случаю издать приказ, Генштабу, наверное, неудобно писать про двух больших начальников, поэтому мы сами напишем.

– 29 мая 1944 года, – начал диктовать И.В.Сталин, – Главным маршалом артиллерии тов.Вороновым был представлен на утверждение зам. Наркома маршала Жукова без предварительного одобрения со стороны Ставки Верховного Главнокомандования Боевой устав зенитной артиллерии Красной Армии (две части).

Затем, посмотрев в уставы, лежавшие у него на столе, продолжил:

– 18 октября 1944 года, также  без представления и без доклада Ставке Верховного Главнокомандования, тов.Вороновым был внесен на утверждение маршала Жукова Боевой устав артиллерии Красной Армии.

Маршалом Жуковым без достаточной проверки, без вызова и опроса людей с фронта и без доклада Ставке указанные уставы были утверждены и введены в действие.

Немного помедлив, Сталин продолжал:

– Проверка показала, что эти уставы в связи с поспешностью, допущенной при их утверждении, имеют серьезные пробелы, они не учитывают ряда новых систем орудий и не увязаны с планом принятия уставов артиллерии Красной Армии.

Нужно сказать, что Верховный Главнокомандующий обычно пояснял причину, которая вызывает необходимость того или иного приказа. Так он поступил и сейчас:

– Народный комиссариат обороны исходит из того, что устав – это не приказ, имеющий силу на короткий срок. Устав – это свод законов для Красной Армии на годы. Поэтому требуется перед утверждением устава тщательная проверка с вызовом товарищей с фронта. В таком порядке был утвержден Боевой устав пехоты. В таком же порядке надо было вести работу при представлении на утверждение и этих уставов, чтобы не допустить ошибок и чтобы попусту не наказывать потом военнослужащих из-за нарушения дефектных уставов. Приходится установить, что тов.Воронов пренебрег этим методом выработки и представления на утверждение уставов, а маршал Жуков забыл о нем...

Теперь наступила очередь заключительной части приказа. Все присутствующие внимательно слушали. И.В.Сталин ровно произнес:

– В связи с этим... – И затем, чуть помедлив, словно подчеркивал смысл, продиктовал: – Первое. Отменяю, – опять посмотрел в уставы, где были проставлены номера приказов, – приказы № 76 и 77 от 29 мая 1944 года и 209 от 18 октября 1944 года заместителя Наркома обороны СССР маршала Жукова об утверждении и введении в действие Боевого устава зенитной артиллерии и Боевого устава артиллерии Красной Армии.

Второе. Ставлю на вид Главному маршалу артиллерии тов.Воронову несерьезное отношение к вопросу об уставах артиллерии.

Третье. Обязываю маршала Жукова впредь не допускать торопливости при решении серьезных вопросов.

Приказываю:

Для просмотра и проверки указанных выше уставов образовать комиссии:

а) комиссию по просмотру и проверке Боевого устава зенитной артиллерии;

б) комиссию по просмотру и проверке Боевого устава артиллерии.

Заместителю Народного комиссара обороны СССР тов.Булганину определить состав комиссий и представить мне на утверждение.

Настоящий приказ разослать всем командующим фронтами (округами), армиями, начальникам главных и центральных управлений и командующим родов войск Наркомата обороны СССР...

Мы, да и все другие, кого это касалось, запомнили этот урок навсегда» (Штеменко С.М. Генштаб в годы войны. – М.,1974. – Кн.2. С.18–21). И еще из этой же книги:

«В конце августа и начале сентября 1944 г. Ставке Верховного Главнокомандования нужно было определить линию поведения наших военных властей в отношении молодого румынского короля, который продолжал оставаться на престоле. Докладывая Ставке военную обстановку, мы с А.И.Антоновым не однажды отмечали, что королевский двор неизбежно станет центром антисоветских элементов в Румынии, и предлагали принять по отношению к нему решительные меры.

Верховный Главнокомандующий, как обычно, внимательно нас выслушал, не спеша раскурил трубку, разгладил концом мундштука прокуренные усы, а потом сказал примерно так. Чужой король не наше дело. Терпимость к нему благоприятно скажется и на наших отношениях с союзниками. Румынский народ, который пока доверяет королевскому двору как оппозиции фашистской диктатуре, надо полагать, сам разберется в истинной сущности монархии. Есть основания думать, что и румынские коммунисты не будут сидеть сложа руки, а помогут своему народу понять обстановку.

Таким образом, нам был преподан урок политграмоты. Объективности ради скажу, что король вел себя смирно и больше развлекался, чем занимался государственными делами. Когда узнали, что король к тому же летчик-любитель, ему от имени И.В.Сталина передали самолет «ПО-2» в подарочном варианте. Король летал, охотился, забавлялся.

Время шло, события развивались, и общественный строй в Румынии по воле партии и народа пошел в направлении, которое привело страну к социализму. Королю и королеве-матери никто не собирался чинить препятствий в выборе местопребывания, и они в последующем благополучно убыли из Румынии» (Там же. С.150–151).

В высокой положительной оценке роли Сталина в этой войне едины также маршалы Василевский, Мерецков, Баграмян, Еременко и Москаленко, маршал артиллерии Крылов, маршалы авиации Голованов и Вершинин, адмиралы флота Кузнецов и Исаков и десятки других выдающихся участников-соратников Сталина того периода, писавших свои мемуары уже после смерти Сталина и критики культа его личности.

«Пушкарь» В.Г.Грабин в своих воспоминаниях «Оружие победы» пишет о том, что в 1941 году, когда германские фашисты стояли у Москвы, Сталин позвонил ему и сказал следующее:

«Вам хорошо известно, что положение на фронтах очень тяжелое. Фашисты рвутся к Москве. Под натиском превосходящих сил противника наши войска с тяжелыми боями отступают. Фашистская Германия имеет количественное превосходство в вооружении. Независимо от этого фашистскую Германию мы победим. Но, чтобы победить с меньшей кровью, нужно в ближайшее же время иметь больше вооружения. Очень прошу вас, сделайте все необходимое и дайте поскорее как можно больше пушек. Если для этого потребуется пойти на снижение качества, идите и на это».

Далее Грабин пишет: «То, что в столь тяжелое для страны время Сталин не приказывает, а просит и благодарит за обещание увеличить выпуск пушек, по-человечески очень сильно взволновало». И еще: «Как только заводу станет известно, что сказал мне Сталин, поднимутся все, каждый рабочий...» «Германия, оккупируя страну за страной, наращивала за их счет свои производственные мощности, а значит, вооружение, военный потенциал... Германия и Франция к концу первой мировой войны имели каждая больше чем по тридцать тысяч орудий. Прикинул, сколько еще они могли выпустить с 1918 по 1941 год. Вся эта артиллерия служит теперь гитлеровскому вермахту. Кроме того, трофейное оружие и военная промышленность других оккупированных стран, в частности, такая мощная, как чешская. Гитлеровские союзники тоже кое-что имели... По существу,  против СССР была нацелена вся Западная Европа, а на востоке готовилась к войне Япония».

Вот что шло на нас!

И мы это сокрушили!!

Кстати, в данном случае, как пишет Грабин, количество пушек (без какого-либо снижения качества) было увеличено за счет перестройки производства и внутризаводских резервов, качественных изменений всей работы: высокопроизводительной технологии с обязательным применением скоростного проектирования.

Да, именно так! Не получая от государства ничего сверх положенного!

Неужели у советского русского человека после этого не должно возникнуть чувство гордости за свою державу, за руководителей, за Сталина.

А что говорят некие наши современники, оценивающие Сталина с позиций 80-х – 90-х годов (40–45 лет спустя после войны), лично вовсе не знавшие Сталина?

Судить самим читателям.

Писатель Вяч. Кондратьев («Неделя», № 50, 1988) отрицает вообще всякую роль Сталина в войне, говорит об отсутствии какого-либо авторитета Сталина у воинов; кроме того, утверждает, что «неподготовленность к войне была потрясающая».

Если верить приводимому Вяч. Кондратьевым утверждению «фронтового поэта» Ю.Белаша о том, что «Сталин никаким боком не прикладывался к нашей солдатской войне», то, следовательно, надо не верить Жукову, Рокоссовскому, Василевскому, Штеменко, и многим, многим другим, действительно выдающимся полководцам, которые в своих мемуарах оставили нам многочисленнейшие факты «прикладывания» Сталина – не только «боками» – к войне. Правда, Ю.Белаш говорит: «к солдатской войне». Может, это означает, что у советских полководцев 1941–45 г.г. вместе со Сталиным была «своя» война, а у советских солдат «своя»? Вот до каких дикостей можно докатиться.

Если верить приводимому Вяч. Кондратьевым утверждению, что Сталин не пользовался в войну у воинов никаким авторитетом, то как же понять, что в 1985 году целый Совет ветеранов корпуса (по признанию того же Кондратьева) принял решение возложить цветы на могилу Сталина и только один человек возразил этому решению?

Если верить Вяч. Кондратьеву, что «неподготовленность к войне была потрясающая!», то, следовательно, надо не верить тому же Жукову, выдающемуся авиаконструктору Яковлеву и многим, многим другим непосредственным свидетелям и активным участникам подготовки к войне?

В подобной трактовке причин крайне тяжелой обстановки, громадных потерь в начале войны (лето – осень 1941) Вяч. Кондратьев не одинок. «Просчеты» Сталина – вот, по их усердно внушаемому широким массам мнению, причины наших бед в первые четыре месяца войны, в том числе отступление до Москвы. Сталин в их трактовке – сосредоточение зла, и только зла.

Сам собою напрашивается к этим злохулителям один вопрос, как говорится, «на засыпку»: ваши, далекие от истины, доводы вряд ли кому-нибудь, кроме вас, понятны, но то, что совершенно непонятно – это почему же Советская Армия от Москвы до Берлина дошла? При том же Сталине во главе, при «потрясающей неподготовленности» к войне? Как же подготовили и осуществили катастрофический разгром фашистов под Москвой уже в декабре 1941-го?! Каким образом погнали их и освободили от них всю временно оккупированную ими нашу территорию до открытия союзниками второго фронта в июне 1944-го? Ведь Сталин в это время бессменно был и Верховным Главнокомандующим, и Председателем Правительства, то есть возглавлял и армию, и тыл.

Сталин и на дипломатической арене тоже был первым лицом во всех ключевых переговорах с союзниками (например, Тегеран-1943, Ялта–1945).

Следует напомнить фальсификаторам истории от хрущевских до горбачево-ельцинских «эпох»: сколько времени (дней!) потребовалось отмобилизованной, прекрасно технически оснащенной, опытной гитлеровской армии для взятия Парижа... не говоря об остальных молниеносно оккупированных территориях буржуазных государств Европы!..

В конце концов, не Молотов и не Ворошилов, коммунисты-соратники Сталина, а сам сэр Уинстон Черчилль, многолетний лидер мирового империализма и один из выдающихся деятелей мировой политики 20-го века, ненавидевший коммунизм, СССР и Сталина, гласно признал: «Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелейших испытаний ее возглавил гений и непоколебимый полководец И.В.Сталин».

Известно для Советского Союза, что во время пребывания в тяжелейшее время (в конце 1941–начале 1942 годов) тогдашнего наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова в Англии и США, во всех его переговорах с правительствами этих стран твердо соблюдалась позиция, определенная И.В.Сталиным: сохранение незыблемости наших границ. То есть Сталин не собирался, да и никому не позволил бы – даже в то трагическое время – отдавать ни пяди нашей земли, никому, ни за какие «коврижки». Значит, был непоколебимо уверен в Победе! На реальной основе базировалась эта уверенность.

Без монолитного единства подготовленных к суровым испытаниям современной войны фронта и тыла нельзя, невозможно было стать победителем в самой величайшей из величайших войн на Земле. Экономический потенциал не смог бы удовлетворить потребности фронта и выдержать испытание столь длительной и напряженной войны, если бы не было создано социалистическое народное хозяйство. Именно оно оказалось способным обеспечить превращение потенциальных ресурсов страны в реальные военные факторы. И никто другой, а лично Сталин – в борьбе мнений и при ожесточенном порой сопротивлении, опираясь на понимание и поддержку народа – сумел организовать мобилизацию этих ресурсов и их правильное распределение.

Патриотизм советского народа сформировался не на пустом месте, и вовсе не «внушенный», «внедренный», как доныне брызжут зеленой слюной антисталинисты. Конечно, огромную роль сыграл русский патриотизм. Но главным, всеобщим был  советский патриотизм. Именно в нем гармонически слились национальные традиции всех народов СССР и их общие, коренные жизненные интересы. Ибо он, советский патриотизм, имел в основе не расовые или националистические предрассудки, эгоистические устремления, а органическую преданность и верность Советской Отчизне, высокое чувство братского содружества всех национальностей СССР. А у истоков этого глубинного общественного сознания опять же стоял и опирался на него в своей благотворной для страны и советского народа деятельности Сталин.

Благодаря всему этому и пришел в мае 1945 года МИР, о котором в 1940 году порабощенные фашистами народы Европы могли лишь мечтать. Да и не только Европы!


«Все в мире сущие народы,
Благословите светлый час!
Отгрохотали эти годы,
Что на Земле застигли нас...
...Что будет мир желанный в силе
И нас с детьми переживет. –
Недаром Сталин и Россия
Его надежда и оплот».
       А. Твардовский. 1945.


В заключение этой главы – слово товарищу Сталину:

О нашей победе

«Наша победа означает, прежде всего, что победил наш советский общественный строй, что советский общественный строй с успехом выдержал испытание в огне войны и доказал свою полную жизнеспособность...

Наша победа означает, во-вторых, что победил наш советский государственный строй, что наше многонациональное советское государство выдержало все испытания и доказало свою жизнеспособность...

Наша победа означает, в третьих, что победили советские вооруженные силы, победила наша Красная Армия, что Красная Армия геройски выдержала все невзгоды войны, наголову разбила армии наших врагов и вышла из войны победительницей...

После блестящих побед Красной Армии под Москвой и Сталинградом, под Курском и Белгородом, под Киевом и Кировоградом, под Минском и Бобруйском, под Ленинградом и Таллином, под Яссами и Львовом, на Висле и Немане, на Дунае и Одере, под Веной и Берлином (все эти 18 сражений подробно описаны в военных учебниках, которые начали издавать в 1946–1955 гг. в США и других странах, и усердно доныне изучаются. – А.Г.), после всего этого нельзя не признать, что Красная Армия является первоклассной армией, у которой можно было бы поучиться многому...

Было бы ошибочно думать, что можно добиться такой исторической победы без предварительной подготовки страны к активной обороне. Не менее ошибочно было бы полагать, что такую подготовку можно провести в короткий срок, в течение каких-либо трех-четырех лет. Еще более ошибочно было бы утверждать, что мы добились победы благодаря лишь храбрости наших войск... Чтобы принять удар такого врага, дать ему отпор, а потом нанести ему полное поражение, для этого необходимо было иметь, кроме храбрости наших войск, вполне современное вооружение, и притом в достаточном количестве, и хорошо поставленное снабжение – тоже в достаточных размерах...

Можно ли утверждать, что перед вступлением во вторую мировую войну наша страна уже располагала минимально-необходимыми материальными возможностями, потребными для того, чтобы удовлетворить эти нужды? Я думаю, что можно утверждать... (Далее следуют фактические данные. – А.Г.)... На превращение нашей страны из аграрной в индустриальную понадобилось всего около 13 лет (Сталин справедливо исключает годы восстановления разрушенной промышленности и залечивания ран после 1-й мировой и гражданской войн. - А.Г.)... Нельзя не признать, что 13-летний срок является невероятно коротким сроком для осуществления такого грандиозного дела...»

«При помощи какой политики, – спрашивает в этой речи Сталин, – удалось Коммунистической партии обеспечить эти материальные возможности в такой короткий срок?» И отвечает:

«Прежде всего, при помощи советской политики индустриализации страны (далее этот тезис аргументировано подтверждается. – А.Г.).

Во-вторых, при помощи политики коллективизации сельского хозяйства» (и этот тезис аргументировано подтверждается. – А.Г.).

«Нельзя сказать, – замечает далее Сталин, – чтобы политика партии не встречала противодействия. Не только отсталые люди, но и многие видные деятели партии систематически тянули партию назад и старались всяческими способами стащить ее на «обычный» капиталистический путь развития... Заслуга партии состоит в том, что она не приспосабливалась к отсталым, не боялась идти против течения и все время сохраняла за собой позицию ведущей силы... Сумела ли Коммунистическая партия правильно использовать созданные таким образом материальные возможности для того, чтобы развернуть военное производство и снабжать Красную Армию необходимым вооружением? Я думаю, что она сумела это сделать, и при этом сумела с наибольшим успехом... Ваше дело судить, насколько правильно работала... партия». (Сталин И.В. Речь на предвыборном собрании избирателей. 1946).

Надо ли объяснять, что все сказанное Сталиным в адрес партии в полной мере относится и к самому Сталину.


И.В.СТАЛИН
выступление по радио 3 июля 1941 года

Товарищи! Граждане!

Братья и сестры!

Бойцы нашей армии и флота!

К вам обращаюсь я, друзья мои!

Вероломное военное нападение гитлеровской Германии на нашу родину, начатое 22 июня, – продолжается. Несмотря на героическое сопротивление Красной Армии, несмотря на то, что лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себе могилу на полях сражения, враг продолжает лезть вперед, бросая на фронт новые силы. Гитлеровским войскам удалось захватить Литву, значительную часть Латвии, западную часть Белоруссии, часть Западной Украины. Фашистская авиация расширяет районы действия своих бомбардировщиков, подвергая бомбардировкам Мурманск, Оршу, Могилев, Смоленск, Киев, Одессу, Севастополь. Над нашей родиной нависла серьезная опасность.

Как могло случиться, что наша славная Красная Армия сдала фашистским войскам ряд наших городов и районов? Неужели немецко-фашистские войска в самом деле являются непобедимыми войсками, как об этом трубят неустанно фашистские хвастливые пропагандисты?

Конечно, нет! История показывает, что непобедимых армий нет и не бывало. Армию Наполеона считали непобедимой, но она была разбита попеременно русскими, английскими, немецкими войсками. Немецкую армию Вильгельма в период первой империалистической войны тоже считали непобедимой армией, но она несколько раз терпела поражения от русских и англо-французских войск и, наконец, была разбита англо-французскими войсками. То же самое нужно сказать о нынешней немецко-фашистской армии Гитлера. Эта армия не встречала еще серьезного сопротивления на континенте Европы. Только на нашей территории встретила она серьезное сопротивление. И если в результате этого сопротивления лучшие дивизии немецко-фашистской армии оказались разбитыми нашей Красной Армией, то это значит, что гитлеровская фашистская армия так же может быть разбита и будет разбита, как были разбиты армии Наполеона и Вильгельма.

Что касается того, что часть нашей территории оказалась все же захваченной немецко-фашистскими войсками, то это объясняется главным образом тем, что война фашистской Германии против СССР началась при выгодных условиях для немецких войск и невыгодных для советских войск. Дело в том, что войска Германии, как страны, ведущей войну, были уже целиком отмобилизованы, и 170 дивизий, брошенных Германией против СССР и продвинутых к границам СССР, находились в состоянии полной готовности, ожидая лишь сигнала для выступления, тогда как советским войскам нужно было еще отмобилизоваться и придвинуться к границам. Немалое значение имело здесь и то обстоятельство, что фашистская Германия неожиданно и вероломно нарушила пакт о ненападении, заключенный в 1939 г. между ней и СССР, не считаясь с тем, что она будет признана всем миром стороной нападающей. Понятно, что наша миролюбивая страна, не желая брать на себя инициативу нарушения пакта, не могла стать на путь вероломства.

Могут спросить: как могло случиться, что Советское Правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Советского Правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли Советское Правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном непременном условии – если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом.

Что выиграли мы, заключив с Германией пакт о ненападении? Мы обеспечили нашей стране мир в течение полутора годов и возможность подготовки своих сил для отпора, если фашистская Германия рискнула бы напасть на нашу страну вопреки пакту. Это определенный выигрыш для нас и проигрыш для фашистской Германии.

Что выиграла и что проиграла фашистская Германия, вероломно разорвав пакт и совершив нападение на СССР? Она добилась этим некоторого выигрышного положения для своих войск в течение короткого срока, но она проиграла политически, разоблачив себя в глазах всего мира, как кровавого агрессора. Не может быть сомнения, что этот непродолжительный военный выигрыш для Германии является лишь эпизодом, а громадный политический выигрыш для СССР является серьезным и длительным фактором, на основе которого должны развернуться решительные военные успехи Красной Армии в войне с фашистской Германией.

Вот почему вся наша доблестная армия, весь наш доблестный военно-морской флот, все наши летчики-соколы, все народы нашей страны, все лучшие люди Европы, Америки и Азии, наконец, все лучшие люди Германии – клеймят вероломные действия германских фашистов и сочувственно относятся к Советскому Правительству, одобряют поведение Советского Правительства и видят, что наше дело правое, что враг будет разбит, что мы должны победить.

В силу навязанной нам войны наша страна вступила в смертельную схватку со своим злейшим и коварным врагом – германским фашизмом. Наши войска героически сражаются с врагом, вооруженным до зубов танками и авиацией. Красная Армия и Красный Флот, преодолевая многочисленные трудности, самоотверженно бьются за каждую пядь Советской земли. В бой вступают главные силы Красной Армии, вооруженные тысячами танков и самолетов. Храбрость воинов Красной Армии – беспримерна. Наш отпор врагу крепнет и растет. Вместе с Красной Армией на защиту Родины подымается весь советский народ.

Что требуется для того, чтобы ликвидировать опасность, нависшую над нашей Родиной, и какие меры нужно принять для того, чтобы разгромить врага?

Прежде всего необходимо, чтобы наши люди, советские люди поняли всю глубину опасности, которая угрожает нашей стране, и отрешились от благодушия, от беспечности, от настроений мирного строительства, вполне понятных в довоенное время, но пагубных в настоящее время, когда война коренным образом изменила положение. Враг жесток и неумолим. Он ставит своей целью захват наших земель, политых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом. Он ставит своей целью восстановление власти помещиков, восстановление царизма, разрушение национальной культуры и национальной государственности русских, украинцев, белоруссов, литовцев, латышей, эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербайджанцев и других свободных народов Советского Союза, их онемечение, их превращение в рабов немецких князей и баронов. Дело идет, таким образом, о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том – быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение. Нужно, чтобы советские люди поняли это и перестали быть беззаботными, чтобы они мобилизовали себя и перестроили всю свою работу на новый, военный лад, не знающий пощады врагу.

Необходимо далее, чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникерам и дезертирам, чтобы наши люди не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на нашу отечественную освободительную войну против фашистских поработителей. Великий Ленин, создавший наше Государство, говорил, что основным качеством советских людей должно быть храбрость, отвага, незнание страха в борьбе, готовность биться вместе с народом против врагов нашей родины. Необходимо, чтобы это великолепное качество большевика стало достоянием миллионов и миллионов Красной Армии, нашего Красного флота  и всех народов Советского Союза.

Мы должны немедленно перестроить всю нашу работу на военный лад, все подчинив интересам фронта и задачам организации разгрома врага. Народы Советского Союза видят теперь, что германский фашизм неукротим в своей бешеной злобе и ненависти к нашей Родине, обеспечившей всем трудящимся свободный труд и благосостояние. Народы Советского Союза должны подняться на защиту своих прав, своей земли против врага.

Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советского Союза должны отстаивать каждую пядь советской земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные нашему народу.

Мы должны организовать всестороннюю помощь Красной Армии, обеспечить усиленное пополнение ее рядов, обеспечить ее снабжение всем необходимым, организовать быстрое продвижение транспортов с войсками и военными грузами, широкую помощь раненым.

Мы должны укрепить тыл Красной Армии, подчинить интересам этого дела всю свою работу, обеспечить усиленную работу всех предприятий, производить больше винтовок, пулеметов, орудий, патронов, снарядов, самолетов, организовать охрану заводов, электростанций, телефонной и телеграфной связи, наладить местную противовоздушную оборону.

Мы должны организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, оказывая во всем этом быстрое содействие нашим истребительным батальонам. Нужно иметь в виду, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов. Нужно учитывать все это и не поддаваться на провокации. Нужно немедленно предавать суду Военного Трибунала всех тех, кто своим паникерством и трусостью мешают делу обороны, невзирая на лица.

При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни единого вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки  его в тыловые районы, все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться.

В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.

Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной. Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против немецко-фашистских войск. Целью этой всенародной отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. В этой освободительной войне мы не будем одинокими. В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в том числе в лице германского народа, порабощенного гитлеровскими заправилами. Наша война за свободу нашего отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. Это будет единый фронт народов, стоящих за свободу против порабощения и угрозы порабощения со стороны фашистских армий Гитлера. В этой связи историческое выступление премьера Великобритании г.Черчилля о помощи Советскому Союзу и декларация правительства США о готовности оказать помощь нашей стране, которые могут вызвать лишь чувство благодарности в сердцах народов Советского Союза, – являются вполне понятными и показательными.

Товарищи! Наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Красной Армией поднимаются многие тысячи рабочих, колхозников, интеллигенции на войну с напавшим врагом. Поднимутся миллионные массы нашего народа. Трудящиеся Москвы и Ленинграда уже приступили к созданию многотысячного народного ополчения на поддержку Красной Армии. В каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое народное ополчение, поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь, свою родину – в нашей отечественной войне с германским фашизмом.

В целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР, для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу родину, – создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого теперь сосредоточена вся полнота власти в государстве. Государственный Комитет Обороны приступил к своей работе и призывает весь народ сплотиться вокруг партии Ленина – Сталина, вокруг Советского Правительства для самоотверженной поддержки Красной Армии и Красного Флота, для разгрома врага, для победы.

Все наши силы  – на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота!

Все силы народа – на разгром врага!

Вперед, за нашу победу!



Речь И.В.Сталина на параде Красной Армии

7 ноября 1941 года на Красной площади в Москве

Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентного труда, братья и сестры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!

От имени Советского Правительства и нашей большевистской партии приветствую вас и поздравляю с 24-ой годовщиной Великой Октябрьской Социалистической Революции.

Товарищи! В тяжелых условиях приходится праздновать сегодня 24-ю годовщину Октябрьской революции. Вероломное нападение немецких разбойников и навязанная нам война создали угрозу для нашей страны. Мы потеряли временно ряд областей, враг очутился у ворот Ленинграда и Москвы. Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался. Несмотря на временные неуспехи, наша армия и наш флот геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося ему тяжелый урон, а наша страна, – вся наша страна, – организовалась в единый боевой лагерь, чтобы вместе с нашей армией и нашим флотом осуществить разгром немецких захватчиков.

Бывали дни, когда наша страна находилась в еще более тяжелом положении. Вспомните 1918 год, когда мы праздновали первую годовщину Октябрьской революции. Три четверти нашей страны находились тогда в руках иностранных интервентов. Украина, Кавказ, Средняя Азия, Урал, Сибирь, Дальний Восток были временно потеряны нами. У нас не было союзников, у нас не было Красной Армии, – мы ее только начали создавать, – не хватало хлеба, не хватало вооружения, не хватало обмундирования. 14 государств наседали тогда на нашу страну. Но мы не унывали, не падали духом. В огне войны организовали тогда мы Красную Армию и превратили нашу страну в военный лагерь. Дух великого Ленина вдохновлял нас тогда на войну против интервентов. И что же? Мы разбили интервентов, вернули все потерянные территории и добились победы.

Теперь положение нашей страны куда лучше, чем 23 года назад. Наша страна во много раз богаче теперь и промышленностью, и продовольствием, и сырьем, чем 23 года назад. У нас есть теперь союзники, держащие вместе с нами единый фронт против немецких захватчиков. Мы имеем теперь сочувствие и поддержку всех народов Европы, попавших под иго гитлеровской тирании. Мы имеем теперь замечательную армию и замечательный флот, грудью отстаивающие свободу и независимость нашей родины. У нас нет серьезной нехватки ни в продовольствии, ни в вооружении, ни в обмундировании. Вся наша страна, все народы нашей страны подпирают нашу армию, наш флот, помогая им разбить захватнические орды немецких фашистов. Наши людские резервы неисчерпаемы. Дух великого Ленина и его победоносное знамя вдохновляют нас теперь на отечественную войну так же, как 23 года назад.

Разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны победить немецких захватчиков?

Враг не так силен, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики. Не так страшен черт, как его малюют. Кто может отрицать, что наша Красная Армия не раз обращала в паническое бегство хваленые немецкие войска? Если судить не по хвастливым заявлениям немецких пропагандистов, а по действительному положению Германии, нетрудно будет понять, что немецко-фашистские захватчики стоят перед катастрофой. В Германии теперь царят голод и обнищание, за 4 месяца войны Германия потеряла 4 с половиной миллиона солдат, Германия истекает кровью, ее людские резервы иссякают, дух возмущения овладевает не только народами Европы, подпавшими под иго немецких захватчиков, но и самим германским народом, который не видит конца войны. Немецкие захватчики напрягают последние силы. Нет сомнения, что Германия не может выдержать долго такого напряжения. Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть годик, – и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений.

Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки!

На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!

За полный разгром немецких захватчиков!

Смерть немецким оккупантам!

Да здравствует наша славная родина, ее свобода, ее независимость!

Под знаменем Ленина – вперед к победе!



Приказ народного комиссара обороны
Союза ССР № 227

28 июля 1942 года, г. Москва

Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения, и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять, что наши средства небезграничны. Территория Советского государства – это не пустыня, а люди – рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, – это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и  богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступления, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев – это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование – ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо как с предателями Родины.

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот приказ – значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель – покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3–5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров, полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны И.Сталин.



Обращение тов. И.В.Сталина к народу

9 мая 1945 года

Товарищи! Соотечественники и соотечественницы!

Наступил великий день победы над Германией. Фашистская Германия, поставленная на колени Красной Армией и войсками наших союзников, признала себя побежденной и объявила безоговорочную капитуляцию.

7 мая был подписан в городе Реймсе предварительный протокол капитуляции. 8 мая представители немецкого главнокомандования в присутствии представителей Верховного Командования союзных войск и Верховного Главнокомандования советских войск подписали в Берлине окончательный акт капитуляции, исполнение которого началось с 24 часов 8 мая.

Зная волчью повадку немецких заправил, считающих договора и соглашения пустой бумажкой, мы не имеем основания верить им на слово. Однако сегодня с утра немецкие войска во исполнение акта капитуляции стали в массовом порядке складывать оружие и сдаваться в плен нашим войскам. Это уже не пустая бумажка. Это – действительная капитуляция вооруженных сил Германии. Правда, одна группа немецких войск в районе Чехословакии все еще уклоняется от капитуляции. Но я надеюсь, что Красной Армии удастся привести ее в чувство.

Теперь мы можем с полным основанием заявить, что наступил исторический день окончательного разгрома Германии, день великой победы нашего народа над германским империализмом.

Великие жертвы, принесенные нами во имя свободы и независимости нашей Родины, неисчислимые лишения и страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, напряженный труд в тылу и на фронте, отданный на алтарь Отечества, – не прошли даром и увенчались полной победой над врагом. Вековая борьба славянских народов за свое существование и свою независимость окончилась победой  над  немецкими  захватчиками и немецкой тиранией.

Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами.

Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачи входит расчленение  Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики и других областей. Он прямо заявил: «Мы уничтожим Россию, чтобы она больше никогда не смогла подняться». Это было три года назад. Но сумасбродным идеям Гитлера не суждено было сбыться, ход войны развеял их в прах. На деле получилось нечто прямо противоположное тому, о чем бредили гитлеровцы. Германия разбита наголову. Германские войска капитулируют. Советский Союз торжествует победу, хотя он и не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию.

Товарищи! Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой. Период войны в Европе кончился. Начался период мирного развития.

С победой вас, мои дорогие соотечественники и соотечественницы!

Слава нашей героической Красной Армии, отстоявшей независимость нашей Родины и завоевавшей победу над врагом!

Слава нашему великому народу, народу-победителю!

Вечная слава героям, павшим в боях с врагом и отдавшим свою жизнь за свободу и счастье нашего народа!




2. Вот оно что: А.Н.Яковлев пересказал все то, что заявляют на Западе – на том самом Западе, который вскормил, вспоил Гитлера и направил его на СССР.

ВАЖНЫЕ КНИГИ

  Б.Г.Соловьев, В.В.Суходеев.
«ПОЛКОВОДЕЦ СТАЛИН»
Как фальсифицируется предыстория войны
Масштаб и объем работы Сталина
Полководческая деятельность Сталина
Цена достигнутой Победы
Великий политик и государственный деятель
Сталин в оценке современников
ОТ АВТОРОВ
БИБЛИОГРАФИЯ
  П.Краснов «МИФ О РЕПРЕССИЯХ»
МИФ О СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЯХ (ЧАСТЬ 1)
МИФ о СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЯХ (ЧАСТЬ 2)
МИФ О СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЯХ (ЧАСТЬ 3)
Хотите знать правду о том, кто и за что был осужден в 30-х годах?
Читайте главы из вышедшей в 1998 году книги Героя Советского Союза генерал-майора Михаила Степановича Докучаева, посвященные "московским процессам".
Глава Х. Борьба с внешней контрреволюцией
Глава ХI. Троцкий - заговорщик, агент империализма
Глава ХII. Убийца Г. Ягода
Глава ХIII. Убийство С.М. Кирова
Глава ХIV. Смутное время
Глава ХV. Московские процессы
Глава ХVI. Процесс военачальников
Глава ХVII. Третий процесс, или финал
  А.Н.Голенков «СТАЛИН БЕЗ НАВЕТОВ»
Ленин и Сталин
Преемник
Из отставших в передовые
Наше дело правое, мы победили
От разрухи к могуществу
Неподсуден
Послесловие
  С.Миронин
«Разоблачая антисталинские мифы»
Сталинский порядок
Миф о «Голодоморе»
Миф о «Большом терроре»
Миф о «Геноциде переселенных народов»
Миф о «Ленинградском деле»
Миф о сталинском антисемитизме
Миф о «паранойе» Сталина
Миф о разгроме генетики
Заключение
Использованная литература
Примечания
  С.Миронин «ТАЙНЫ ГОЛОДА 30-х»
Тайны голода 30-х
Сколько погибло людей во время голода
Что на самом деле произошло в 1932 году
Версии о причинах голода
Продолжаем изучать причины голода
Кто виновен в голоде 30-х?
ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
  А.Мартиросян «200 мифов о Сталине»
Сталин и Великая Отечественная война
Сталин и репрессии 1920-х—1930-х годов
Сталин: биография вождя
Сталин и достижения СССР
Сталин после войны. 1945—1953 годы
© 2017 Проект "Правда о Сталине", all rights reserved
О проекте,Пользовательское соглашение,Ссылки, О разработке сайта, Обратная связь,Объявления
Сталин-Главная,Личность Сталина,Правда о репрессиях,Коллективизация, Экономический подъем,Вторая мировая,Сталин и церковь,Разоблачение лжи,Библиотека

Сайт построен на базе системы управления контентом разработанной: ООО «Кибер Технологии». Яндекс.Метрика