Как Сталин просил прощения у русского народа

Как Сталин просил прощения у русского народа
Депутат Госдумы Владимир Мединский, профессор МГИМО написал новую книгу «Война». Это первый том из серии Мединского «Мифы СССР». Как пишет Мединский, он торопился с книгой, «гнал, как только мог»…
Как пишет Мединский, он торопился с книгой, «гнал, как только мог», потому что в год 70-летия, в 2011-ом, «черные мифы о войне будут снова выплеснуты нам на головы». И автор хотел упредить, развенчать мифы о Великой Отечественной, которые возникли и укореняются в мире в последнее время.
Публикуем отрывки из книги «Война»…

КАК РАССКАЗЫВАЛИ МИРУ О ВОЙНЕ?

За рубежом основным источником сведений о Великой Отечественной стали мемуары… нацистских генералов. Нацисты орудовали пером вовсю, причем красиво и профессионально. Вот и кочуют до сих пор по страницам публицистики генерал Мороз, полковничиха Распутица, маниак-Комиссар, стреляющий в спину своим солдатам, и другие странные персонажи.

До 1967 года ЦРУ (да-да, Центральное разведывательное управление) выпустило 1000 книг. Каких — никто не знает. Где, в каких странах они выходили? О чем в них писалось? Издательская деятельность американской разведки была засекречена, как и все остальное. Но известно, что в связи с немецким генералитетом у американской разведки тянулись чуть ли не с подготовки покушения на Гитлера в 1944 году. после войны американские спецслужбы могли генералов просто использовать, в том числе и заставляя писать мемуары. Мемуары гитлеровских военачальников, акценты в которых расставлены по всем правилам психологической войны, аккуратно переводились на разные языки и активно издавались.

Окончательных выводов я не делаю, нужно дождаться, когда всплывет список 1000 книг ЦРУ. Но концепции гитлеровских генералов живут до сих пор. И зачастую, увы, побеждают.

ОШИБКИ СТАЛИНА В ИЗЛОЖЕНИИ ГЕНСЕКОВ

Хрущев принципиально ничего в сталинской трактовке войны не изменил. Разве что назвал другую цифру потерь: не 7 миллионов, а 14, а потом — и вовсе 20. В остальном же он только дополнил историю войны своей идефикс: во всем и всегда виноват Сталин.

Война началась внезапно? Так это Сталин не хотел слушать ни данных разведки, ни умных советов. Красная Армия летом 1941-го была разбита? А это Сталин лично принимал ошибочные решения.

Армия несла колоссальные потери? Так Сталин не берег жизни солдат. Истребил когорту гениальных полководцев: Якира, Тухачевского, Блюхера и прочих. Вот если они командовали — ни потерь не было бы, ни отступления. К тому же он по-прежнему упорно не слушал умных советов. Чьих советов? Ну конечно, Никиты Сергеевича. Вот под Сталинградом — послушался, направил туда Хрущева членом военсовета фронта — так сразу и победили. Во как!

Брежнев внес только одно небольшое, но сочное дополнение. Отныне самое жестокое и судьбоносное сражение войны происходило под Новороссийском, на Малой Земле, где ключевым участником событий был замполит полковник Брежнев. Тоже давал умные советы — Жукову.

Горбачев анонсировал еще большую цифру потерь: 27 миллионов. Расчетов толком не представили, поэтому у некоторых сложилось впечатление, что цифра взята с «потолка», попросту сложили «сталинскую» и «хрущевскую».

Но и Горбачев никак «не мог найти» секретных протоколов Молотова — Риббентропа, а слово «Катынь» упорно путал с названием белорусской деревни Хатынь.

За него «благодарной» работой занялись «архитекторы перестройки», из коих на ниве разоблачений особо прославился второй человек в КПСС и (как уверяют злопыхатели, к коим автор ни в коей степени не принадлежит) завербованный в Канаде тайный агент ЦРУ А. Н. Яковлев.

Однако независимо от того, был ли А. Н. Яковлев наймитом вражеских сил, а если и был — то за плату или по глубокому нравственному убеждению, новый миф о начале Великой Отечественной он породить сумел. Миф черный, как тихая украинская ночь.

Суть сего мифа проста: мы сами во всем виноваты.

Сами вскормили и вырастили Гитлера. Ждали, когда Гитлер начнет войну и разнесет вдребезги всю Европу, чтобы потом напасть на ослабленные государства Европы и завоевать их.

Мы ничем не лучше нацистов… На своих штыках мы несли порабощение и смерть. Мы завоевывали Восточную Европу… чтобы установить там коммунистический тоталитаризм.

Мы виноваты перед всем человечеством, и теперь должны постоянно просить прощения и каяться.

В ажиотаже самобичевания на некоторых авторов нисходят просто фантастические «прозрения»: «… народ Германии и союзные ему народы Европы под эгидой Третьего Рейха объединились в крестовый поход против коммунизма». Язычник и мистик Гитлер в роли крестоносца?! Это же надо было додуматься…

Откуда рождаются настолько черные мифы? Может быть, прав был старый чекист Крючков, говоря, что все эти мифотворцы просто не любят свою Родину — Россию?

«Я ни разу не слышал от Яковлева теплого слова о Родине, не замечал, чтобы он чем-то гордился, к примеру, нашей победой в Великой Отечественной войне, — писал Крючков. — Меня это особенно поражало, ведь он сам был участником войны, получил тяжелое ранение… И еще — я никогда не слышал от него ни одного доброго слова о русском народе. Да и само понятие «народ» для него вообще никогда не существовало».

О СГОВОРЕ С ГИТЛЕРОМ

1938, сентябрь — «Мюнхенский сговор». Англия и Франция по требованию Гитлера отдают ему безвозмездно половину Чехословакии. Пусть не по территории — по экономическому потенциалу Судетская область — это, если наложить на наши просторы, аккурат пол-России, до Волги, но без Москвы.

Дело даже тогда выглядело позорно и по-человечески отвратительно. Хорошо по этому поводу высказался Черчилль. Мол, Чемберлен (премьер Великобритании) и Даладье (премьер Франции) рассчитывали: лучше получить позор, чем войну. В результате они получили сначала позор, а потом еще и войну.

Не было бы Мюнхена, не было бы и 1 сентября 1939 года, не было бы войны. Объединенные силы Франции, Чехословакии и СССР, связанных тогда союзным договором, превосходили Германию многократно. Но французы сами помогать чехам не захотели, а нам — не позволили.

1938, март,. «Аншлюс». Германия, не тратя времени на пустые разговоры, захватывает Австрию. А что? Воссоединение братских германских народов. Воссоединение, союз — «аншлюс» по-немецки. Даже слово на русское ухо какое-то склизкое, так оно и вошло в историю.

Проведем аналогию: это если бы утром мы проснулись, а у нас — аншлюс Украины. Братская страна? Братская. И встречать будут с цветами и в Харькове, и в Крыму, и в Киеве, наверное. Скажем: «Вот, воссоединились по-братски». Раньше были одним государством. Кстати, Германия с Австрией до этого никогда одним государством не были, поэтому Украина — плохой пример. С Польшей мы тоже были какое-то время одним государством, тоже для примера не годится… С кем бы нам воссоединиться из братских народов? А вот! Со всему государствами бывшей Югославии. Братские? Братские. Даже кое-где пишут на кириллице. Далековато, но ничего. А Украина, чтоб ей не обидно было, пусть присоединит к себе Канаду — там много украинцев.

Чему смеетесь? В 1938 году именно такая логика Гитлера была принята мировым сообществом! Как и еще на два года раньше…

1936. Германия не имела права иметь войска в Рейнской области — демилитаризованная зона. Но в 1936 году она туда войска ввела, нарушив все заключенные международные договоры. Франция рядом, но Франция терпит. Даже рожу не кривит. Хотя в тот момент имела армию многократно больше немецкой. Могла раздавить Германию как таракана. Но Франция ничего не сделала.

ПАКТ МОЛОТОВА — РИББЕНТОПА

Власти СССР совершили прорву тяжелых ошибок. Одна из них — сокрытие многих страниц истории нашей страны. Мы не изучали историю в целом, системно — поэтому нашим сознанием легко манипулировать.

В конце 1980-х советским людям сказали, что, оказывается, это ужасный Сталин перед самой войной преступно заключил с Гитлером преступный пакт… Начал на пару с Гитлером делить Европу.

Но вот чего россиянам НЕ сказали: точно такие же «пакты» подписывали и другие государства. А это очень многое меняет.

Сначала был «Мюнхенский договор» по разделу Чехословакии. Акт куда более циничный, чем пресловутые «секретные протоколы» Молотова — Риббентропа о возможном разделе зон влияния СССР и Германии в Польше и Прибалтике. Кстати, в дележе Чехословакии помимо Германии на правах гиен-падальщиц поучаствовали и Польша, и Венгрия.
Сразу же после Мюнхена, 30 сентября, Чемберлен и Гитлер подписали Англо-германскую декларацию о мире.

Чуть позже — 6 декабря 1938 года — была подписана аналогичная франко-германская декларация.

Итак, что мы видим? Не успели высохнуть чернила в Мюнхене, как Франция и Англия тут же подписали пакты о ненападении с Третьим Рейхом. В чем же тогда позорность нашего с немцами Договора о ненападении от 23 августа 1939 года?

СССР заключил с Германией точно такой же Договор о ненападении, но сделал это последним — 23 августа 1939 года, в Москве.

Почему западным странам кромсать карту Европы было можно, а СССР — нельзя?

В общем, если видеть всю картину в целом, куда-то исчезает зловещий СССР, оплот агрессии. Появляется одна из стран, которая точно так же, как и другие, заботится о своей безопасности.

СССР хотел повернуть агрессию Германии на запад, на Францию и Англию? Хотел.

А чего хотели Франция и Англия? Ради чего суетились и лебезили перед Гитлером в Мюнхене? Хотели натравить Гитлера на СССР. Чем они лучше? чем лучше тирана Сталина демократы Даладье Чемберлен? Сталин их переиграл.

Что дал нам Договор о ненападении с Германией от 28.08.1939? Тот, что остался в мировой истории под малосимпатичным именем «пакт Молотова — Риббентропа»?

Во-первых, страна получила полтора года передышки. Полтора года мирного созидания — это всегда много. Особенно когда уже полыхает мировая война. С каждым годом, чуть ли не месяцем, росла готовность СССР к войне.

Во-вторых, Москве удалось переиграть будущих «доблестных союзников». Все хотели, чтобы Гитлер именно с ними дружил, а с ними воевал. Сталин оказался удачливее и хитрее Чемберлена и Даладье.

СТАЛИНСКИЕ ТОСТЫ

Сталин был грузином и любил тосты. Это тот случай — прямо скажем, достаточно редкий, — когда стереотип совпадает с реальностью на 100%.

25 мая Сталин произнес тост «За русский народ!» Стенографический отчет свидетельствует: на приеме в Георгиевском зале Кремля прозвучал 31 тост, в которых шла речь о 45 людях. Далеко за полночь Сталин поднял последний тост. Он короткий, но продолжался почти полчаса — из-за оваций.

«Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост.

Я, как представитель нашего Советского правительства, хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, русского народа. (Бурные, продолжительные аплодисменты, крики «ура»).

Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне и раньше заслужил звание, если хотите, руководящей силы нашего Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется здравый смысл, общеполитический здравый смысл и терпение.

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду.

Но русский народ на это не пошел, русский народ не пошел на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству. Повторяю, у нас были ошибки, первые два года наша армия вынуждена была отступать, выходило так, что не овладели событиями, не совладали с создавшимся положением. Однако русский народ верил, терпел, выжидал и надеялся, что мы все-таки с событиями справимся.

Вот за это доверие нашему правительству, которое русский народ нам оказал, спасибо ему великое!

За здоровье русского народа! (Бурные, долго несмолкаемые аплодисменты.) »

По-моему, здесь простая благодарность. Простая гордость за свой народ. И столь редкое для вождей любого калибра, тем более прижизненного тирана-полубога Сталина, признание своей вины.

Если верить маршалу авиации Голованову, «Сталин жалел, что не родился русским, говорил мне, что народ его не любит из-за того, что он грузин. Восточное происхождение сказывалось у него только в акценте… »

Это, конечно, лирика. Но что еще было говорить Сталину, если в безвозвратных потерях Красной Армии русские составили 66,4%? Почти шесть миллионов из 8,7 погибших советских солдат?

Второй знаменитый тост за Победу прозвучал ровно через месяц и тоже в Кремле. Про «винтики». Сразу скажу: никому не понравится, если его обзовут шурупом или гайкой. И отношение Сталина к людям как бессловесным «человекам-винтикам» отражает его сущность диктатора и тирана. Эта слесарная метафора не делает ему чести и часто приводится в качестве одного из обвинений его режиму… Винтики… Задевает. «Это роль ругательная и я прошу ее ко мне не применять», — как говорил бессмертный Антон Семенович Шпак.

Все так. Но только в данном конкретном случае слово вырвано из контекста.

На этом фоне «тот самый» тост звучит, извините… вроде как выражение ну никак к кровавому диктатору неприложимо… но как-то звучит — по-человечески.

Давайте послушаем.

«Не думайте, что я скажу что-нибудь необычайное. У меня самый простой, обыкновенный тост. Я бы хотел выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают «винтиками» великого государственного механизма, но без которых все мы — маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим. Какой-либо «винтик» разладился — и кончено. Я подымаю тост за людей простых, обычных, скромных, за «винтики», которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это — скромные люди. Никто о них не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это — люди, которые держат нас, как основание держит вершину. Я пью за здоровье этих людей, наших уважаемых товарищей».

«Я извиняюсь, но что это вы все «холоп» да «холоп». Что это за слово такое?» — обижался на царя Иоанна Грозного гражданин Шпак.

Ни холопами, ни «винтиками» в тот вечер Сталин, к его чести, никого не называл. Вспомнил людей простых, обычных, скромных. И назвал их товарищами.

Комсомольская Правда

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x