«Реабилитаторы» реабилитировали даже фашистских генералов

Сегодня становится все более очевидно: процесс «реабилитации жертв сталинских репрессий», начатый Хрущевым и триумфально продолженный горбачевыми и яковлевыми, не только не имеет никакого отношения к восстановлению справедливости, но и незаконен с юридической точки зрения. Он был вызван чисто политическими причинами и использовался врагами нашей Родины для разрушения советского государства.

Александр Улитвинов

Однако никакая ложь не может жить вечно. Пройдет время, и «реабилитированные» враги народа неизбежно окажутся на позорной свалке истории, где им и положено находиться.

Восточный фронт – головная боль. Гитлер и его генералы в октябре 1941-го: слева направо – фельдмаршал Вильгельм Кейтель, генерал-полковник Франц Гальдер, фельдмаршал Вальтер фон Браухич

Восточный фронт – головная боль. Гитлер и его генералы в октябре 1941-го: слева направо – фельдмаршал Вильгельм Кейтель, генерал-полковник Франц Гальдер, фельдмаршал Вальтер фон Браухич

В поэме «Полюс», написанной поэтом Борисом Ручьевым в колымском лагере, есть такие строчки:

Ни при чем здесь я, скажу по чести,
человек, душевный и простой,
но терплю, живу с волками вместе
крепко спутан волчьей клеветой …

Отмена незаконной хрущевско-яковлевской «реабилитации» явится актом справедливости и по отношению к тем немногим, кто действительно пострадал безвинно — они будут, наконец, избавлены от сомнительной чести находиться в одной компании с предателями и уголовниками.

Своеобразной «первой ласточкой» грядущей массовой «дереабилитации» врагов народа является решение Главной военной прокуратуры РФ от 28 июня 2001 г., отменившее реабилитацию Гельмута фон Панвица. Приведенная ниже статья опубликована в «Независимом военном обозрении» №46(268) от 14 декабря 2001 года.

Александр Улитвинов

 

РАДИ ДРУГА ГЕЛЬМУТАВ России и поныне справедливость приносится в жертву «политической целесообразности»

ПОДОПЛЕКА

Командир 15-го кавалерийского корпуса войск СС генерал-лейтенант фон Панвиц был казнен по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР в 1947 г. Но спустя почти полвека, в 1996 г., его реабилитировали. А еще через 5 лет Главная военная прокуратура признала собственное решение, вынесенное в экстраординарном порядке, неправомерным и отменила его.

ВИНОВЕН — НЕВИНОВЕН

Начнем с документов. Первый из них — стенограмма заседания Военной коллегии Верховного суда СССР, проходившего в Москве 15-16 января 1947 г. Вот некоторые выдержки из нее:

«Предварительным и судебным следствием установлено:

…6. Фон Панвиц Гельмут в 1941 году, являясь командиром головного ударного отряда 45-й немецкой пехотной дивизии, принимал участие в вероломном нападении гитлеровской Германии на Советский Союз в районе Брест-Литовска. Будучи инспектором кавалерии при главном командовании сухопутных войск, Панвиц активно содействовал проведению немецко-фашистскими солдатами расправ и насилий над советскими жителями на территории Советского Союза, временно оккупированной немцами…»

Однако следующий документ — справка о реабилитации из Главной военной прокуратуры от 23 апреля 1996 г. вроде бы свидетельствует об ином:

«Фон Панвиц Гельмут Вильгельмович, 1898 года рождения, арестованный 9 мая 1945 г., осужденный 16 января 1947 г. Военной коллегией Верховного суда СССР на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. к смертной казни через повешение, в соответствии с п. «а» ст. 3 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» реабилитирован.

Помощник Главного военного прокурора В.М. Крук».

Но почему немецкому генералу, одному из тех, кто принес войну на российскую землю, а вместе с ней смерть, горе и страдания миллионам наших соотечественников, военачальнику весьма высокого ранга, командовавшему дивизией и корпусом, которые формировались из коллаборационистов (а попросту говоря — изменников Родины), вдруг отпускаются все грехи? И делает это не какая-нибудь общественная правозащитная организация, проповедующая христианское всепрощение, а сама Главная военная прокуратура, — вылитая богиня возмездия Немезида, беспощадная к проворовавшимся отечественным прапорщикам (а иногда и генералам)!

ФОН БАТЬКА

Кто же он такой, этот гитлеровский генерал, оказавшийся «жертвой политических репрессий»? И что представляло из себя его воинство?

Гельмут Вильгельм (или Вильгельмович, как он решил именоваться после назначения командиром русской дивизии) фон Панвиц родился в деревне Боценовиц в Силезии в семье немецкого помещика в 1898 г. Его жизненный путь абсолютно типичен для нацистских вояк высшего ранга. В 11 лет отдан в кадетский корпус в Вальдштадте и по окончании в чине юнкера направлен на Западный фронт в 1-й уланский полк. С 1916 г., став лейтенантом, сражался с русскими на Восточном фронте в Карпатах.

После поражения Германии в 1918 г. отправлен, как и многие другие кайзеровские офицеры, в отставку. С 1920 г. по 1933 г. пребывал не у дел, а в 1934-м снова оказался в армии в чине ротмистра. В 1939 г. участвовал в Польской кампании, командуя разведывательным кавалерийским отрядом пехотной дивизии, в 1940-м воевал во Франции.

А теперь обратимся к протоколам допросов фон Панвица, проводившимся следователями Министерства госбезопасности в 1946-1947 гг.

«… — В совершении каких преступлений и преступных действий вы признали себя виновным?

…- Продвигаясь от Брест-Литовска до Курска, подчиненный мне ударный и другие отряды 45-й пехотной дивизии уничтожили ряд сел и деревень, разрушали советские города, убили большое число советских граждан и так же грабили мирных советских людей…

…Должен признать, что, участвуя в инспектировании, а позднее в формировании воинских частей, состоящих из военнопленных Красной Армии, и руководя ими в боях против СССР и Югославии, я совершил действие, которое, согласно международным правилам и обычаям войны рассматривается как преступление. За это преступление я готов нести ответственность…

Я признаю себя ответственным за то, что начиная с осени 1943 года я руководил боями подчиненной мне дивизии против югославских партизан, допускал в зоне действия дивизии расправы казаков с мирным населением… выполнял преступные приказы гитлеровского верховного командования и циркуляр СС обергруппенфюрера (так в тексте. — А.У.) Бах-Зелевски (один из военачальников войск СС. — А.У.), в которых излагались меры по борьбе с партизанами и по расправе с мирным населением…

— Вы являлись командиром 15-го казачьего корпуса, участвовавшего в боях в период Второй мировой войны на стороне германских войск. Когда германское командование начало формировать казачьи соединения из числа военнопленных?

— …В апреле 1943 года я получил приказ начальника штаба сухопутных войск германской армии — генерала пехоты Цейслера (правильно Цейтцлера. — А.У.) сформировать из различных воинских подразделений, состоявших из бывших военнослужащих Красной Армии, так называемую первую казачью дивизию…

…Возглавляемая мною дивизия закончила формирование в конце сентября 1943 года и выехала из Польши в Югославию, где принимала участие в боях против маршала Тито.

В декабре 1944 года я получил приказание от рейхсфюрера СС Гиммлера на основе 1-й дивизии сформировать казачий корпус (включенный в запасную армию войск СС. — А.У.). Формирование корпуса в основном я закончил в феврале 1945 года…

— Перечислите случаи, когда по вашему приказу казаки учиняли акты грабежа, насилий и других преступлений против человечества в Югославии.

— Из многочисленных преступлений, совершенных подчиненными мне казаками в Югославии, мне припоминаются следующие факты.

Зимой 1943-1944 годов в районе Сунья-Загреб по моему приказу было повешено 15 человек заложников из числа югославских жителей…

…В конце 1943 года в районе Фрушка-Гора казаки 1-го кавалерийского полка повесили в деревне 5 или 6 (точно не помню) крестьян.

Казаки 3-го, 4-го и 6-го кавалерийских полков в этом же районе учинили массовое изнасилование югославских женщин.

В декабре 1943 года подобные же экзекуции и изнасилования были в районе города Брод (Босния).

В мае 1944 года в Хорватии, в районе южнее города Загреб, казаки 1-го полка сожгли одну деревню…

…Я также вспоминаю, что в декабре 1944 года казаки 5-го кавалерийского полка под командованием полковника Кононова во время операции против партизан в районе реки Драва, недалеко от гор. Вировитица, учинили массовое убийство населения и изнасилование женщин…»

Наверное, достаточно. Если бы воинство Панвица, вместе со своим доблестным атаманом в мае 1945 г. сдавшееся в плен англичанам, не было передано британским командованием советской стороне, вероятно, его выдачи добивалось бы правительство Югославии для совершения правосудия. И, несомненно, если не в Москве, так в Белграде генерал получил бы свой смертный приговор.

ТАКАЯ ВОТ «ЖЕРТВА»

А теперь обратимся к документам 1996 г. Как явствует из заключения, представленного на утверждение помощником главного военного прокурора полковником юстиции Виктором Круком заместителю главного военного прокурора генерал-лейтенанту юстиции Владимиру Смирнову 22 апреля 1996 г., в храме армейской законности пересмотром дела протеже рейхсфюрера СС занялись потому, что с просьбой о реабилитации ее деда обратилась внучка фон Панвица Ванесса фон Бассевиц.

Как видно из подписанной Круком справки, основанием для реабилитации фон Панвица послужил пункт «а» статьи 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г. («Подлежат реабилитации лица, которые по политическим мотивам были: а) осуждены за государственные и иные преступления».)

Все вроде бы верно, комар носа не подточит. Но только в том случае, если опираться на эту, отдельно взятую, произвольно выбранную статью закона. Ибо статья 4 того же правового акта утверждает:

«Не подлежат реабилитации лица, перечисленные в ст. 3 настоящего Закона, обоснованно осужденные судами, а также подвергнутые наказаниям по решению несудебных органов, в делах которых имеются достаточные доказательства по обвинению в совершении следующих преступлений:

б) совершение насильственных действий в отношении гражданского населения и военнопленных, а также пособничество изменникам Родины и фашистским оккупантам в совершении таких действий во время Великой Отечественной войны;

г) военные преступления и преступления против правосудия».

Несмотря на то что в приведенных выше протоколах допросов содержится более чем достаточно материала в духе пунктов «б» и «г» статьи четвертой закона от 18 октября 1991 г., в реабилитационном заключении по делу Панвица автор его, полковник юстиции Крук, окончательный вывод сформулировал в такой редакции: «…установлено, что генерал-лейтенант фон Панвиц в период Великой Отечественной войны являлся гражданином Германии, военнослужащим немецкой армии и выполнял свои воинские обязанности. Данных о том, что фон Панвиц или подчиненные ему части допускали зверства и насилия в отношении мирного советского населения и пленных красноармейцев, в деле не имеется».

По меньшей мере странное толкование статей закона и применение их к конкретным обстоятельствам. Тогда почему бы не одеть во власяницу жертв политических репрессий и других нацистских военных преступников? Ведь если следовать логике полковника юстиции, то, наверное, подлежат реабилитации и приговоренные к повешению Нюрнбергским трибуналом в 1946 г. — скажем, начальник штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, начальник Главного управления имперской безопасности обергруппенфюрер СС Эрнст Кальтенбруннер…

Политические-то мотивы в их уголовных делах, несомненно, налицо. Они также боролись с большевизмом в меру сил и способностей, являлись гражданами Германии и выполняли свои обязанности, определенные штатным расписанием, и распоряжения фюрера, по немецкому законодательству времен Третьего рейха обязательные к исполнению всеми гражданами Германии. Эти люди, как и Панвиц, никого собственноручно не убили, не пытали и не ограбили… Они «всего лишь» выполняли и отдавали бесчеловечные, изуверские приказы. И в этом их главная вина.

Кстати, патрон и друг «казачьего» генерала Генрих Гиммлер, избежавший Нюрнберга лишь потому, что покончил жизнь самоубийством, виновник гибели миллионов ни в чем не повинных людей, тоже ведь никого собственноручно не замучил.

«ОТПУЩЕНИЕ ГРЕХОВ» ОТМЕНЯЕТСЯ

После публикации в одном из российских СМИ в ГВП вернулись к делу Панвица и с санкции главного военного прокурора отменили решение пятилетней давности. Начальник Управления реабилитации жертв политических репрессий генерал-майор юстиции Валерий Кондратов сообщил, что заключение от 22 апреля 1996 г. о реабилитации фон Панвица как необоснованное отменено и 28 июня 2001 г. вынесено заключение, в котором сделан вывод, «что фон Панвиц за совершенные преступные деяния осужден обоснованно, оснований для принесения протеста не усматривается и реабилитации он не подлежит. Одновременно признано, что справка о реабилитации фон Панвица Гельмута юридической силы не имеет, о чем письменно уведомлены заинтересованные лица, а также соответствующие государственные учреждения ФРГ».

Решение, безусловно, справедливое и, что отрадно, принятое без волокиты. Генерал-майор юстиции Кондратов раскрыл кое-какие интригующие подробности, как принималось решение в отношении Панвица пять лет назад. Оказывается, вопреки сложившейся многолетней практике тогдашнее руководство ГВП поручило изучить дело и подготовить заключение лично помощнику главного военного прокурора Круку, в обход Управления по реабилитации. Без юридической экспертизы последнего документ был представлен на утверждение генерал-лейтенанту юстиции Смирнову, фактически миновав компетентных специалистов.

— Если бы дело фон Панвица рассматривалось у нас, ошибки бы, думаю, не случилось, — подчеркнул Валерий Константинович. — Ведь наши юристы при определении степени виновности того или иного лица учитывают всю совокупность обстоятельств, а не отдельные формальные основания…

ПОЧЕМУ?
Так кому и зачем понадобилось реабилитировать Панвица? Это ведь самое интересное в его деле, которое после пересмотра лукавого решения о реабилитации можно считать уже закрытым. Что за тайные пружины привели в действие юридическую процедуру? Каковы, наконец, мотивы, побудившие помощника главного военного прокурора заняться казуистическими фокусами, о которых мы рассказали?

Вспомним, что реабилитация гитлеровского генерал-лейтенанта совпадает по времени с визитом Ельцина в Германию. Борис Николаевич в ту пору мнит Россию союзником ФРГ и щедро демонстрирует сердечное расположение к канцлеру Колю. Для подтверждения этой дружбы требуются, конечно, доказательства, какие-то конкретные шаги. Реабилитация фон Панвица и стала одним из таких демонстративных жестов (рассчитанным на немецкую аудиторию, но скрытым от соотечественников), с помощью которых «друг Борис» мостил дорожку к сердцу «друга Гельмута». Это не моя догадка, такое объяснение странного совпадения дал мне весьма осведомленный сотрудник Службы внешней разведки РФ…

Видимо, Ельцина и его свиту не смущала двусмысленность реверанса с объявлением нацистского генерала, любимчика рейхсфюрера СС, «жертвой политических репрессий». Есть свидетельство, что вслед за Панвицем собирались реабилитировать и группенфюрера СС Ганса Раттенхубера, начальника личной охраны Гитлера, окончившего свои дни в советской тюрьме, но по каким-то причинам эта затея сорвалась…

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии