Тайны голода 30-х

Наряду с так называемыми «массовыми репрессиями 1937-1938 годов» трудно найти более оболганный и извращенный период истории СССР, чем история возникновения голода 1932-1933 годов. До сих пор, несмотря на массу опубликованной литературы, продолжаются споры об этом голоде, который либералы единогласно поставили в вину Сталину и назвали «голодомором». Раздаются голоса о «многих миллионах жертв войны с собственным народом».

О голоде 1932-1933 года опубликованы горы литературы. Спорят до хрипоты. Поэтому сегодня, чтобы писать об этом голоде с целью установить правду, совершенно необходимо хотя бы попытаться расчистить многочисленные слои исторических фальсификаций, сопровождающих эту тему [1].

В опубликованной в 2006 году статье, посвященной «голодомору» [2], я попытался разобрать основные гипотезы, объясняющие это печальное событие. Свой анализ я основывал на доступных в русскоязычном интернете источниках не используя большой пласт англоязычной литературы, почему-то практически не цитируемой как Западе, так и  в России. Я имею в виду прежде всего блестящие работы выдающегося американского историка-советоведа Марка Таугера, основанные на тщательном анализе первичных советских архивных материалов.

Таугер на большом архивном материале показал подлинную историю голода 1932 — 1933 гг. [3]

Заслуга М. Таугера в том, что он первый из западных исследователей, кто попытался рассмотреть проблему вне искусственно созданной концепции о нарочно спровоцированном «голодоморе» против украинцев и других национальностей СССР, недовольных действиями властей на местах. А это выводит его работы на совершенно иной уровень понимания того, что же все-таки случилось в те годы.

Результатом моего нового понимания проблемы и стал данный текст. В нем я, используя статьи М. Таугера и другие англоязычные источники, недоступные русскоязычному читателю, попытаюсь показать, что 1) в 1932 году случился очень тяжелый неурожай, который привел к голоду; 2) неурожай был вызван необычным сочетанием комплекса причин, среди которых засуха играла минимальную роль, главную же роль сыграли болезни растений, необычно широкое распространение вредителей и нехватка зерна, связанная с засухой 1931 года, дожди во время сева и уборки хлебов, 3) неурожай привел к тяжелому голоду, который распространился не только по Украине, но и практически по всему СССР в особенности на Северном Кавказе и в Поволжье, 4) советское руководство и в частности Сталин, не сумели получить информирмацию о масштабах голода, 5) Сталин и Политбюро из-за засухи 1931 года не имели резервов хлеба, но делали все от них зависящее, чтобы уменьшить людские потери от голода и приняли все меры, чтобы голод больше не повторялся, 6) роль сопротивления крестьян коллективизации и роль отсутствия тягловой силы в возникновении голода были резко преувеличены в предыдущих публикациях.

Итак, как и в большинстве случаев исторических фальсификаций, правда оказалась простой и однозначной. Голод был, а вины Сталина не было. Более того, во время голода 1932-1933 годов Сталин показал себя как выдающийся организатор. Поэтому большинство гипотез, разобранных в моей первой статье, отпали сами собой.

В настояшей работе я попытаюсь объективно, хотя и с точки зрения непрофессионала, проанализировать имеющиеся в интернете не только русскоязычные, но и англоязычные источники и другие доступные сведения о голоде 1932-1933 годов.

ИСТОРИЯ ОСВЕЩЕНИЯ ГОЛОДА 1932-1933 ГОДОВ

«Первым на Западе опубликовал сообщение о голоде в СССР английский журналист М. Маггеридж. В последней декаде марта 1933 года в газете «Манчестер гардиан» он рассказал о впечатлениях от поездки по Украине и Северному Кавказу. Маггеридж описывал жуткие сцены голода среди сельского населения, засвидетельствовал массовую гибель крестьян, но не назвал конкретных цифр [цит. по 4].

31 марта 1933 в газете «Манчестер гардиан» появилось опровержение под названием «Русские голодают, но не умирают от голода». Его написал корреспондент «Нью-Йорк таймс» в Москве У. Дюранти, англичанин по происхождению и гражданству, которому удалось взять интервью у Сталина.

В августе 1933 года газета «Нью-Йорк геральд трибюн» опубликовала материал Ральфа Барнса, в котором утверждалось, что от голода погиб миллион человек. Далее цифра росла как на дрожжах. Дюранти в газете «Нью-Йорк таймс» намекнул, что количество погибших составляет не менее 2 миллионов человек. Через день в этой же газете Ф. Берчелла сообщил о 4-х миллиона уммерших. Поэтому из-за лживости информации и тенденциозности освещения голода в указанных заметках зарубежным журналистам было запрещено ездить в пострадавшие от голода регионы.

В 1934 году У. Чемберлин, успевший по заданию редакции посетить Украину и Северный Кавказ, издал в Бостоне книгу «Железный век России». В ней он заявил, что голод охватывал территорию с населением 60 миллионов, а количество жертв составляло 3-4 миллиона человек [цит. по 5].»

О роли немецких фашистов в развертывании компании, посвященной голоду 1932-1933 годов, известно, по крайней мере, два факта.

Во-первых, именно нацисты огласили на весь мир, что в СССР разразился страшный голод на Украине и (в т.ч. в немецких) областях Поволжья. Другие наблюдатели заметили трудности с продовольствием, но не заметили, что голод достиг таких масштабов.

Во-вторых, по словам Хаустова, ангажированного «Мемориалом» историка: «Из резидентуры в Германии поступали сведения, что бывший директор германской сельскохозяйственной концессии «Друзаг» на Северном Кавказе Ф. Дитлов собрал и обработал целую серию диапозитивов о голоде в СССР. В спецсообщении заместителю наркома Я.Агранову содержались сведения о том, что Дитлов передал диапозитивы для распространения в США, во Францию, в Швейцарию. На это последовало указание Агранова активизировать борьбу с советскими немцами, передававшими информацию и, таким образом, распространявшими «клевету о голоде» в СССР».

Оба этих факта, скорее, говорят о том, что все «германо-нацистские данные» — плод фальсификации с очень ясным политическим подтекстом. Кстати, такие или даже именно эти «диапозитивы» описал как фальшивые Дуглас Тоттл в своей знаменитой книге «Fraud, famine and fascism. The Ukrainian genocide myth» («Жульничество, голод и фашизм. Миф об украиунском геноциде») [6,7].

Масштабная антисоветская кампания началась 18 февраля 1935 года с заголовка первой страницы в Chicago American: «6 миллионов человек умерли от голода в Советском Союзе [8].

Первые более основательные исследования фактов о Голодоморе осуществил в конце 40-х — начале 50-х годов XX столетия Дмитрий Соловей — в эмиграции [9].

Следующий этап бужирования проблемы был проведен после создания Конгрессом США специальной комиссии по исследованию фактов голода на Украине, исполнительным директором которой был Джеймс Мэйс. Комиссия пришла к выводу, что эти жертвы были «заморены до смерти рукотворным голодом» и «Сталин и его окружение совершили геноцид против украинцев в 1932-1933 гг. [10].

Во времена холодной войны американцы финансировали программы по изучению украинского голода не только из исторического любопытства, «голодомор» был оружием в идеологической войне против СССР, «работавшим» и на социальном («тоталитарное государство» и «неэффективная экономика») и национальном поле («русский империализм», «угнетение свободолюбивых народов»). Повышенный интерес к вопросу проявил и Конгресс США, даже создавший в 1986 году специальную комиссию по расследованию этого «коммунистического холокоста» (об «украинском холокосте» речь впереди).

В СССР впервые о факте голода 1932-1933 годов упомянул с официальной трибуны 25 декабря 1987 года первый секретарь ЦК Компартии Украины В. Щербицкий в докладе, посвященном 70-летию образования УССР. Упоминание было беглым («5-6 строк»), и причиной голода была объявлена «засуха», но принципиально новым было признание самого факта — раньше (и то очень изредка) разрешено было упоминать лишь о «недостатке продуктов» [11].

«ОБЬЕКТИВНОСТЬ» АНГАЖИРОВАННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ «ГОЛОДОМОРА»

С самого начала тема «Голодомора» стала фальсифицироваться в угоду идеологии. Например, в феврале 1935 г. в газетах Chicago American и New York Evening Journal начали выходить статьи «известного журналиста, путешественника и исследователя России, будто бы проведшего несколько лет в поездках по Союзу Советской России», Т. Уолкера. Статьи, посвященные голоду, будто бы свирепствовавшему на территории Украины в 1934 г., сопровождались большим количеством фотографий, якобы снятых им в «наиболее неблагоприятных и опасных обстоятельствах». Вскоре выяснилось, что репортаж Уолкера был фальшивкой от начала до конца.

Значительная роль в разоблачении Уолкера принадлежит американскому журналу The Nation и его московскому корреспонденту Льюису Фишеру. Как удалось узнать Фишеру, нога Уолкера вообще не ступала на украинскую землю, поскольку он, получив транзитную визу в сентябре 1934 г. (а не весной, как он утверждал), пересек советскую границу в октябре и пробыв несколько дней в Москве, сел на поезд, идущий в Манчжурию, и покинул территорию СССР. За шесть дней, прошедших между его прибытием в Москву и отъездом в Манчжурию, было физически невозможно посетить все те места, которые он описывал в своих публикациях. [12]

Как удалось показать американскому журналисту Джеймсу Кейси, все эти фотографии Уолкера были фальшивками, не имевшими к Украине 1930-х гг. никакого отношения. Большинство из них было сделано в Западной Европе периода Первой мировой войны и 1920-х гг. Это, в частности относится к двум знаменитым фотографическим «свидетельствам» украинского «голодомора», и по сей день приводящимся в качестве документальных подтверждений — фотографии «ребенка-лягушки» и «украинского крестьянина», склонившегося над своей лошадью. [13]

Наиболее известный фальсификатор «Голодомора» — англичанин Р. Конквест (R. Conquest). Свою известность Конквест приобрел благодаря книгам «Великий террор» (1969), изданной в США по заказу ЦРУ, и «Жатва скорби» (1966). В числе источников, откуда Конквест заимствовал аргументы о «голодоморе» и репрессиях в СССР, оказались художественные произведения В. Астафьева, Б. Можаева и В. Гроссмана, украинских коллаборационистов Х.Костюка, Д.Соловья. зарубежные ученые-советологи А. Гетти, Г. Хертле, О. Арин, А. Даллин и другие специалисты, исследуя технологию фабрикации представителями комиссии конгресса США информации о голоде на Украине, обнаружили, что 80% свидетельств проходят с отметкой «Анонiмна жiнка», «Анонiмне подружжя», «Анонiмний чоловiк», «Марiя №» и т.д. [14]. Например, Конквест даже не упоминает декрет от 6 мая 1932, которым план заготовок был снижен, года в своей книге [15]. Канадский журналист Дуглас Тоттл в книге «Фальшивки, голод и фашизм: миф об украинском геноциде от Гитлера до Гарварда», опубликованный в 1987 г. доказал, что Конквест и соавторы и в книге и в его фильме «Жатва отчаяния» использовали устрашающие фотографии голодных детей из хроники Первой мировой войны и голода 1921 г. [16].

Между тем В. Ющенко, став президентом Украины, не замедлил наградить Р. Конквеста орденом Ярослава Мудрого V степени за «привернення уваги мiжнародноi спiльноти до визначения «голодомору» 1932-1933 рокiв актом геноциду украiнського народу» [17].

А теперь продемонстрирую «объективность» работы комиссии Конгресса США по «голодомору» на следующем примере. В ее заключении указывается, что Политика Москвы не была прямо ориентирована на уничтожение какой-либо «этнической или рассовой группы как таковой». … И здесь же — «У Комиссии сложилось впечатление, что Сталин пытался… нанести окончательный удар по украинской нации…» Тем не менее вывод известен заранее. «Исходя из вышеизложенного, Комиссия считает вероятным, что элементы геноцида… имели место» [18].

Многочисленные примеры подтасовок при написании политически ангажированных статей на тему «Голодомора» приводит М. Таугер [19]. Например, он пишет, что тот же Уверст (Werst) указывает, что план заготовок на 1932 год был увеличен аж 32% по сравнению с 1931 годом. Но в цитируемом им же источнике [20] почти в том же самом предложении указывается, что комиссар по заготовкам А.И.Микоян установил высокий план заготовок в начале 1932 года в 29,5 миллионов тонн, но затем уже весной 1932 года этот план был уменьшен до 18 млн тонн. Уверст указывает, что Молотов отказался снизить план хлебозаготовок. На самом деле Молотов разрешил их снизить (М. Таугер [21] цитирует по этому поводу протокол заседания Политбюро КПУ). В той же работе М. Таугер пишет, что до появления статьи Уверста было опубликовано немало работ (в том числе работа самого М. Таугера [22]), доказывающих, что главной причиной голода 1933 года был плохой урожай, но Уерст намеренно не цитирует эти работы.

Когда фальсификаторы говорят об экспорте хлеба в 1933 году, они забывают указать, что только 220 тыс. т зерна было экспортировано во время собственно голода [23], что составило менее 1% от урожая, а остальное было экспортировано к концу 1933 года, когда голод уже закончился [24].

Особенно интересен метод получения выводов, используемый Кульчицким [25]. Кульчицкий пишет. «Среди опрошенных практически нет свидетелей голода, но весь их жизненный опыт отрицает утверждение о том, что власть преследовала украинцев по этническим признакам.» Итак, никто голода не видел, но имеет о нем жизненный опыт. Чудеса, да и только.

Далее. Оказывается «Кремль в сталинские времена преследовал не украинцев, а граждан Украины, т.е. украинцев с ярко выраженным национальным самосознанием, которые имели тогда собственное государство и конституционные гарантии в отношении возможности возвращения к независимости в любой момент.»

Но оказывается и это еще не все. Кульчицкий [26] сделал еще один сногсшибательный вывод. Он сообщает, что «террор голодом был организован совсем не для того, чтобы все погибли.» У него было две цели: снизить до ноля повстанческий потенциал украинского села и заставить крестьян добросовестно работать в колхозе. Почти сразу после того, как закончилась акция изъятия продовольствия, голодающих начали кормить. Но государство кормило не всех, а только тех, кто сохранил физическую способность работать. П. Постышев, который прибыл в Украину 30 января 1933 года на правах сталинского наместника, организовывал посевную кампанию с подкормкой тех, кто мог работать, и спокойно смотрел на всех, кто погибал от голода.» В воспоминаниях очевидцев, в частности Мирона Долота [27] указания на такую избирательную «подкормку» отсутствуют.

Одним из методов борьбы на указанном идеологическом фронте является замалчивание. Возьмем, например, Всемирную энциклопедию Википедию. Там основным принципом подачи материала объявлен принцип нейтральности. Однако в действительности никакой нейтральности по теме «Голодомора» не наблюдается. Например, наряду со статьей Голод в СССР 1932-1933 гг. в Википедии есть даже специальная статья «Голодомор на Украине» [28]. Однако в той же русскоязычной Википедии нет ни одной (!) работы выдающегося американского историка, исследователя голода 1932-1933 годов М. Таугера или любого другого историка, кто сегодня выражает другую точку зрения на «голодомор».

Показательно, что указанные работы не цитируются не только в русскоязычной Википедии, но и в англоязычной. Например в статье «Голодомор на Украине» [29] в огромном списке литературы на английском языке почему-то отсутствуют работы М. Таугера, хотя приведено множество статей дилетантов. Почти то же самое наблюдается и в англоязычной версии указанной статьи [30]. Там в списке литературы представлена (данные на 17 января 2007 года) только одна работа М. Таугера. Все остальные его работы, в которых тщательно анализируются причины голодомора, не цитируются.

Далее. Хотя Википедия провозгласила своим принципом нейтральную точку зрения, в данном случае этот принцип существенно нарушен. Я уж не говорю про русскоязычный вариант, который резко политически ангажирован. Но даже англоязычная статья не отличается нейтральностью. Например, утверждается, что большинство современных ученых согласны, что голод был вызван политикой советского правительства под руководством Сталина. Между тем в эту фразу включено сразу две существенные ошибки. Правительство взоглавлял в те годы Молотов, и не все современные ученые признают только вину советского правительства как основной фактор, вызвавший голод. В частности М. Таугер и многие американские ученые, в частности Гетти (см. итоги главы), убеждены в том, что голод был вызван неурожаем, который в свою очередь был связан с крайне неблагоприятным сочетанием природных факторов при отсутствии засухи. Между тем, как я уже отмечал, данные ученые в данном разделе не цитируются.

Интересно, что хотя сам М. Таугер [31] заявил о том, что он пишет книгу о «Голодоморе» еще в 2001 году, она до сих пор еще не вышла, хотя Таугером написано уже более 5 больших статей на эту тему. Очень странное явление, особенно, если принять во внимание, что обычно на Западе издание готовых книг — процесс очень быстрый. Думается мне, что неспроста все это.

Наконец, очень важно понять эффект психологии. Психиологические исследования показывают, что источники, на которые ссылаются украинские националисты, имею отклонения от реальной памяти, либо сознательно не говорят правду или просто врут [32]. Хотя в их рассказах можно найти массу интересных деталей, полезных для воссоздания целостной картины. Именно поэтому я тщательно проштудировал книгу М. Долота [33], рассказывающую об ужасах Голода 1932-1933 года.

«ГОЛОДОМОР» — НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ

Особенно жаркие дебаты идут на Украине, где либералы делают все возможное, чтобы утвердилась точка зрения на голод 1932 — 1933 гг. как на «голодомор». В учебниках новейшей истории Украины, изданных после 1991 года, тема голода 1932-1933 гг. занимает одно из ведущих мест. Неудивительно, ведь это — краеугольный камень в модных ныне теориях о «системном» уничтожении этнических украинцев в период с 1917 по 1991 годы. (Не единственный, впрочем. И Чернобыльская катастрофа, и Вторая мировая война, и даже всесоюзные переписи населения служили, по версии нынешних украинских историков, в основном, для русификации «рідного краю» путем физического уничтожения украинцев либо путем их ассимиляции).

Понятие «голодомора», то есть, предполагаемого искусственного геноцида украинского народа, рассматривается на Украине как проявление непокоренного носителя духа сопротивления «тоталитарному сталинскому режиму», и обычно выводится как прямое продолжение сворачивания политики украинизации. Тема «голодомора» является для украинского национализма очень важной, поскольку она позволяет органично объединить в себе два основных вектора данной идеологии, русофобию и антикоммунизм. Косвенным следствием подобной позиции является потворство наиболее радикальным и вульгарным формам украинского национализма, перерастающим в откровенный национал-шовинизм, вследствие фактического постулирования «стремления к свободе» как свойства, присущего в СССР исключительно украинскому народу [34].

28 ноября 2002 года Верховная Рада Украины проголосовала за проект Постановления (регистрационный N 2432 от 21 ноября 2002 года ) «О проведении парламентских слушаний в память жертв голодомора 1932-33 годов» с осуждением политики геноцида, которая проводилась на государственном уровне руководителями тоталитарного советского режима против граждан Украины, национального духа, менталитета и генетического фонда Украинского народа, и в целях почтения памяти жертв голодомора 1932-1933 годов на Украине было принято решение провести специальное заседание Верховной Рады Украины в мае 2003 г. «За» проголосовало 308 депутатов, «против» — 56 депутатов (фракция коммунистов) 1 из общего количества 423 депутата [35].

В 2003 году, на Украине широко отмечалось 70-летие голода 1932 — 1933 годов. И, как обычно, не обошлось без антисоветчины. В том же году, 22 октября Палата представителей Конгресса США приняла резолюцию, в которой, в частности, говорилось, что «этот искусственный голод был задуман и осуществлён советским режимом как преднамеренный акт террора и массового убийства украинского народа» [36].

Точка зрения украинских националистов получила определённое признание и на международном уровне. МИД Украины и представительство Украины в ООН подготовили проект Резолюции 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН с осуждением Голодомора 1932-1933 годов на Украине. Генеральной ассамблеей ООН было принято «Совместное заявление делегаций Азербайджана, Бангладеш, Беларуси, Бенина, Боснии и Герцеговины, Гватемалы, Грузии, Египта, Казахстана, Канады, Катара, Монголии, Науру, Объединенных Арабских Эмиратов, Пакистана, Республики Молдова, Российской Федерации, Саудовской Аравии, Сирийской Арабской Республики, Соединенных Штатов Америки, Судана, Таджикистана, Тимора — Лешти, Украины, Ямайки по случаю семидесятой годовщины Голодомора — Великого голода 1932-1933 годов на Украине» (русскоязычная версия документа А/С.3/58/9 Третьего Комитета), с присоеденившимися к заявлению позднее делегациями Аргентины, Ирана, Кувейта, Киргизии, Непала, Перу, Республики Корея, Южной Африки, бывшей Югославской Республики Македонии, Туркмении и Узбекистана (A/C.3/58/9/Add.1): «В Советском Союзе миллионы мужчин, женщин и детей пали жертвой жестоких действий и политики тоталитарного режима. Великий голод 1932-33 гг. на Украине (Голодомор) который унёс 7-10 миллионов невинных жизней и является национальной трагедией украинского народа… …Соблюдая семидесятую годовщину Украинской трагедии, мы почтим память о миллионах русских, казахов и представителей других наций, которые умерли от голодания в Поволжье, Северном Кавказе, Казахстане и в других частях прежнего Советского Союза…». В этом заявлении ни слова не говорится о каком-либо акте «геноцида», а только о «национальной трагедии украинского народа». Что поражает больше всего, так это подпись России под документом [37].

Как подметил Ю. Соломатин [38], при пособничестве нынешнего российского режима состоялась сознательная фальсификация сначала русскоязычной версии официального документа ООН, а затем и неофициальной украиноязычной версии! Судите сами. На английском языке, основном официальном языке ООН, говорится: «… anniversary of the Great Famine of 1932-1933 in the Ukraine (Holodomor)!» Перевод звучит так: «… годовщина Великого Голода (Голодомора) на Украине в 1932-1933 г.!» Обратите внимание: Great Famine — великий голод, а в скобках (!!!) в английской транскрипции это еще какой-то непонятный Голодомор (Holodomor). Как видим, Holodomor вынесен здесь в скобки: термин непонятен международной общественности и читается как сугубо украинский неологизм.

В русскоязычной же версии официального документа ООН приспешники нынешних либералов у власти написали — Голодомор — Великий голод 1932-1933 годов в Украине. Во первых не в Украине, а на Украине, а во-вторых, первым идет слово «Голодомор», что подчеркивает тем самым вроде бы наличие элементов геноцида.

Таким образом, представители России в ООН поставили знак равенства между голодом на Украине в 1932-33 годах и «Голодомором», безответственно согласившись с неким новым терминологическим определением — голодомор, использованном украинцами с далеко идущими националистическими целями.

В материалах украинского МИД вообще говорится уже только про 70-ю годовщину голодомора! [39]. Как же назван этот документ на официальном сайте украинского МИД? О, как пишет Ю. Соломатин [40], здесь появляются новые лингвистические, точнее, цензурные сюрпризы. Great Famine (Великий Голод) из его названия вообще вычеркнут. Оставлен только «голодомор», столь любимый нашими патриотами-линвгистами, и именно эта, сфальсифицированная версия документа ООН пошла гулять по украинским СМИ, как величайшая победа украинской дипломатии.

Но это еще не все. Парламентами ряда государств: Австралии, Канады… были приняты воззвания с выражением скорби по случаю голода. Самое интересное, что наиболее антирусскую направленность проявили Грузия и Литва. Сначала в ноябре 2005 года сейм Литвы принял декларацию в которой называет Украинский голодомор 1932-1933 г.г. «Тщательно спланированным геноцидом народа Украины» [41]. А в январе 2006 года парламент Грузии признал, что большевистским режимом в 1932-1933 годах был осуществлен «преднамеренный геноцид против украинского народа» [42].

Согласно Указа Президента Украины № 1544/2005 от 4 ноября 2005 года День памяти жертв «голодоморов» и политичесеких репрессий отмечается ежегодно в каждую четвертую субботу ноября. Этим же Указом Президент поручил Кабинету Министров Украины принять дополнительные меры по международному признанию Голодомора 1932-33 годов ГЕНОЦИДОМ украинцев и одной из наибольших трагедий в истории человечества [43]. Наконец, 28 ноября 2006 года Верховная Рада, Парламент Украины, приняла закон, согласно которому «голодомор» 1932-1933 годов признается актом геноцида украинского народа. Принятый закон вводит административную ответственность за публичное отрицание «голодомора.» Как всегда, когда нет доказательств прибегают к административным мерам.

ЧТО ТАКОЕ «ГОЛОДОМОР»?

По сути проект «голодомор» стал фирменным знаком украинских националистов-фальсификаторов. Логика их доказательств состоит в том, что будто бы Сталин морил голодом украинцев за то, что они активно развернули украинизацию населения.

Как пишет Ю. Соломатин [44], слово «голодомор» не переводится ни на один из иностранных языков, но по семантическому наполнению оно ближе всего к «геноциду» то есть уничтожению людей по расовому, этническому или религиозному признаку. Ведь «умирать от голода» и «морить голодом» — не одно и то же, не так ли? Лишь во втором случае это означает сознательную и целенаправленную акцию.

По мнению Г. Ткаченко [45], «изобретение термина «голодомор» (вместо «голод») приписывали Д. Мэйсу, автору книги «Коммунизм и дилеммы национального освобождения: национальный коммунизм в Советской Украине в 1919-1933 гг.». Однако, как утверждают историки, подлинными авторами этой подмены понятий были украинские националисты, эмигранты второй волны, которые с 1945 по 1952 гг. совершали кровавые акции на территории Западной Украины, a во времена гитлеровской оккупации Украины «прославились» на поприще коллаборационистов, прислужников нацистов.»

«Голод» и «голодомор» — слова, хотя и однокоренные, но имеющие принципиально разный смысл. И дело не в масштабах катастрофы. Под словом «голодомор» националисты понимают не просто смерть от голода, а целенаправленное, сознательное уничтожение голодом украинского народа как народа и, что ещё важнее, как народа украинского. То есть слово «голодомор» — по сути обозначает геноцид, который осуществлялся «московским» руководством при помощи продавшейся Москве украинской партийной верхушки.

Единичные западные исследователи Д. Мэйс, Р. Конквест и др. считают, что «Голодомор» отвечает общепринятому определению геноцида (резолюция о геноциде, утвержденная ООН в 1948 г.) [46]. Но посмотрим, так ли это.

Начну с того, что приведу определение геноцида, данной в энциклопедии. «Геноцид (Г)- международное преступление; действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы. Наказуемость Г. установлена уставами международных военных трибуналов (Нюрнбергского и Токийского), а также специальных международной конвенцией «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948). Согласно конвенции, под Г. понимаются действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую, а именно: убийство членов такой группы, причинение им серьёзных телесных повреждений или умственного расстройства; предумышленное создание условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение таких групп, принятие мер, рассчитанных на предотвращение деторождения в их среде, насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую. Конвенция предусматривает также наказуемость заговора с целью совершения Г., подстрекательства, покушения и соучастия в Г. Конвенция предусматривает предупреждение и наказание преступлений физического и биологического Г. При выработке конвенции представитель СССР настаивал на запрещении также национально-культурного Г., который выражается в мероприятиях и действиях, направленных против пользования национальным языком и против национальной культуры какой-либо группы населения, однако империалистические державы отказались принять это предложение, а также распространить действие конвенции на колонии, в которых преступления Г. носят массовый характер. В 1965 ООН принята конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, осуждающая расизм, одной из форм которого является Г» [47].

Дж. И. Гетти, опубликовавший рецензию на книгу Р. Конквеста, писал, что ведущие западные историки, занимавшиеся изучением коллективизации в СССР, были не согласны с заявлением автора об «умышленном терроре голодом» [48].

Как я покажу в ходе дальнейшего изложения, никакого намерения морить население голодом у советского руководства не было. Поэтому название «голодомор» изначально манипуляционно.

ГОЛОДОМОР ≠ ХОЛОКОСТ

Некоторые голодомороведы идут еще дальше. Не так давно некто Табачник даже заявил, что «голодомор» 1932 — 1933 гг. — это холокост украинского народа, и высказался за необходимость добиваться юридического признания этого факта со стороны международных организаций, прежде всего ООН. То есть на одну доску он поставил уничтожение евреев нацистской Германией в годы Второй Мировой войны и голод в СССР. Естественно, со всеми вытекающими из этого следствиями для внутреннего и внешнего положения Украины.

С. Коуртойс (S. Courtois) полагает, что смерть детей украинских кулаков от голода в 1933 году, является событием того же масшатаба, что и смерть еврейских детей в Варшавском гетто. Он считает, что коммунистический режим использовал оружие голода против собственного народа. Более того, во введении к Черной книге коммунизма Коуртойс называет этот голод Украинским голодом и пишет, что от него погибло 6 милионов украинцев [49].

Между тем, ряд уважаемых западных ученых доказывают, что нельзя ставить в один ряд Холокост и Голод 1933 года [50]. М Таугер [51] указывает, что большинство настоящих ученых не согласны с термином украинский голод. По научно-обоснованному мнению М. Таугера [52], такая интерпретация голода 1933 года содержит ошибки, неправильные концепции и упущения, настолько значительные, что делают эту концепцию не только слабой, но и полностью разрушают аргументы данной интерпретации. М. Таугер написал мне, что сейчас важно доказать и зафиксировать в общественном сознания голод 1933 года как голод общесоветский, а не только украинский [53].

В 2003 г. Василий Пихорович опубликовал статью «О причинах и последствиях голода 1932-33 гг. на Украине», где пишет: «Утверждения о том, что голод 1932-33 годов на Украине был спланированной акцией, направленной на уничтожение части населения, лишено всяческих фактических оснований и является одним из трюков антикоммунистической пропаганды, призванным отвлечь внимание населения от того геноцида, который сегодня осуществляется капиталом на территории стран потерпевшего поражение социализма.»

Когда «Голодомор» приравнивают к Холокосту и утверждают, что ничего подобного такому мир не знал, то это утверждение абсолютно беспочвенно. Голод в период становления капитализма существовал и в Европе, и в Англии и в США. А что же говорить о колониях, где ответственность за голод уже однозначно лежит на метрополии?

Обращает на себя внимание применение манипуляторами двойных стандартов. С одной стороны, «голодомор» в СССР бесповоротно осуждаются. С другой стороны, что-то не слышно заклинаний либералов с требованиями к англичанам покаяться в голодоморе ирландцев или индийцев. Или эти нации не относятся к людям?

А ведь во время Великого Ирландского Голода 1845-1851 года ирландская националистическая литература тоже обвиняла англичан и взваливает отвественность на них, как делают украинские националисты на русский народ. Причина ирландского голода — очень плохой урожай картофеля [54].

А возьмем Индию. В Индии в 1866 году погибло 7,5 миллиона человек, через 3 года только в провинции Rajputani погибло свыше 1,5 миллиона человек. В Бенгалии из-за жесточайшей засухи и наступившего неурожая в 1873-1874 годах около 15 млн. человек оказались на краю гибели. Около 5 млн. населения Мадраса, Бомбея, Мисора голодало в 1877-1878 годах. В 1900 году в Индии снова голод, в результате которого погибают 1 млн. человек. Великие демократы англичане пропустили и голод 1943 года в Бенгалии, еще более сильный, чем в 1932-1933 годах в СССР и никто их не ругает. Голод 1943 года в Бенгалии тоже был вызван сильным урожаем.

Мало кто знает, что в 1931-1932 году французские колонизаторы заставили нигерийцев платить высокие налоги, несмотря на низкий урожай, что вызвало в Нигерии голод похлеще голода 1933 года в СССР [55].

Если же встать на точку зрения манипуляторов «голодомором», то русский нариод должен предъявить претензии Грузии (Сталин был грузин по национальности) и Израилю (в СССР во власти было много евреев).

Поэтому можно согласиться с Е. Безродным [56] — все эти спекуляции на теме «уморэния гирдой Украини» есть элементарная политическая спекуляция украинских националистов-фальсификаторов, поскольку голод был отнюдь не только на Украине. Миф о «голодоморе» — изобретение манипуляторов сознанием. К сожалению, об этом мало кто знает, как ни странно — ибо мозгомойка прочно вживила людям в головы конструкцию «голод 1932-33 гг. на Украине», вне которой большинство и не мыслит.

{mospagebreak title=Сколько погибло людей во время голода}

Сколько погибло людей во время голода

Вопрос о числе жертв стал ареной особо ожесточенной манипуляционной борьбы, особенно на Украине. Суть манипуляций в том, чтобы: 1) увеличить, насколько можно, число «жертв сталинизма», очернив социализм и в особенности Сталина; 2) объявить Украину — «зоной геноцида», в отличие от остальных регионов СССР — «территорий голода», чтобы получить от России или мирового сообщества какие-нибудь компенсации.

 

Непрерывно прокручиваемый украинскими националистами вопрос о миллионах умерших от «голодомора» на Украине с упоминанием умопомрачительных цифр делает насущным ответ на на вопрос, а все-таки, сколько было жертв голода? Поэтому перед тем, как начать анализ мифологии, связанной с «Голодомором», мне придется проанализировать имеющиеся данные о численности погибших. Надеюсь, что прояснение этого вопроса позволит понять, рукотворный был голод или нет.

 

Вообще, вопрос о количестве жертв голода 1932-1933 гг. на Украине и в СССР очень сложен — точных данных здесь нет и, похоже, не предвидится. Историк Солдатенко вообще считает, что не только подсчет числа жертв, но и более или менее точная оценка этого невозможна. Он пишет. «Количество жертв (демографических потерь), как ни горько, установить хотя бы приблизительно, даже с допустимой погрешностью (хотя это звучит цинично, кощунственно, но такова источниковая база), скажем в сотню тысяч, — нереально» [57].

 

ВЫСОКИЕ ОЦЕНКИ ЧИСЛА ЖЕРТВ

 

В статье, размещенной на страницах интернет-журнала «Демоскоп», приводится таблица оценок числа жертв «голодомора» [58]. В целом, мнения о числе жертв резко расходятся — цифры варьируют от нескольких сотен тысяч до 8 млн. Так, цифра в 7-10 млн человек фигурирует в Совместном заявлении, принятом Генеральной Ассамблеей ООН. Конквест в своей книге 1969 года сообщает, что тех, кто умер от голода в СССР в период 1932-1933 гг., было 5-6 млн. человек, половина из них — это жители Украины [59].

 

Сейчас многими либералами-демократами упоминается цифра в 7-8 миллионов крестьян в СССР, будто бы погибших от голода 1932-1933 гг. Интересно, что именно эта цифра (если точно — 7 910 000 чел.) встречается в пропагандистской листовке серии 154З доктора Геббельса, сброшенной в октябре 1941 г. на советские позиции [60]. Достаточно странное совпадение. Интересно, что М. Таугер, лучший американский специалист по проблеме голода 1932-1933 года, считает цифру жертв в 7-8 млн человек преувеличенной [61].

 

СРЕДНИЕ ОЦЕНКИ

 

Согласно подсчетам ОГПУ (правда, со слов невозвращенца Орлова [62]), которое подготовило доклад, предназначенный для Сталина, число умерших голодной смертью составляло 3,3 — 3,5 млн человек. В учебнике по истории России под редакцией Сахарова [63] общее число жертв голода также определено в 3 млн. чел. Там же указывается, что на Украине от голода умерло 1,5 млн человек [64].

 

По подсчётам В. Кожинова [65], коллективизация и голод привели к тому, что в 1929-1933 годах смертность в стране превысила смертность в предыдущие пять лет НЭПа (1924-1928) в полтора раза (надо сказать, что совершенно аналогично изменение показателей смертности в России имеется начиная с 1994 года по сравнению со второй половиной 80-х годов). Самое интересно, что после завершения коллективизации, в 1934-1938 годах смертность (включая потери от пресловутых «репрессий») была даже ниже НЭПовских показателей 1924-1928 годов.

 

Украинский историк Кульчицкий [66] попытался подсчитать возможное число жертв среди населения Украинской ССР в результате голода 1932-1933 годов, основываясь на опубликованных лишь в последние годы результатах Всесоюзной переписи 1937 года. При оценке людских потерь от голода Кульчицкий исключил число смертей, соответствующее ожидаемой естественной смертности в 1933 году, предложив признать этот показатель равным среднему арифметическому от показателей смертности за 1927-1930 гг. Естественная смертность за годы, которые непосредственно предшествовали году массового голода, составила в среднем 524 тыс. в год. Исходя из откорректированного уровня рождаемости в 1933 году (621 тыс.), получается, что нормальный прирост численности населения в этом году составил лишь 97 тыс., что в пять раз ниже, чем в предыдущие годы. Итого, добавочное число умерших составляет только 388 тыс. человек. Казалось бы здесь и надо поставить точку. Однако путем манипуляций с цифрами Кульчицкому удается повысить эту цифру до 4649 тыс. человек. Есть и другое обстоятельство. Если исходить из того, что перепись 1937 года не врала, то кой-какой резон в подсчетах Кульчицкого вроде бы есть, но тут есть такая тонкость: глава ЦУНХУ Краваль — это отпетый «бухаринец», один из шайки бухаринских воспитанников Института красной профессуры. Поэтому он мог подложить и свинью.

 

Далее. В своих расчетах Кульчицкий недоучитывал миграцию в города и из Украины. Кроме того он стремится выдавать недород за смертность (а ведь дураков в голодный год детей заводить найдется мало).

 

По данным Осокиной [67], количество зарегистрированных смертей превышало количество зарегистрированных рождений, в частности, в Европейской части СССР в целом — на 1684 тысячи, в Украинской ССР — на 1459 тысяч, в Северо-Кавказском крае — на 291 тысячу, Нижне-Волжском крае — на 163 тысячи, Центрально-Черноземной области — на 62 тысячи. Но детей, которые могли бы быть рождены нельзя все-таки засчитывать в число жертв голода 1933 года.

 

По данным докладной записки заместителя начальника сектора населения и здравоохранения ЦУНХУ Госплана СССР от 7 июля 1934 года, численность населения Украины и Северного Кавказа по состоянию на 1 января 1933 года уменьшилась на 2,4 млн человек [68]. Если учесть, что население Северного Кавказа составляло около 30% от населения Украины, то убыль населения на Украине составит где-то 1,7 мл человек.

 

Но надо ввести поправку на миграцию. М. Долот [69] свидетельствует о значительной миграции из Украины, сообщая, что oпределенной части «так называемых жерт голода» «посчастливилось уехать с Украины, в основном — на территорию России, где голода не было.» К началу марта 1933 года было задержано 219460 человек. 186588 были возвращены [70]. Но если учесть, что органы ОГПУ не могли полностью закрыть границы и почти половина пробралась через препоны, а также, если принять во внимание, что очень много было выслано и послано в города и на стройки, то количество погибших должно быть серьезно скорректировано с учетом легальной и нелегальной миграции. Поэтому, если мы учтем число прорвавшихся через заслоны, уехавших на стройки в другие республики и высланных, и грубо примем эту цифру в 500 000 человек, то итоговое количество погибших будет 1,2 млн человек — цифра. Даже если все эти цифры и не точны, то это точно не 3 млн. Остается снижение численности населения в некоторых регионах, которое нельзя объяснить только миграцией. Центральная власть ничего такого не заметила, инокорреспонденты (кого допустили; например, Дюранти) тоже не увидели никакой катастрофы. Заметили нацисты; но этот источник наиболее сомнителен, ибо политические цели кампании вокруг «голодомора» слишком уж очевидны.

БЫЛИ ЛИ МИЛЛИОНЫ ПОГИБШИХ?

Давайте посмотрим, соотвествуют ли цифры 7 и даже 3 млн человек имеющимся фактам. Вот рассуждение, взятое мною на одном их форумов интернета [71]. Если количество жертв так велико, то можно было бы утверждать, что этот исторический факт должен остаться в памяти народа. Например, можно не сомневаться, что практически у каждого русского, белоруса, украинца, татарина (и так далее) на фронтах Отечественной войны погиб близкий родственник. Известно, что на фронте погибло примерно 8 миллионов советских солдат. А есть ли среди ваших близких тот, кто по легенде об «ужасном голодоморе» умер от голода примерно десятью годами ранее? Если же все умершие были в ограниченных районах, то они, районы, должны были просто опустеть, и не заметить этого было бы никак нельзя.

 

На Украине в те годы жило примерно 32 миллиона человек Сельское население Украины в 1932 году было 22 млн человек [72]. Если верить украинским националистам, то умер каждый четвертый житель Украины. А поскольку голод был на селе, то там умерло около 30%. В таком случае не было бы украинца, у которого не умерло бы несколько близких родственников, а Украина тех лет должна была бы представлять собой выжженную пустыню. Даже если принять число жертв от голода 1932-1933 года в 3 млн человек, то возникают логические неувязки. Если умерло 3 млн человек, то кто же тогда сеял и убирал хороший урожай летом и осенью 1933 года.

 

Летописи средних веков доносят ужасающие картины опустевших областей после эпидемий чумы и холеры, унесших от четверти до трети жителей. Многие десятилетия спустя подобные бедствия оставляли хорошо видимый след и оставались в народной памяти многие столетия. Во время татаро-монгольского нашествия Русь потеряла около 30% населения (историки оценивают потери населения в 20-40%, полностью уничтожено 20% городов, еще 40% разрушено, но русские жили в основном в деревнях), что было воистину чудовищным ударом, отбросившим Русь назад на несколько столетий. Было ли нечто подобное на Украине в 32-33 годы? Ответ очевиден [73].

 

Неизвестный автор продолжает. «Ну ладно, допустим, иго это было очень давно, и ученые могут ошибаться. Но есть гораздо более свежие события, с которыми можно сравнить эти, с позволения сказать, «гипотезы». Достоверно известно, что во время войны погиб каждый пятый белорус и никому в Белоруссии не надо объяснять, что это имело место, то есть процентные масштабы трагедии во времена так называемого «голодомора» должны были бы быть примерно теми же. Должны быть вымершие деревни и целые районы таких размеров, что скрыть их не было бы никакой возможности. … Одномоментные массовые захоронения в результате голода были бы легко различимы (могилы проседают) и были бы найдены сразу же. Более того, вся Украина оказалась в руках немцев 10 лет спустя, неужели Геббельс упустил бы такой невероятный шанс, не провел бы массового вскрытия могил «большевистского геноцида», ведь лучшего шанса для привлечения украинцев на свою сторону трудно было и придумать. А ведь известно, что абсолютное большинство украинцев оказывало ожесточенное сопротивление с захватчикам, исключение составили только бандеровцы, но они то, как раз во время «голодомора» жили не в СССР, а в Польше! Да впрочем, украинцам, если бы они пережили такой голод, ничего не надо было бы объяснять. Вместо этого немцы применяли другие методы диалога с населением, вроде массового истребления в Бабьем Яре. Просто им было решительно нечего сказать про «голодомор» [74].

 

НИЗКИЕ ОЦЕНКИ

 

Напротив, П. Краснов [75] не считает, что число жертв голода было таким большим. Он пишет. «Об отсутствии каких-либо свидетельств многомиллионной гибели населения в те годы говорит наиболее авторитетный исследователь того периода — Земсков , которого никак нельзя заподозрить в симпатиях к Сталину и коммунистам. Он однозначно утверждает, что от голода погибло несколько сотен тысяч человек. Немало! Но, для Царской России — это было обычным делом, а после этого провала Советская Власть навсегда решила проблему голода, извечного бича России (если не брать последствия Гражданской и Отечественной войн, к которым общественный строй имел небольшое отношение). Кроме того, в 1930-33 гг. по территории СССР прокатилась жестокая эпидемия тифа, бича того времени и непременного спутника массовых миграций. Отличить сейчас погибших от тифа и от голода невозможно, скорее всего, это несколько сот тысяч человек, возможно до 1 миллиона.» П. Краснов [76] выдвинул предположение о том, что смертность от голода была небольшой, люди же умирали в основном от эпидемии тифа. К сожалению, ссылок, указывающих на наличие столь крупных эпидемий на территории СССР в то время, автор не приводит. Мне тоже неизвестны достоверные сведения о разгуле подобных эпидемий в 1932-1933 году.

 

П. Краснов не одинок. С. Увиткрофт также считает, что никакого голода в 1932-1933 гг. практически не было, а небольшая повышенная смертность была вызвана распространением на юге Украины малярии и других заболеваний [77].

 

В. Пихорович считает наиболее достоверными подсчеты русского публициста С.Г. Кара-Мурзы, по которому «в 1933 г. от голода умерло (правда не указано где. — АВТ.) около 640 тысяч человек». Близкую цифру называет и другой автор «Коммунист.ру» кандидат богословия и кандидат философских наук Евграф Дулуман [78]. По его подсчетам, «от голода в Украине в 1933 году умерло 600 тысяч человек», хотя он и допускает, что ошибается в 2-3 раза.

 

Г. Ткаченко также берет за основу цифры Земскова и считает, что жертвами голода стали 640-650 тыс. человек, а не 9-10 млн и тем боле 15 млн, как об этом вещают «независимые» СМИ [79].

 

МОИ РАСЧЕТЫ

 

Я больше склоняюсь к цифре 0,5-1 млн. человек. На это есть серьезные основания. Вот данные о числе умерших на Украине в 20-х — 30-х годах [81].

 

Год  / Число умерших

1927 / 522,6

1928 / 495,7

1929  / 538,7

1930 / 538,1

1931 / 514

1932 / 668,2

1933 / 1850,3 (1309 тыс., данные Земскова)

1934 /483,4

1935 /341,9

1936 /361,3

 

Сразу отмечу, что цифра смертности за 1933 год резко расходится с данными Земскова [82], который приводит сведения ЦУНХУ Госплана СССР о рождаемости и смертности на Украине (в 1932 г. родилось 782 тыс. и умерло 668 тыс., в 1933 г. — соответственно 359 тыс. и 1309 тыс.). Этот факт обозначен в таблице 1.

 

Превышение смертности в 1933 году на таковым показателем 1932 года составило 641 тыс человек. Если же сравнить со средним уровнем за 1927-1931 годы (522 тыс. чел.), то в 1932 и 1933 годах добавочно умерло 933 тыс. человек. Но затем в 1934-1936 году смертность существенно падает. Если суммировать число умерших за 1933-1936 годы (с поправкой на данные Земскова — 3163,8 тыс. человек) и вычесть из этой суммы число умерших за 1927-1931 годы (2610 тыс. чел.), то получится 553,8 тыс чел. То есть 380 тысяч просто умерли быстрее, чем если бы не было голода — у них голод отнял 1-2 года жизни. Скорее всего, пострадали от голода в основном резко ослабевшие люди. Получается, что жертвами голода стали от 550 до 940 тыс человек. Правильны ли мои расчеты? Думаю, что да.

 

Вот проверка моих расчетов с помощью независимого метода. Ярый ненавистник Сталина Ивницкий указывает, что зимой 1932-1833 года в Винницкой области голодало примерно 121 тыс человек [83]. Население Винницкой области составляло тогда около 16% от всего населения Украины. Если исходить из равной интенсивности голода в областях Украины, то всего на Украине голодало около 810 тыс человек.

 

Однако это число надо увеличить как минимум в 2 раза, поскольку степень голода, судя по карте, приведенной во Всеминой энциклопедии Википедия, в Винницкой области был в среднем в 2-3 раза меньше, чем в областях вдоль Днепра. Поэтому допустим даже, что всего на Украине голодало 5 млн. человек (напомню, что на украинском селе тогда жило всего 22 млн человек). А погибли, скорее всего, не все голодавшие, а много, много меньше. По крайней мере, об этом свидетельствиет М. Долот [84].

 

Теперь давайте сопоставим следующие цифры. Например, к февралю 1922 г. число голодающих в Чувашии составило около 595 тыс. чел. из 850 тыс. населения автономии, а умерших от голода — более 12 тыс. чел. [85]. Другими словами число погибших от голода составило 2% от числа голодающих. Я много говорил с матерью, она жила в Новочеркасске и с женой — ее родственники жили в Ейске. Как таковой, голод там был очень умеренный. Ели лебеду, траву, умирали ослабленные, но не все. Сопоставление этих свидетельств с рассказами переживщих блокаду Ленинграда позволляет предположить, что этот голод переносился было много легче, чем голод во время блокады Ленинграда. Но даже, если исходить из отношения числа погибших к числу голодающих равного 10%, то количество жертв голода на Украине составит менее 500 тыс человек. Итак, число жертв голода на Украине находится в пределах 0,5-0,94 млн человек.

 

МОЖНО ЛИ ВЕРИТЬ ПЕРЕПИСИ 1937 ГОДА?

 

Проведенная в январе 1937 г. Всесоюзная перепись населения выявила уменьшение населения в СССР на 6,2 млн. человек по сравнению с данными переписи 1926 г. При этом численность украинцев в СССР сократилась на 4773,7 тыс. человек (на 15,3 %) [86]. Доверять результатам этой переписи сложно, поскольку, как показали события 1937 года, многие руководящие посты в организации, осуществлявшей подсчеты, были заняты троцкистами. В январе 1939 г. была проведена новая Всесоюзная перепись населения, которая выявила сокращение численности украинцев по сравнению с 1926 г. на 3,1 млн. чел. [87]. Частично это сокращение объясняется тем, что в 1937-1939 гг. во многих районах СССР за пределами Украины украинцев стали записывать русскими (на Кубани, Дальнем Востоке и т.д.).

 

Итак, я делаю вывод — в подавляющем большинстве статей про «голодомор» подробнее см. [88]) число жертв завышено как минимум в 2-3 раза. На самом деле число жертв на Украине не превышает 950 тыс. человек, а скорее всего и того меньше.

{mospagebreak title=Что на самом деле произошло в 1932 году}

Что на самом деле произошло в 1932 году

Так что же произошло в 1932 году? Напомню, что голоду 1932-1933 годов предшествовал ряд важных событий [89]. В 1929 году повторились два года кряду с холодными и бесснежными зимами на Украине. Они закончились «почти полной гибелью озимых посевов». Затем был плохой урожай 1931 года.

ПОСЕВНАЯ 1932 ГОДА

Посевная кампания 1932 года была проведена исключительно плохо. По разным оценкам, засеянная площадь в 1932 г. сократилась на 14 — 25% сравнительно с 1931 г. М. Таугер [90] дает цифру недосева в 9%. Кроме того, поля были засеяны меньшим количеством зерна на гектар, чем следовало по норме. В ряде случаев количество не досеянного зерна на гектар достигало 40%. Небывало долго шла посевная компания — при средней весенней посевной около недели в 1932г. на Северном Кавказе она длилась 35-40 дней [91].

СНИЖЕНИЕ ПЛАНА ЗАГОТОВОК

Очень много говорится о том, что правительство СССР будто бы подчистую насильственно выгребло зерно у крестьян. Однако дело обстояло совсем не так. Для того, чтобы кормить город, правительство должно было заготовлять хлеб. В 1928 г. доля хлебозаготовок составляла 14,7% валового сбора, в 1929 г. — 22,4, в 1930 г. — 26,5, в 1931 г. — 32,9, а в 1932 г. — 26,9%. Последняя цифра — из сборника «Сельское хозяйство СССР. Ежегодник 1935 г.» [92]. Низкий урожай 1931 года вынудил правительство снизить экспорт зерна с 5,2 млн т в 1931 году до 1,73 млн тонн в 1932 году (это календарные годы). Думалось, что хороший урожай зерна позволит больше его продать и спасти страну, находящуюся в глубоком кризисе.

Но когда с мест пришли сведения о плохом проведении весенних полевых работ, СНК СССР и ЦК ВКПб постановлением от 6 мая 1932 года снизили план заготовок [93]. План заготовок был утвержден для колхозов и единоличников (СССР в целом) в 18,5 млн. т на 10% ниже чем план. Одновременно повышались планы хлевозаготовок для совхозов с 1,7 до 2,5 млн тонн [94]. ЦК не только снизил план зоготовок, но и разрешил колхозам и крестьянам торговать зерном на рынке на основе рыночных цен, чтобы дать возможность крестьянам продавать зерно по свободным рыночным ценам после выполнения плана хлебозаготовок [95]. Многие даже думали, что декрет 6 мая означал введение нового НЭПа так как он разрешал свободную торговлю. Все надеялись, что свободная торговля нормализует снабжение городов продовольствием, но это были совершенно необоснованные надежды. Поэтому вполне можно согласиться с мнением М. Таугера [96] — правительство искало компромиса с крестьянами.

Затем для Украины Постановлением Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 6 июля 1932 г. план хлебозаготовок из урожая 1932 года был установлен на уровне 356 млн. пудов (5,7 млн т). 22 октября 1932 года план заготовок был снижен еще на 70 млн пудов. В ноябре 1932 года, когда стало ясно, что урожай получили очень низкий, план заготовок снизили еще раз. Например, для Северного Кавказа план был снижен со 2,18 млн т. до 1,55 млн т [97]. 14 января 1933 г ЦК КП(б)У принял постановление, в котором еще раз снизил план — на 29,4 млн. пудов (0,47 млн т). После официального завершения заготовок 5 февраля 1933 года первый секретарь ЦК КП(б)У С.В.Косиор в своем докладе [98] указал, что суммарный план для колхозов и единоличников был оказывается снижен с 356 млн. пудов (5,7 млн т) до 218 млн. пудов (3,5 млн т). Это косвенно подтверждается председателем Совета по изучению продуктивных сил Украины А.Г.Шлихтером в его речи на 17-м съезде ВКП(б) [99, 100].

Таким образом, первоначальный план хлебозаготовок по СССР к январю 1933 г. «был снижен на 17% до 17,045 млн т» [101, 102]. Всего государство из урожая 1932 года до 1 июля 1933 года «забрало» у украинских крестьян не более 248 млн. пудов (4 млн. т) зерна. Тем не менее возник голод. Действуя, по сути вслепую, Сталин тем не менее пошел навстречу крестьянам.

КАК ПРОХОДИЛИ ЗАГОТОВКИ

Для получения от крестьян хлеба в 1932 году правительство применяло несколько методов, такие как договоры с производителями, рыночный обмен и нерыночные меры, которые собственно и были названы термином «заготовки» [103]. Сторонники гипотезы о том, что хлеб у крестьян выгребли подчистую, забывают важный психологический момент. Они забывают о том, что крестьяне не дураки и не позволили бы выгрести у них все подчистую, так, чтобы не осталось на пропитание и на сев, если бы оставшаяся норма была бы ниже голодной нормы. Они уже имели опыт голода 1920 года, опыт работы с продотрядами. Заготовителей просто бы убивали, как крестьяне делали это в 1918 году, когда продотряды пытались взять больше голодной нормы. Поэтому выгрести все невозможно — просто бы не дали.

Правда, некоторые авторы утверждают, что уже в 1932 г. можно было «выгрести подчистую», т.к. крестьяне были организованы не в дворы, а в колхозы и было ввено обязательное хранение на элеваторах. Так это или нет, трудно сказать, но вспомним, как резко отреагировали крестьяне на попытки большевиков забирать у них хлеб ниже голодной нормы — в романе Шолохова «Поднятая целина» как показан эпизод разграбления амбара колхозниками после того, как был распространен слух, что у колхоза забирают посевное зерно. Однако, хлебозаготовки 1932 года не сопровождались сопротивлением крестьян, большим, чем в 1930 году. Поэтому многое, видимо, зависело от местных властей. Там где властям удалось выгрести все, вероятность голода была больше. Кое-где даже подростки, вооружившись щупами, обыскивали единоличников в поисках закопанного зерна [104].

Когда стало ясно, что на селе происходит что-то не то, вроде засухи нет (см. ниже), но хлеб в закрома не поступает, то Политбюро решилось на крайние меры. В октябре 1932 года в деревню были направлены чрезвычайные комиссии.

ПЕРЕГИБЫ

Не надо понимать дело так, что все делалось без ошибок. как всегда на Руси, перегибы на местах были повсеместным явлением.

Об обстановке сбора зерна можно судить по протоколу заседания РИК от 18.11.1932 г. «О мерах по усилению хлебозаготовок по району». В связи с тем, что срок выполнения хлебозаготовок заканчивался 1 декабря 1932 г., РИК постановил: «Сельсоветам организовать изъятие у отдельных колхозников и индивидуальных хозяйств раскраденного (вот оно подтверждение тотального воровства-АВТ.) в колхозах хлеба. Изъятие в первую очередь проводить у лодырей, рвачей и деклассированного элемента, имеющих малое количество трудодней… Наложить штраф на еврейский колхоз им. К. Либкнехта по дополнительной сдаче мяса государству». При сборе продовольствия, по свидетельствам очевидцев, местными исполнителями допускались перегибы — забирались все продукты.

А. Колпакиди и Е. Прудникова в книгe о Сталине «Двойной заговор» [105] пишут. «Шолохов рассказывал, как выглядели заготовки скота на Дону. «По хуторам происходила форменная война — сельисполнителей и других, приходивших за коровами, били чем попало, били преимущественно бабы и детишки (подростки), сами колхозники ввязывались редко, а где ввязывались, там дело кончалось убийством». Что же касается хлеба… в июле 1932 года хлебозаготовки составили всего 55% от и без того заниженного плана. Теперь уже колхозы объявили «хлебную стачку», отказываясь сдавать хлеб по крайне низким закупочным ценам, фактически даром… повсеместно распространялся метод Кагановича, по которому не платящим налог селам и станицам «запрещалось продавать свою продукцию».» Значит хлеб то был.

Секретное постановление ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР от 14 декабря 1932 года «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области», подписанное В.Молотовым и И.Сталиным, определяло, как именно надлежит наказать «организаторов саботажа хлебозаготовок» (в том числе и тех, у кого был партбилет) — высылка, арест, заключение в концлагерь на длительный срок, расстрел, — постановление «предлагало» ЦК КП(б)У и СНК Украины «обратить серьезное внимание на правильное проведение украинизации, устранить механическое проведение ее, изгнать петлюровские и другие буржуазно-националистические элементы из партийных и советских организаций, тщательно подбирать и воспитывать украинские большевистские кадры, обеспечить систематическое партийное руководство и контроль за проведением украинизации» [106].

Идиотизма на местах тоже было достаточно. Особенно не хотели сдавать зерно единоличники, поэтому руководители на местах просили разрешить проводить обмолот совместно «под контролем Совета» [107]. ЦК ВКПб Украины в отношении единоличников предписывал применять натуральные штрафы в виде установления дополнительных заданий по мясозаготовкам в размере 15-месячной нормы [108]. Надо ли удивляться, что коров и волов вырезали (см. ниже)?

Планы спускались «по районам». Выполнил — молодец, не выполнил — могут и расстрелять. В районе подавляющее большинство хозяйств план НЕ ВЫПОЛНИЛО. Вопрос: куда пойдут «добирать проценты»? Естествено, куда угодно. И будут выгребать там до нитки. А в это же самое время где-нибудь будут запасы… Часть сверхплановых заготовок накладывалась на хорошо работающие колхозы. Однако 19 января 1933 года сверхплановые заготовки были запрещены решением ЦК партии [109].

Директивы насчет того, сколько в какой губернии имеется «кулаков» и «подкулачников» и как с ними надлежит поступать, присылались из Москвы по линии ОГПУ, а не по партийной линии [110]. Если вспомнить, кто тогда фактически страной заправлял НКВД (а точнее, Ягода) и что потом был выявлен заговор в НКВД (см. главу 3), то сама по себе манера проведения коллективизации вполне могла быть расчитана на создание условий для социального взрыва. Троцкисты же на местах воспринимали эти постановления как рекомендательные…

БЫЛО ЛИ НАСИЛИЕ?

Имеется еще ряд фактов, которые заставляют сомневаться в широком использовании властями насилия для сбора хлеба. Напротив, борьба велась в основном экономическими методами. Станицы заносились на «черную доску» — в них полностью прекращалась всякая торговля, подвоз каких бы то ни было товаров, колхозникам и единоличникам запрещалось продавать свою продукцию. Не платящим налог селам и станицам «запрещалось продавать свою продукцию». Выражаясь словами Ю. Мухина [111], «власть в отчаянии кричала: «Подавитесь вы своим зерном, сожрите его сами!»».

6 ноября 1932 года Совнарком и ЦК ВКП(б) вынесли следующее постановление:

«Из-за позорного срыва компании по уборке зерновых в некоторых районах Украины, Совет Народных Комиссаров и ЦК партии Украины приказывает местным партийным и руководящим органам покончить с саботажем зерна, который был организован контрреволюционными и кулацкими элементами. Необходимо заклеймить тех коммунистов, кто возглавил этот саботаж, и полностью ликвидировать пассивное отношение к нему со стороны некоторых партийных организаций. Совет Народных Комиссаров и Центральный Комитет совместно решили взять на заметку все те местности, в которых проводился преступный саботаж, и применить к ним следующие меры наказания:

Приостановить в эти местности все поставки товаров государственной торговли и кооперативной сети. Закрыть все государственные и кооперативные торговые точки. Изъять все имеющиеся товары.

Запретить продажу основных видов пищевых продуктов, находившихся ранее в ведении колхозов и частных владельцев.

Приостановить выдачу всех кредитов этим местностям и немедленно аннулировать ранее выданные кредиты.

Тщательно разобрать личные дела руководящих и хозяйственных организаций с целью выявления враждебных элементов.

Произвести подобную работу в колхозах, чтобы выявить все враждебные элементы, принявшие участие в саботаже».

Декрет предусматривал составление черных списков тех деревень, которые признавались виновными в саботаже и диверсиях. Изначально в этих списках было 6 деревень, к 15 декабря 1932 года он включал 88 районов из 358, на которые была разделена Украина.

Вот лишь один пример. «ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВНАРКОМА УССР и ЦК КПбУ О ЗАНЕСЕНИИ НА ЧЕРНУЮ ДОСКУ СЕЛ, ЗЛОСТНО САБОТИРУЮЩИХ ХЛЕБОЗАГОТОВКИ…

СНК и ЦК постановляют:

За явный срыв плана хлебозаготовок и злостный саботаж, организованный кулацкими и контрреволюционными элементами, занести на черную доску следующие села:

с.Вербка, с.Гавриловка, Днепропетровской области с.Лютеньки,.с.Каменные Потоки, Харьковской области с.Святотроицкое, с.Пески, Одесской области.

В отношении этих сел провести следующие мероприятия:

1. Немедленное прекращение подвоза товаров, полное прекращение кооперативной и государственной торговли на месте и вывоз из соответствующих кооперативных и государственных лавок всех наличных товаров.

2. Полное прекращение колхозной торговли как для колхозов, колхозников, так и для единоличников.

3. Прекращение всякого рода кредитования, проведение досрочного взыскания кредитов и других финансовых обязательств.»

Областные органы дополнительно занесли на «черные доски» низшего уровня 380 колхозов и 51 село [112].

Обратите внимание на тот факт, что в постановлении ничего не говорится о насильственном изъятии хлеба. Села, которые не сдают хлеб, наказываются в основном экономически. Между тем эти меры не помогали. Зачисление сел в черный список, где торговля ограничивалась, не давало эффекта, поскольку села были насыщены промтоварами и все необходимое можно было получить в районном центре [113].

Есть факты, что руководители страны не хотели эксцессов. Так, Молотов поправлял ретивых заготовителей. В письме к секретарю ВКПб Украины Хатаевичу он пишет. «Большевик, подумав …. должен поставить удовлетворение нужд пролетарского государства во внеочередном порядке. С другой стороны, нельзя впадать и в обратную оппортунистическую крайность: «брать любой хлеб и где угодно, не считаясь и пр.»» [114].

А БЫЛ ЛИ ГОЛОД?

Некоторые авторы высказывают сомнение в самом факте возникновения голода. Они считают, что повышенная смертность была связана с другими факторами. По мнению П. Краснова [115], в 1930-33 гг. «по территории СССР прокатилась жестокая эпидемия тифа, бича того времени и непременного спутника массовых миграций.» Видимо, в повышении смертности могли сыграть свою роль и сильные морозы зимой 193-1933 года. О повышенной заболеваемости свидетельствует наиболее известный живописатель голода 1933 года М. Долот [116].

Может и правда голода не было? Засомневавшись, я стал распрашивать очевидцев, живших в те времена на Дону и на Кубани. Моя мать жила тогда в Новочеркасске и она говорила, что голод был и что даже ее отец (мой дед) умер именно от «голодомора». Ели траву, лебеду… По свидетельству бабушки моей жены, голод был и в Ейске, Краснодарского края. Однако я не нашел свидетельств о голоде в крупных городах и в собственно селах, где жили только крестьяне. Поэтому версию о том, что голода не было, я не стал рассматривать.

Недавно «Известия» опубликовали документы из архивов ФСБ о жертвах голодомора 1930-х годов в СССР. Узнав о сообщении, я надеялся увидеть цифры жертв, документы, показывающие кто виноват, но в публикации приведены лишь отрывки из писем описывающих ужасы голода. Вот письмо в Ставрополь Г.Г. Тумиленко от родителей. «… Очень много мрут людей, в каждой хате по двое и трое мертвых лежат, и никто не хочет ховать, мрут от голода, хлеба нет…

А вот Спецсводка СПО ПП ОГПУ по НВК (Нижне-Волжскому краю) о продовольственных затруднениях в крае по данным на 20 марта 1933 года.

«28 марта 1933 года.

Продовольственные затруднения продолжают захватывать новые районы и колхозы: на 10 марта… было учтено 110 колхозов в 33 районах, испытывающих продзатруднения семей — 822.

…В большинстве употребляются в пищу различные суррогаты (примесь в муку и хлебные отходы мякины, лебеды, тыквенной и картофельной кожуры, просяной шелухи, толченых корней растений «чакан», употребление в пищу одних суррогатов без примеси муки, питание исключительно капустой, тыквой, другими овощами), а также употребляется мясо павших животных и, в отдельных случаях, людоедство.

ПП ОГПУ по НВК Рудь

Нас. СПО ПП Якубовский».

Доказательством голода являются и сведения о резком скачке цен на продовольствие в 1932 году. Рыночная цена на муку постоянно росла, а в 1932 году сделала настоящий скачок (см. таблицу 2 ниже [117]), хотя денежная масса выросла незначительно (см. выше).

1928 / 100

1929 / 225

1930 / 350

1931 / 525

1932 / 2303

Картофель стал стоить в 15,5, раз дороже. яйца в 8,7 раза. В 1933 году цена на хленб еще выросла на 80%. В мае 1933 года коммерческая цена ржаного хлеба был в 20 раз больше цены хлеба, выдаваеного по карточкам. Цены на продовольствие на рынках достигли пика в июне 1933 года. Однако после урожая 1933 года цены резко (на 60%) упали в декабре 1933 года. В 1934 году цены на зерно упали в 2 раза [118].

Есть и косвенные свидетельства. Так, 6 мая 1932 года было отмечено, что легализированная частная торговля хлебом снизилась на 20% по сравнению с тем же периодом 1931 года [119].

В заключение этого раздела приведу свидетельства бабушки одного из участников форума С.Г. Кара-Мурзы о голоде в Среднем Поволжье в 1932-33 годах (ей было 11-12 лет). «Сражу скажу, никаких «ужастиков» мне не рассказывали, т.е кошмаров при это не было, а было хроническое недоедание, связанное в основном с неурожаями. Бабушка рассказывала, что спаслись ловлей рыбы в реке Самара, а также сажали картошку (помимо огородов) в лесу на полянах, как я понимаю стремясь урожай обезопасить от засухи. Младший брат моей бабушки, с друзьями ловили в сусликов полях, этим они питались (у бабушки и ее младшей сестры вид этих освежеванных сусликов вызывал рвотный рефлекс). Т.е. было время голодное, но не катастрофическое, сильных эксцессов на этом фоне уже не наблюдалось (по сравнению с 1921 годом). В целом, голод 1932-1933 года именно в зоне недалеко от Самары был вызван последствиями засухи…. [120] По свидетельствам родной сестры моего деда (1902 года рождения) во время голода 1921 года в Поволжье были зафиксированы факты людоедства, эти случае имели место и в селе Виловатое Богатовского района Самарской области, к сожалению, сестра деда умерла в 1996 году в Ташкенте, и уточнить у нее кого конкретно съели я не имею возможности (она знала этих людей по фамильно). По свидетельствам бабушки со стороны матери в 1932-33 годах во время голода, таких фактов зафиксировано не было (семья моего деда (т.е отец моего деда и его братья) к тому моменту уже перебралась в Туркестан, в Бухару и Самарканд, точнее под Самарканд в Ката-Курган, поэтому они о голоде 1932-33 годов свидетельствовать не могли). … моя ныне покойная бабушка: Углянская Анна Павловна 1921 года рождения, умерла в Самаре в 2001 году. Сестра моего деда Толстова Татьяна Ананьева 1902 года рождения. Обе уроженки села Виловатое Богатовского района, Самарской области [121].»

Итак, голод был.

КОГДА БЫЛ ГОЛОД?

Ситуация с продовольствием резко ухудшилась в конце 1932 и особенно в первую половину 1933 года. Осенью 1932 года нормы снабжения продовольствием даже киевких рабочих были уменьшены с 3 фунтов до 1,5 фунта, а для белых воротничков (работников, не занятых физическим трудом) с 1 до 0,5 фунта [122].

Поэтому некоторые источники утверждают, что начало голода относится к концу лета 1932 года. Это очень маловероятно. До тех пор, пока нет снежного покрова, на селе можно найти питание в лесах и реках. Да, трудности с продовольствием начались еще в 1932 году. В 44 районах Украины ощущался недостаток продовольствия начался голод, но уже к лету все более или менее нормализовалось. Собственно же голод начался зимой в конце 1932 года, однако массовый характер он принял весной 1933 года. 15 марта Косиор сообщал Сталину: «Всего по регистрации ГПУ на Украине охвачено голодом 103 района [123]. По воспоминаниям большинства очевидцев, пик голода приходится на начало весны 1933 года, а завершение — на начало лета 1933 года. M. Долот [124] так пишет об этом. «К концу мая 1933 года голод пошёл на убыль». Он свидетельствует, что власти сумели «обеспечить трудоспособных членов колхоза необходимым продовольствием, чтобы они могли работать.»

ВСЕСОЮЗНЫЙ ГОЛОД

Итак, зимой 1932-1933 года возник сильный голод. Несмотря на заявления украинских националистов, голод был не только на Украине, а практически по всему СССР. Советский ученый В.В.Кондрашин [125] документально доказал, что голод был не только на Украине, но и в Поволжье. Западный историк Уверф (Werth) [126] также признает, что голод затронул много областей вне Украины, включая Московскую и даже Ивановскую области. Он же согласен с тем, что от голода погибли и другие этнические группы.

Голодала вся страна, включая Москву. Не мешало бы вспомнить, что голодало и Закавказье (в Баку, например, школьники получали по 70 г. хлеба в день), голодал Северо-Восток европейской части СССР, Ивановская область, Кузбасс, Северный край, Западная область, Дальний Восток, Горьковская область. Голодало даже Подмосковье и Ленинградская область. Недоедание затронуло много районов и вне Украины, включая Москву и даже Иваново [127]. Eсть много сведений о голоде в Поволжье и на Урале [128].

Вот один из документов в доказательство факта голода на Урале.

Спецсообщение СПО ОГПУ о продзатруднениях в ДВК и Уральской области. 3 апреля 1933 года.

«Троицкий район Уралобласти. В колхозе им. Сталина Михайловского сельсовета трупы павшего от сапа скота, залитые карболовым раствором, колхозниками нацменами и русскими растаскиваются со скотомогильника и употребляются в пищу. На почве продзатруднений среди колхозников отмечаются резкие отрицательные настроения: «Разве я думала, летом работала до упаду, ободранная, голая, босая, чтобы теперь сидеть без хлеба и с голоду пухнуть, ведь у меня их семь человек и все сидят и кричат: «Дай хлеба!», — а как это матери перенести? Пойду лягу под трактор, не могу я переносить эти страдания» (ДВК).

Нач. СПО ОГПУ г. Молчанов. Пом. нач. СПО ОГПУ Люшков».

В начале 1933 г. жалобы на перебои в снабжении, даже хлебом, шли потоком из Северного края, Западной, Ленинградской, Московской, Ивановской областей, Донбасса, Горьковского края, с Дальнего Востока [129]. Голод и смерть от истощения наблюпдались даже в Смоленской и Орловской областях и даже в Белоруссии. Подобные случаи описаны в Сибири [130]. Поэтому можно считать установленным что голод 1932-1933 года поразил большую часть СССР.

данные М. Таугера ясно показывают, что увеличение смертности было не только на Украине, но и по всему югу СССР [131]. Поэтому, как написал мне М. Таугер в личной переписке [132], он не различает голод на Украине от голода на Волге. Поэтому М. Таугер [133] считает, что голод 1932-1933 года должен быть назван Советским голодом, а не Украинским голодом.

ГДЕ БЫЛ НАИБОЛЕЕ СИЛЬНЫЙ ГОЛОД?

Но голод имел разную интенсивность в разных районах СССР. Об этом хотя бы свидетельствует карта уровней смертности, представленная в Википедии [134]. На Украине особенно большая смертность была в Киевской области [135], а также в Харьковской и Днепропетровской области, где прослойка русского населения была очень высокой, что говорит против утверждения о том, что правительство морило голодом только украинцев.

Но даже в пределах одной и той же области смертность, а значит и голод имел разную интенсивность. Украинские эмигранты свидетельствовали, что отдаленные селения страдали от голода сильнее, чем те, которые были расположены ближе к городу [136].

По мнению М. Таугера [137], главная причина различий в интенсивности голода есть результат наличия недалеко от села крупного города. Например, по данным самого Таугера, наиболее интенсивным голод был во селах вокруг Киева, самого крупного тогда города Украины. Точно также имевший больше индустриальных центров восток Украины был больше подвержен голоду, чем запад Украины, где крупных городов особо не очень много. Киевская область практически никогда не страдала от засух и вдруг именно там была обнаружена самая высокая смертность от голода 1932-1933 года (если исходить из опубликованной в Википедии карты смертности в 1933 году на Украине).

Это обстоятельство связано с законом, установленным И.Г. фон-Тюненом [138], знаменитым немецким специалистом по экономической географии, который более ста лет тому назад доказал, что вокруг крупных городов располагаются те производства, которые дают скоропортящиеся продукты, а также такие виды сельскохозяйственных культур, которые имеют значительный объем и вес по отношению к своей стоимости. В ближайшей к городу зоне наиболее выгодно и интенсивно развивается садоводство и огородничество в сочетании с молочным животноводством при стойловом содержании скота круглый год (клубника, цветная капуста, салат, капуста, картофель, репа, клеверосеяние, свежее молоко). По мере удаления от города производятся те продукты, провоз которых дешевле относительно их стоимости. Крестьяне обменивают свои продукты на товары города и на зерно, которое производится в более отдаленных от города районах. В условиях 1932-1933 года, хлеб доставлялся в город в очень ограниченных размерах исходя из численности горожан. Поэтому крестьяне ближлежащих к городу деревень не смогли запастись зерном и к концу зимы им стало нечего есть, так как производимые ими продукты, как правиоло скоропортящиеся кончились. С другой стороны, нехватка тягловой силы должна была бы быть менее всего заметной как раз около крупных городов, где были МТС. Но последний эффект может и не проявиться, если окружающие хозяйства ориентированы на городские нужды.

Эффект фон-Тюнена вместе с сследованиями Таугера о причинах неурожая 1932 года объясняет, почему наиболее сильный голод был в Киевской области, особенно в отдаленных селах вдоль Днепра, где была распространена ржавчина — одна из главных причин неурожая (см. ниже).

НЕДОСТАТОК ПРОДОВОЛЬСТВИЯ В ГОРОДАХ

Но если деревня голодала, то города в 1932/33 году жили впроголодь, с нормированным распределением продуктов. Е.А.Осокина в своей книге «Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928-1935 гг.» подробно рассказывает о снабжении городского населения в начале 30-х годов [139].

В 1931 году правительство уменьшило рационы для многих категорий людей и исключила целые группы рабочих и даже целые города из системы обеспечения продовольствием. Еще большие ограничения были введены в 1932 году. Уже в марте 1932 года были резко снижены рационы потребления по спискам 2 и 3 [140]. Как свидетельствует М. Долот [141], «городским жителям продукты распределялись по хлебным карточкам в таких маленьких количествах, что рассчитывать на их помощь не приходилось.»

Особый и первый списки — рабочие ведущих индустриальных объектов (предприятия Москвы, Ленинграда, Баку, Донбасса, Караганды, Восточной Сибири, Дальнего Востока, Урала). Второй и третий списки — рабочие предприятий стекольно-фарфоровой, спичечной, писчебумажной промышленности и коммунального хозяйства, хлебных заводов, мелких предприятий текстильной промышленности, артелей, типографий и пр. По хлебу — нормы дневные, остальные — месячные. По каждому списку приведены нормы для рабочих — 1), для служащих и членов семей рабочих и служащих — 2), для детей — 3). Подземным рабочим, рабочим горячих цехов дополнительно полагалось 200 г хлеба в день и 1 кг сала в месяц, угольщикам — 1 кг муки, 200 г растительного масла в месяц. Для подземных рабочих месячная норма мяса была 5 кг [143].

Но и эти нормы практически не соблюдались. Так, в феврале 1932 г. в Донбассе местные власти, выискивая средства, ввели норму на семейность. Для строителей она равнялась 0,2 (на 10 работающих строителей обеспечивались продовольствием всего только 2 человека из общего числа членов их семей), для угольщиков 1,1 (обеспечивалось 11 членов семей на 10 работающих), для остальных специалистов коэффициент составил 0,5 (снабжались 5 человек на 10 семей). В результате значительное число членов семей было снято с централизованного довольствия. В 1931 г. для горняков Кузбасса норма составляла 0,75 при фактической численности членов семей 1-1,85. В июле 1932 г. Ивановский обком, исходя из выделенных фондов, установил следующие нормы продовольственного снабжения: для рабочих первого и особого списков — по 1 кг крупы; 0,5 кг мяса; 1,5 кг рыбы; 0,8 кг сахара (в мес.). Прочее население и рабочие предприятий второго и третьего списков получали только сахар [144].

Плохим было снабжение учителей, врачей, студентов. Им не гарантировался даже хлебный паек. Так, в Азербайджане в 1933 г. дневная норма хлеба для школьников была 100 г в г. Баку; 50-75 г — в других городах. По сообщениям из Днепропетровской области, в 1933 г. в городах студенты получали 300-350 г хлеба в день, в сельских местностях в большинстве случаев вообще не обеспечивались. В большинстве районов крупа и сахар выдавались учителям и врачам нерегулярно: 2-3 раза в течение года по 400-500 г. Из 140 тыс. городских учителей в порядке централизованного снабжения мясом обеспечивались только 26 тыс.

По воспоминаниям тех лет, во время голода 1933 г. в Одесском порту грузили на суда зерно на экспорт. А голодные люди собирались у иностранных судов и просили хлеба. Иностранные моряки бросали хлеб в воду — и люди бросались в воду за этими мокрыми буханками. Этот факт, который обвинители Сталина используют для его обличения, на самом деле доказывает, что недостаток продовольствия был и в городах.

О том, что голод затронул и города, говорит увеличение смертности городского населения в 1932-1933 годах. Так, с января по июль 1932 года уровень смертности среди городского населения Киева вырос на 70%. на треть он вырос в это время даже в Москве [145]. По данным Центрального управления народно-хозяйственного учета (ЦУНХУ), в 1933 г. для городского населения отрицательный естественный прирост был равен 374,6 тыс. чел. В 1933 г. общее число умерших в городах РСФСР и на Украине было выше, чем в более благополучные предшествующий и последующий годы. Причина такого положения — голод в городах из-за уменьшения норм снабжения.

В 1932 году недостаток продовольствия резко ослабил рабочих и вынудил многих из них покинутъ свои места в поисках продовольствия. Голод поразил даже Днепрострой. Во многих отраслях индустрии текучесть рабочей силы превысила 100% за несколько месяцев, а уровень производства упал до уровня 1928 года. Рабочие выстаивали огромные очереди за хлебом, часто в рабочее время. Распространилась оспа, тиф, туберкулез… [146]. Голод затронул не только нерабовашее городское население, но и рабочих, выполнявших для государства приоритетные работы сверхвысокой важности, и даже бойцов Красной Армии [147], поскольку в конце мая 1932 года на 16% были снижены поставки продовольствия в Красную Армию [148]. Многие требования об увеличении снабжения, приходившие из регионов, где была индустрия высокого приоритета, были оставлены без последствий [149].

Остается добавить, что в 1933 году положение было еще тяжелее. Несоблюдение даже вышеприведенных норм стало не исключением, а правилом. Не говоря уже о рабочих в регионах «голодомора». Заметьте, это — о тех местах, где должны были питаться хлебом, собранным, как утверждается, «для геноцида».

То есть, города СССР в 1932-1933 гг. также испытывали жесточайшую нехватку продовольствия.

ГОЛОД БЫЛ В МАЛЫХ ГОРОДАХ И КРУПНЫХ СЕЛАХ.

Хотя факт голода именно в деревнях вроде бы никто и не оспаривает, позволю все же высказать свою собственную гипотезу. Но в деревнях кроме зерна имеется масса возможностей для пропитания. А может все дело в том, что голод был в основном распространен в малых городах?

Что я имею в виду? В статистике населения тех времен имеются только две графы — городское и сельское население. И умирали в основном те, кто по статистике относился к сельскому населению [150]. Я терялся в догадках, пока моя жена не сказала мне, что на Кубани крупные станицы будут поболее небольшого нынешнего городка в 50 тысяч населения, например, родины Виноградовского движения г. Вичуги в Ивановской области. То же было и на Украине. Крупные села и станицы числились как сельское население, но на самом деле их жители обслуживали настояших крестьян, сами крестьянами не являясь.

О малых городах никто не писал, о них просто забыли. Малые города обеспечивались продовольствием за счет торговли с близлежащими селами. Жители малых городов делали для крестьян поделки, шили и выполняли другие ремесленные работы. В малых городах жили портные, разного рода ремесленники, обслуживающие сразу несколько сел… Во время НЭПа государство не несло отвественность за снабжение продовольствием. Жители таких городов и крупных сел сами добывали себе хлеб путем обмена с крестьянами. Остальное жители этих полугородов выращивали на своих приусадебных участках. Но без хлеба прилежащих деревень продовольствия с приусадебных участков на хватало для бесперебойного питания зимой.

Скорее всего хлеб у многих крестьян был все же выше голодной нормы. Но в составе этого хлеба не оказалось доли малых городов. Крестьянин не повез хлеб в крупные села и малые города. Более того, выходит, крестьянин предпочел сохранить свой скот. Малые города в других частях страны не пострадали, так как там урожай был хороший и после отбора хлеба на нужды государства у крестьян осталась доля зерна для обмена с малыми городами. Там крестьяне везли в малые города хлеб, а в районах голода крестьяне хлеб не везли. Данная гипотеза объясняет многое. Она делает ясным, почему я не нашел свидетельств голодания собственно крестьян, но нашел много свидетельств резкой нехватки продовольствия в крупных селах и малых городах на Дону и на Кубани, почему Сталин не поверил Шолохову, почему не было больших восстаний крестьян, почему приведенные выше подсчеты не обнаружили нехватки хлеба у крестьян…

Для центральных властей голод вроде бы и не было — центральные властные органы его не ощущали, не ощущали нарастающей опасности, поскольку сигналов из малых городов почти не было, а по данным хлебозаготовок в селах осталось достаточно хлеба. Кроме того, на местах настоящее положение вещей скрывали из-за боязни оргвыводов из центра. Нарастание голода — процесс резко нелинейный и связан с цепными процессами паники. В таких случаях зерно пятнами «исчезает» с территорий — при общем статистическом благополучии. Слабые люди начинают быстро заболевать от голода, а зимой умирать, и бюрократическая система, не готовая к этому, ничего просто не успевает сделать. К этому советское государство было тоже не готово. Но все предусмотреть было невозможно.

{mospagebreak title=Версии о причинах голода}

Версии о причинах голода

Очень много говорится о том, что правительство СССР будто бы подчистую насильственно выгребло зерно у крестьян. Однако дело обстояло совсем не так. Для того, чтобы кормить город, правительство должно было заготовлять хлеб. В 1928 г. доля хлебозаготовок составляла 14,7% валового сбора, в 1929 г. — 22,4, в 1930 г. — 26,5, в 1931 г. — 32,9, а в 1932 г. — 26,9%. Последняя цифра — из сборника «Сельское хозяйство СССР. Ежегодник 1935 г.» [92]. Низкий урожай 1931 года вынудил правительство снизить экспорт зерна с 5,2 млн т в 1931 году до 1,73 млн тонн в 1932 году (это календарные годы). Думалось, что хороший урожай зерна позволит больше его продать и спасти страну, находящуюся в глубоком кризисе.

Для точного ответа на указанный вопрос нужны сведения о погоде в те годы — они в Интернете имеются: на сайте http://eca.knmi.nl — метеосводки за 1932-1933 гг.

 

Там выложены данные ежедневных метеонаблюдений 5 украинских станций (Киев, Полтава, Луганск, Николаев и Феодосия) за весь ХХ век (точнее, с конца ХІХ в. по сегодняшний день. Если исходить из приведенных там наблюдений, то выясняется, что в 1932 году в Киеве, например, выпало 677 мм осадков. Это при норме 558-625 мм. В Николаеве — 481 мм при норме 380-420 мм [199]. При этом, осадки выпадали как обычно, то есть максимум приходился на летние месяцы (в Киеве в том июне выпало 203 мм осадков — почти две пятых нормы «среднего» года). Более того, летом они выпадали более-менее равномерно. Следует отметить, что в других местностях Украины, пораженных голодом, 1932 год был относительно засушливым. В Полтаве осадков выпало всего 402 мм, что на 70-80 мм ниже нормы.

 

Однако это не вся правда. Оказывается, 1931 год был еще суше — 211 мм осадков. Более того, ни в 1930, ни в 1929 году не было осадков не то, что «по норме», а даже на уровне 1932 года! В Луганске — то же самое. Для полноты картины стоит отметить, что самым засушливым в рассматриваемый период был 1934 год. В Киеве и Николаеве в этот год выпала примерно половина среднегодовой нормы осадков, в Луганске — менее трети, а в Полтаве — вообще около 1/4 нормы. Несмотря на это, крупного голода в 1934 году в Украине не было. Конечно, засушливость года определяется не только величиной и периодичностью выпадения осадков. Существенным фактором является также температура воздуха. Однако каких-либо значительных аномалий и здесь не было зарегистрировано (самым жарким был как раз 1934 год) [200].

 

Так что в 1932 распространенной засухи не было, по крайней мере такой интенсивности, чтобы вызвать серьезный неурожай и последующий голод. И поэтому первая версия не может считаться достоверной. Голод 1932-1933 года был вызван не засухой.

 

РОЛЬ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ В ВОЗНИКНОВЕНИИ НЕУРОЖАЯ

 

Гипотеза о том, что именно коллективизация вызвала неурожай 1932 года озвучена в виде нескольких добавочных вариантов.

 

I. Виновата коллективизация как таковая.

II. Собственно голод был вызван поеданием крестьянами волов, на которых пахали с районах голода, а после их поедания крестьяне не смогли засеять поля [201].

III. Неурожай был вызван саботажем крестьян.

IV. Собственно голод вызвали неумелые действия властей, боровшихся с последствиями коллективизации — в частности Сталин был неправ, разрешив крестьянам выход из колхозов в 1930 году [202].

 

Рассмотрим последовательно указанные гипотезы о роли коллетивизации.

 

I. Версия, основанная на обвинениях коллективизации, основана на утверждении, что сама по себе коллективизация подорвала производственные силы советской деревни. Но почему тогда уже через год почти те же подорванные производственные силы позволили собрать хороший урожай. Более того, исходя из теоретических соображений, сама по себе коллективизация не могла вызвать голода, поскольку производительность труда в коллективных хозяйствах намного выше производительности труда в частном секторе. Это подтвердил, например, 1937 год, когда в СССР было собрано 120,3 млн.т зерна, в то время как в 1913 году — одном из наиболее урожайных во времена царской России — собрали лишь 80 млн.т, причем на большей площади [203].

 

Далее. Доказательство того, что сама по себе коллективизация стала причиной голода была причиной неурожая необходимо показать, что сразу же после начала коллективизации производство зерна будет падать. Таких данных нет. Более того, урожаи 1929 и 1930 годов были относительно хорошими. Напротив, до коллективизации урожаи 1924 и 1928 годов были плохими. Следовательно, прямой связи между объединением крестьян в колхозы и неурожаем нет.

 

Многие западные историки, например, американский историк П. Вайлс также не считают коллективизацию прямой причиной неурожая. Не согласен с ролью коллективизации в возникновении неурожая и М. Таугер [204].

 

Если бы урожай на Украине в 1932 году оказался близким к традиционному среднегодовому (в действительности с 1927 по 1931 год средняя урожайность упала почти на 30% [205]) даже при упомянутых масштабах изъятия хлеба голод едва ли наступил бы, по крайней мере не имел бы таких пагубных последствий.

 

РОЛЬ ТЯГЛОВОЙ СИЛЫ

 

Некоторые историки пытаются объяснить неурожай нехваткой тягловой силы. Например, Ю. Мухин [206] выдвинул версию, что голод 1932-1933 года возник в результате того, что крестяне не смогли вспахать землю и посеять зерно для нового урожая. А не смогли вспахать крестьяне из-за того, что попросту съели своих волов, на которых обычно пахали в районах голода. Сделали крестьяне это после публикации статьи Сталина в Правде, когда они массово стали выходить из колхозов. Действительно, статистика по России показывает резкое снижение поголовья быков. Максимальное количество крупного рогатого скота РСФСР имела в 1928 г. — 19,9 млн. голов коров и 17,7 млн. голов быков и телят. А в 1932 году стадо коров уменьшилось до 14,6 млн. голов (73%), а быков и телят — до 8,8 миллионов (50%) [207, 208]. Если же поголовье крупного рогатого скота 1932 года в РСФСР сравнить с 1938, то увидим, что стадо коров выросло до 14,8 млн. голов, т.е. чуть больше, чем на 1%, а стадо быков и телят выросло до 16,4 млн., т.е. на 86% [209].

 

При второй, более «мягкой» волне коллективизации 1930-1931-1932 годов, происшедшей после той знаменитой мартовской статьи Сталина в Правде крестьяне уже заблаговременно забивали и съедали свой скот перед вступлением в колхоз — не терять же своё добро! По подсчетам Мухина [210], в 1932 году украинцы и казаки засеяли менее 40% своих полей, а после многолетних недоборов хлеба урожай в 40% от хорошего урожая приводит к голоду. Мухин [211] пишет: «В 1932 г. на Украине и Дону засеяли едва ли треть пахотных земель, и это безусловная причина голода вне зависимости от того, какая власть на дворе». Результатом и стал масовый голод.

 

Съев своих волов крестьяне не смогли провести ни посевную, ни уборочную кампании. Голода не возникло там, где пахали на лошадях, и где их не очень то было принято употреблять в пищу. Православные же конину не едят, да и мусульмане конину рабочих лошадей едят только с голоду — для еды они выращивают лошадей специально. Туша лошади идет на корм курам (если она пала от незаразной болезни) и, в лучшем случае, на корм свиньям [212].

 

Против этой версии свидетельствуем факт одновременного падения и поголовья лошадей. По данным Фредерика Шумана, в 1928-1933 г.г. поголовье лошадей в СССР сократилось с 30 млн до менее чем 15 млн, а крупного рогатого скота — с 70 млн до 38 млн, свиней — с 20 млн до 12 млн [213]. Однако голода в районах, где использовалась лошадь, не было.

 

Перед первой мировой войной Россия имела почти такое же количество лошадей, как перед коллективизацией 30 млн. В 1932-1934 годах численность лошадей уменьшилась до 20-21 млн [214]. Наибольшее падение поголовья лошадей случилось не в 1932-1933 годах, а во время гораздо менее сильного голода 1931-1932 годов [215].

 

Самое интересное, что число лошадей в колхозах в 1931-1933 годах практически не менялось. Уменьшалось количество лошадей у единоличников [216]. Архивные документы содержат много свидетельств того, что больные некормленные лошади не могли хорошо и долго работать в годы голода [217]. Известно много случаев, когда для проведения весенних полевых работ использовали коров и даже пахали на людях, что доказывает, что крестьяне не очень-то и саботировали.

 

Все эти трудности привели к снижению плошади посевов. Посевные площади зерновых в УССР в 1932 г. составляли около 18,52 млн.га [218], что на 3-3,5 млн. га меньше обычных (например, в 1913 г. посевная площадь зерновых на Украине составляла 24,7 млн.га, а в 1940 г. — 21,38 млн.га) [219].

 

Не подтверждается также гипотеза Мухина о значительном недосеве. Засеянная плошадь была лишь на 3 млн га ниже максимальной. Исследования М. Таугера [220] также опровергают утверждение Мухина о незасеве 40% площадей. По его данным, на Украине остались незасеянными не более 9% плошадей. На самом деле в 1932 году хлеба были собраны только на 91% засеянных площадей в Донецкой области, 92,7% Черниговской и 90% в Харьковской, 92,6% в Киевской.

 

М. Таугер [221] тщательно проанализировавший этот аспект проблемы, вопрос о будто бы имевшемся недостатке тягловой силы, и не находит свидетельств этого. Действительно, число тягловых животных уменьшилось, однако начавшие поступать мощные трактора, большей мощностью, которы полностью заменили убыль тяглового скота.

 

При оценке наличия тягловой силы М. Таугер оценивал количество лощадей, волов, и тракторов в эквиваленте лощадиных сил и не находит существенного снижения числа лошадиных сил, доступных для использования [222]. Меньше всего тягловой силы (суммируя поголовье лошадей и мощность тракторов) было в 1933 году, когда урожай был значительно выше, чем в 1932 году [223].

 

На село шли новые трактора, которые научилась производить промышленность, кроме того в результате выхода из экономического кризиса 1930 года удалось значительное количество тракторов закупить за рубежом и произвести самим. В 1933 г. их было уже свыше 200 тысяч, а в 1938 г. почти полмиллиона [224].

 

В 1933 году было произведено 46 000 тракторов, но на конец 1932 года число тракторов в стране увелигилось только на 23000 с 125344 до 148 480 [225]. То есть, половина выпущенных тракторов просто заменила трактора, уже не подлежащие ремонту [226]. Часто не хватало запчастей, горючего, ремонт был ниуже всякой критики. Самое интересное, что западные компании часто гнали в СССР откровенный брак. Так, ОГПУ 31 марта 1931 года докладывало, что 5000 тракторов, приобретенных у американской компании Оливер имели текущие радиаторы, при их работе раздавались громкие звуки в моторе и коробке передач [227].

 

Воспоминания и описания тех лет показывают неприглядную картину механизации, которая была задумана гениально, а воплощалась «как всегда». На МТС обещали трактора и в большинстве случаев они пришли, но не все так просто. Оказалось, что там, где есть трактора, там не хватает керосина, а машин катастрофически не хватает, а на лошадях на большие расстояния не навозишься. В других местах не было запчастей, нередким было, что трактора, которые выгружались на ж.д. станции вынуждены были идти две-три, а то и пять(!) сотен километров своим ходом по проселочным дорогам к месту назначения, никто не подумал о том, что до ближайшей железнодорожной станции несколько сотен километров. Просто о таких «мелочах» голосистые руководители-агитаторы не подумали, и стоило все это советскому народу весьма дорого.

 

А вот еще один пример. В начале 1932 года первый секретарь компартии Казахстана Голошекин писал народному комиссару земледелия Яковлеву, что согласно пятилетнему плану в 1931 году Казахстан должен был получить тракторов с общим эквивалентом мощности в 37000 лошадиных сил, а получил только 16500 лошадиных сил. В 1932 году по плану республика должна была получить трактора общей можностью в 64000 лошадиных сил, в том числе 40000 лошадиных сил весной. Однако Наркомзем снизил поставки до 30000 и 20000 лошадиних сил соответственно. Это не позволило Казахстану распахать наиболее ценные целинные земли и стать настоящей зерновой республикой [228].

 

Тем не менее, прознав о поедании скота крестьянами правительство ввело уголовное наказание за уменьшение стада рабочего скота во всех видах хозяйств ввели в 1930 г., но в таком виде, что применить данную норму было практически нельзя: «79.1. Хищнический убой и умышленное изувечение скота, а также подстрекательство к этому других лиц с целью подрыва коллективизации сельского хозяйства и воспрепятствования его подъему, — лишение свободы на срок до двух лет с высылкой из данной местности или без таковой». Поди докажи, что убой был хищнический. А статья 79.3 о защите лошадей в Уголовный кодекс была введена только в 1932 г. [229]. 23 сентября 1932 г. было принято постановление «О мясозаготовках» с начала следующего месяца началось вручение колхозам, колхозным дворам и единоличным хозяйствам «имеющих силу налога» обязательств по поставкам (сдаче) мяса государству [230].

 

Итак, нехватка тягловой силы не стала решающим фактором, приведшим к возникновению серьезного неурожая в 1932 году.

 

ВРЕДИТЕЛЬСТВО

 

Некоторы исследователи, например, Г. Ткаченко [231] высказывает мнение, что вредили кулаки, и что троцкисты сжигали поля. М. Таугер не нашел оснований для такого утвержденния [232].

 

Хотя, действительно, сопротивление крестьян было. Единоличники боролись против конфискаций, раздавая хлеб по соседям, или прятали хлеб, зарывая его в землю [233]. Как пишет резко осуждающий Сталина М. Долот [234], члены его семьи «питались теми продуктами, которые спрятали в других местах, например в дупле дерева или в соломе на крыше. Мы хранили зерно в маленьких мешочках по разным местам.»

 

В справке информационного сектора оргинструкторского отдела ЦК КП(б)У от 9 февраля 1933 г. приводятся данные о том, что в Васильковском сельсовете (Харьковская область) крестьянин-единоличник Яковец Влас, «имея в пользовании 4,45 га посевной площади не сдал ни одного килограмма хлеба, но бросил детей, которые сейчас нищенствуют». Бригада по хлебозаготовкам обнаружила в его хозяйстве 19 центнеров зерна, закопанного в яму. В Донецкой области, в селе Алексеевка кулак Нешерет Трохим умер от голода, но вскоре у него нашли яму с зерном кукурузы, большая часть которого погибла. В селе Макартянино у единоличника Стрельцова Семена, заявлявшего, что голодает, было обнаружено 8 пудов ржи и 3,5 пуда кукурузы. У колхозницы Юрченковой, которая жаловалась на то, что пухнет от голода, было обнаружено 8 пудов ржи. Крестьянин П.Васильевского сельсовета (Харьковская обл.), не сдав ни одного килограмма, спрятал хлеб в ямы. Там его было обнаружено, около 2 т … [235]. Итак, вредительство крестьян не стало главной причиной неурожая.

 

БЫЛА ЛИ «ИТАЛЪЯНСКАЯ ЗАБАСТОВКА»?

 

Некоторые считают, что крестьяне, не желая работать в колхозах и кормить города специально устроили голод, надеясь свалить тем самым советскую власть. Пеннер (D’Ann Penner) в своих исследованиях событий 1932-1933 годов на Северном Кавказе и на Дону выдвигает на первый план сопротивление крестьян, своеобразную забастовку крестьян. Однако М. Таугер тщательно изучив имеющиеся материалы отвергает их вывод [236] и доказывает, что достоверных свидетельств о существенной роли итальянской забастовки крестьян в 1932 году нет.

 

Однако часть так называемого сопротивления и отказ крестьян работать было связано с тем, что совхозы нередко не платили им зарплату. Часто колхозникам просто нечего было есть и они отказывались работать [237].

 

Более того, если крестьяне если надеялись свергнуть советскую власть, то почему просто не устраивали восстания, а морили голодом таких же двуногих, только в других регионах? А ведь распространение небольшего сопротивления крестьян не было ограничено областями, где возник голод [238].

 

Наконец, М. Таугер [239] нашел очень много свидетельств того, что крестьяне в 1932 году хотели спасти урожай. ОГПУ докладывало о том, что часто на собраниях колхозники принимали решение о выходе из колхоза, обосновывая это тем, что единоличники лучше уберут уже созревший урожай. ОГПУ естественно считала эти факты контреволюционным саботажем. Часто колхозники отбирали землю у единоличников, когда те не хотелки сеять или убирать хлеб [240], что говорит о том, что крестьяне не хотели неурожая, хотя факты небрежной, плохой работы тоже описаны [241]. Другие же колхозники работали хорошо [242] и таких фактов гораздо больше. Однако хорошо работавшие колхозы часто заставляли сдавать сверхплановые заготовки [243]. Сталин резко осудил такую практику.

 

Итальянская забастовка крестян их тихий саботаж считались одной из причин неурожая 1932 года. В письме Шолохову Сталин как раз обвиняет крестьян в этом. Однако исследования Таугера [244] советской политики по отношению к крестьянам и реальной практики на местах вызвали у него сильные сомнения в том, что так называемая итальянская забастовка была широко распространена и стала главной причиной неурожая 1932 года. М. Таугер [245] пишет, что для того, чтобы этот фактор стал ведущим, надо, чтобы гигантские массы крестьян включились в подобную забастовку. Они, кроме того, должны были бы повреждать, сжигать урожай. Таких сведений с мест очень мало, а ведь ОГПУ в те годы работало неплохо. Более того, такое поведение было против интересов крестьян. Они хорошо знали, что подобные действия в условиях неустойчивого сельского хозяйства России неминуемо приведут к голоду и гибели их и их близких. Российская деревня веками жила в виде общинной структуры. Колхозы стали лишь чуть измененным типом их прежнего общинного жизнеустройства. Наконец, замечает М. Таугер, если бы «итальянка» имела место быть, то и 50 млн т зерна не было бы собрано.

 

В 1933 году крестяне работали настойчивее. После гибели соседей и близких во время они знали, что дело выживания в их собственных руках. Поэтому, по мнению М. Таугера [246], думать, что крестьяне повсеместно бастовали в 1932 году нет никаких оснований. Хотя случаи вооруженного отпора в 1932 году были более частыми, чем в 1931 году.

 

Итак. саботаж крестьян не оказал особого влияния на урожай 1932 года.

 

НЕЖЕЛАНИЕ РАБОТАТЬ

 

Крестьяне не хотели идти в колхозы, а те, кто шел, не хотели там работать. Зерновые в 1932 году не пропалывались, плохо убирались.

 

Вот как, например, убирали хлеб на Херсонщине. Очевидец тех событий, известный диссидент Петро Григоренко (автор книги «В подполье можно встретить только крыс», цит. по [247]), не имевший никаких причин любить советскую власть, так описывает происходившие события. «Огромное, более 2000 дворов, степное село Архангелка в горячую уборочную пору было мертво. Работала одна молотарка в одну смену (8 человек). Остальная рать трудовая — мужчины, женщины, подростки — сидели, лежали, полулежали «в холодку». Я прошелся по селу из конца в конец — мне стало жутко. Я попытался затевать разговоры. Отвечали медленно и неохотно. И с полным безразличием. Я говорил:

— Хлеб же в валках лежит, а кое-где и стоит. Этот уже осыпался и пропал, а тот, который в валках, сгинет.

— Ну известно, сгинет, — с абсолютным равнодушием отвечали мне.

Я был не в силах пробить эту стену равнодушия.»

 

На основе обработки первичных годовых отчетов колхозов, потери зерна по УССР оцениваются в размерах 1/3 урожая (по СССР — 20%). Потери зерна свидетельствуют о халатности колхозников [248].

 

Итак в сумму факторов, приведших к неурожаю, следует включить лишь незначительную роль плохой работы крестьян.

 

ВОРОВСТВО

 

Еще одна возможная причина — дезорганизация сбора урожая крестьянами и тотальное разворовывание того, что собрали. П. Краснов [249] приводит рассказ бывшего сотрудника НКВД в 30-е годы о том, как трудно было бороться с воровством в те годы. «Ночь мы сидим в засаде, тащит один гад мешок зерна, темно, мы за ним, он нас услышал и бежать. Догоняем, а он уже мешок в кусты бросил и под нос бормочет, что ничего знать не знает, просто здесь шел вечером, нас за грабителей принял, поэтому испугался и побежал, а глазки хитренькие, подленькие. Мы на суде хоть землю ешь — нет доказательств, а мешок «не его», да еще докажи что мы именно его и с мешком в темноте видели. Приводим его в сельсовет, берем двоих местных. Опер ему — «выворачивай карманы», а там несколько колосков, за них все и оформили. Три года он потом получил, все по закону. Суд тоже прекрасно понимал, чай не дураки были, что мешок его, но по закону он получил за колоски… воровства было действительно немало, получали срока за мешки и сумки, а не за колоски, а иначе все б разворовали».

 

Итак, воровство хоть и было, но оно, наоборот, препятствовало развитию голода на местах.

 

ВИНОВАТЫ ЛИ ВОЛОЕДЫ?

 

В своей статье Ю. Мухин [250] с гневом обрушивается на куркулей-крестьян, которые не хотели отдавать хлеб и не хотели обобществления скота. Они мол не люди, а животные и заслуживают осуждения. Но давайте встанем на место крестьянина. Он же говорил, белые пришли — грабят, красные пришли — тоже грабить начали — помните фильм про Чапаева? На село для проведения коллективизации были в основном направлены евреи, которых украинские крестьяне не особенно любили. Более того, как сообщили родственники раскулаченных, в ряде мест до 15% имущества раскулаченных шло уполномоченным. Так с чего же должно у обычного крестьянина родиться доверие к родной советской власти?

 

А теперь зайдем с другой стороны. В то время была создана новая форма собственности. Знакомства с новой формой собственности у крестьян не было, что с ней делать, как себя вести, было непонятно. Мало ли что в законах напишут. Крестьяне считали, что это их и можно воровать. Воровали для себя и у себя. Воровство стало массовым и повсеместным. По словам М.М. Хатаевича на XVII съезде ВКП(б), на украинском селе воровало 85-90% крестьянского населения, Это сделало невозможным своевременную оценку реального положения дел на селе в ЦК КП(б)У и ЦК ВКП(б). Кстати точно также в позднесоветское время возникла сходная ситуация с воровством у государства — появилось много «несунов». Именно воровство крестьян из колхозов вынудило правительство принять жесткие меры.

 

Чтобы прекратить разворовывание колхозного зерна, 7 августа 1932 года был принят Закон об охране социалистической собственности, который предусматривал за хищение или сокрытие зерна очень суровые меры наказания вплоть до конфискации имущества и смертной казни. Народные шутники прозвали его «законом о пяти колосках».

 

Если голод стал результатом такого антиобщественного поведения крестьян, то причиной его можно считать неожиданное совпадение ряда новых закономерностей поведения крестьянского социума, неизвестных ранее и частично инициированных коллективизацией. Но ведь другого выбора кроме как коллективизация в СССР в то время не было. Значит никто не виноват. Это было непредвиденное осложнение отрезания гангренозной конечности рынка без наркоза. По моему, можно понять и крестьян.

 

НЕХВАТКА РАБОЧИХ РУК

 

Вторым фактором, обусловившим неурожай, считается недостаток рабочих рук. В 1932 году многие колхозники покинули свои деревни. Около 1 млн крестьян покинули села опасаясь раскулачивания, часто они оставляли на селе свои семьи. Эти люди работали в промышленности. Но в 1931 году еще одна волна крестьян покинула села перемещаясь в другие районы в поисках пищи [251]. Кроме того процент коллективизации упал [252]. А сколько было выслано кулаков? Последние публикации показывают, что было выслано 381 026 семей кулаков около 1,8 млн человек из сел. Высылка продолжалась, хотя и в меньших масштабах в 1932-1933 годах. Около 1,1-1,2 миллиона семей «кулаков» были разрушены в процессе коллективизации. Давиес и Увеаткрофт насчитали, что в 1930-1933 годах было выслано 4,5 млн крестьян [253]. Сторонники этой версии указывают, что особенно сильно волна выходов из колхозов и «итальянских забастовок» крестьян затронула юг СССР, поэтому именно там и начался голод. Общее число крестьян, покинувших село точно не известно, но оценивается в 9-12 млн человек. В 1930 году сельское население России составляло 110 млн человек. Следовательно выбыло около 10%.

 

Нехватка рабочих трук носила неравномерный характер. В некоторых колхозах рабочих рук не хватало, в других был их избыток [254]. М. Таугер [255] приводит наглядные примеры в подтверждение данного тезиса. Один колхоз на Украине потерял столько людей, что на одного работающего приходилось 5,5 га обрабатываемой земли. А один совхоз в Ивановской области имел 100 рабочих, но нуждался в добавочных 414 работниках. К середине июня 1932 года руководствпо совхоза сумело привлечь на работы около 50 человек из окружающих поселений.

 

Противники этой гипотезы указывают на так называемую аграрную перенаселенность нэповской России. Во время Первой мировой войны резкое снижение количества рабочих рук на селе из-за призывов в армию миллионов людей не привело к снижению производства зерна [256]. Например, во время 1 Мировой войны Россия потеряла около 11 млн крестьян трудоспособного возраста и 10% лошадей, но падения производства зерна не наблюдалось. Хотя на помещичьих землях возникли трудности при уборке урожая на 27 млн акров, сами же крестьяне добавочно заселяли 24,3 млн акров. Во многих областях полщадь посевов даже возросла [257]. Скорее всего это было вызвано патриотическими чувствами.

 

Между тем, некоторые ученые отрицают само понятие аграрной перенаселенности. Т. Шульц (T. Schulz) [258] назвал это понятие сельскохозяйственной доктриной рабочей силы нулевой ценности. В качестве доказательства своей правоты Шульц разбирает пример эпидемии гриппа в 1918 году в Инадии и показывает, что повышение смертности населения в указанном году уже в следующем году привело к снижению производства зерна. Он доказывает, что в традиционных обществах такая перенаселенность является необходимой в качестве резерва на случай непредвиденных обстоятельств.

 

Многие считают, что раскулачены были самые лучшие. Однако М. Таугер отвергает и этот фактор. Таугер убедительно доказывает, что вопреки распространенному мнению высланные кулаки не были самыми личшими крестьянами [259]. Как показал Чаянов, никакого наследования высокого уровня жюизни на селе не было. Хорошо жили те, кто имел большие семьи длительное время. После распада таких семей они вновь опускались ниже среднего уровня[260]. Чаянов [261] назвал этот процесс циклической мобильностью. Зажиточные единоличники начиная с 1927 года облагались высокими налогами и к 1930 -1931 году большая часть из них жила уже очень бедно [262].

 

Далее. Вопреки расхожему мнению кулаков часто не удаляли из сельского хозяйства. Треть из них поселили на новых землях, где государство организовывало зерновые совхозы [263]. Высланные получали от государства все нужное для работы, хотя их жизнь и не была сладкой По мнению Fitzpatrick (Stalin’s peasants) 60% подвергшихся раскулачиванию работали в промышленности, некоторые были посланы на лесозаготовки, что позволяло получать валюту, многие осваивали целину [264].

 

Некоторые историки пытаются объяснить неурожай обессиленностью людей после голодной зимы 1931-1932 гг. Но ведь зима 1932-1933 гг. была еще более голодной, однако урожай в 1933 г. собрали неплохой. Зерновые пололи, хлеб сеяли и убирали хорошо, несмотря на голод. Другими словами, гипотеза о нехватке рабочих рук отвергается тем обстоятельством, что советское сельское хозяйстве произвело в 1933-1934 годах зерна больше, чем в 1931-1932 году. И это, несмотря на потери рабочей силы [265].

 

Так или иначе, а я вместе с М. Таугером делаем вывод, что нехватка рабочих рук на неурожай есть важный, но не решающий фактор, который привел к неурожаю 1932 года.

 

НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ РУКОВОДИТЕЛЕЙ

 

Другим фактором был непрофессионализм руководства. М. Таугер [266] справедливо пишет, что лидеры СССР исключительно плохо знали сельское хозяйство. Действительно, если посмотреть на список руководителей сельского хозяйства в годы НЭПа, то среди них почти не было специалистов по сельскому хозяйству [267]. Наркомземом руководили не специалисты, а коммунисты. Когда 7 декабря 1929 г. был образован Народный комиссариат земледелия СССР, то его руководителем назначен Я.А.Яковлев. Кто же этот человек, определявщий работу важнейшей отрасли СССР? Он окончил Белостокское реальное училище и 4 курса Петроградского политехнического института. Затем сделал политическую карьеру, работая председателем советов, политотделов, исполкомов, партийных комитетов… В 1924-1928 году был редактором газеты «Беднота» [268].

 

Странно, как мог главный редактор газеты «Беднота», возглавить Наркомзем и давать рекомендации крестянам, что делать. А между тем Наркомзем той поры стал полностью определять не только стратегию, но и практическую хозяйственную деятельность в аграрном секторе страны. Уже к началу 30-х годов из центра шла регламентация всего: сроков сева, уборки урожая, зоотехнических мероприятий… После трагических событий 1932-1933 годов, в начале апреля 1934 г. Яковлев был даже повышен в должности и стал заведующим сельхозотделом ЦК, а на пост наркома земледелия постановлением ЦИК был назначен М.А.Чернов, но он тоже не был специалистом по сельскому хозяйству.

 

Кроме того, очень плохо работали власти на местах. Их образованность была еще хуже, чем у лидеров государства. Двадцатипятитысячники, посланные на село, знали только политграмоту, но не сельское хозяйство. Они могли только командовать, не зная как организовать дело на селе. Часто организация и планирование работ страдали.

Колхозные бригады часто простаивали… [269].

 

Да, можно было бы заменить революционеров, занимавших руководящие должности, на профессионалов, но кто бы это позволил Сталину. Поэтому Сталин и не знал истинное положение дел на местах летом 1932 года.

 

М. Таугер [270] делает вывод, что человеческий фактор, конечно сыграл свою роль в возникновении неурожая 1932 года, но не стал решающим фактором, обусловившим голод 1932-1933 годов.

{mospagebreak title=Продолжаем изучать причины голода}

Продолжаем изучать причины голода

М. Таугер [271], используя архивные материалы, показывает, что урожай 1932 года был низким из-за сочетания ряда природных факторов, в котором засуха играла незначительную роль. Одним из важнейших факторов, приведших к неурожаю 1932 года, было, по мнению М. Таугера [272], катастрофическое распространение болезней растений и вредителей.

РЖАВЧИНА

Наиболее сильно урожай 1932 года был поражен ржавчиной (rust), видом грибков, которые поражают хлеба и много других растений [273].

Возбудители ржавчина — грибы семейства пукциниевые (Puccinia). Симптомами поражения служат выпуклые концентрические пятна или полосы обычно ржаво-бурого цвета на нижней стороне листьев, реже — на черешках и стеблях растений. Заболевание ржавчиной вызывает при сильном поражении — засыхание и опадение листьев. Возбудители болезни переносится ветром или насекомыми [274]. После первой недели заражения грибки ржавчины вызывают преждевременное взросление растений и растения снижают свою способностгь к фотосинтезу. при этом растения продолжают расти, но колоски кажутся пустыми, так как размеры зерен резко снижены. Кроме того зерна содержат меньше питательных веществ, но больше фибриллярного компонента. Хлеба внешне выглядят нормальными, но их урожайность резко снижена. В одном советском исследовании показано, что при 100% поражении вес 1 зернышка снижается в 397 мг до 141 мг [275].

В некоторых районах СССР именно ржавчина стала вдобавок к засухе второй основной причиной резкого снижения урожая в 1921 году. А например, в 1935 году в штатах Северная Дакота и Минессота (США) заражение черной ржавчиной вызвало более 50% потерь зерна. Распространение черной ржавчины снизило урожайность хлебов с 14,5 ц/га в 1940 годы до 3 в 1954 году и только создание устойчивых сортов помогло решить проблему [276].

Ржавчина не только в прошлом, но и сейчас является наиболее часто встречающимся и наиболее зловредным вредителем хлебов. С ржавчиной очень трудно бороться. Она одна из наиболее трудно поддающихся профилактике болезней зерновых. Из-за их огромного разрушительного потенциала армия США производила споры ржавчины в качестве биологического оружия.

В настоящее время основным способом борьбы с ржавчиной является создание сортов пшеницы, устойчивых к засухе. Создание подобных сортов и сделало возможным зеленую революцию. Например, перезимовавшие на барбарисе споры могут потом заразить хлеба. К методам борьбы и профилактики относятся также обработка фунгицидами и удаление с полей других видов растений, на которых могут зимовать споры.

Публикации советских агрономов содержат указания на широкое распространение ржавчины в 1932 году [277]. Особенно широкое распротранение ржавчина имела на Украине и на Северном Кавказе. Ветры привели в переносу спор ржавчины (rust) с территории Балкан на Украину. Возникли локальные, но очень интенсивные вспышки данного заболевания растений повсеместно на Украине и в меньшей степени на Северном Кавказе. Пик заболеваемости пришелся как раз на 1932 год, хотя кое-где признаки заболевания имелись и в 1933 году. Согласно оценкам западных специалистов по болезням растений, в 1932 году из-за ржавчины урожай даже в Западной Сибири уменьшился почти на 20% [278].

Так, в одном исследовании показно, что ржавчина стала наиболее распростаненным заболеванием на территории Украины в 1932 году. В 1932 году в ряде районов Украины, особенно вдоль бассейнов рек, ржавчина поразила до 70% урожая. Вес зерен был снижен на 40-47%, а число зерен в колоске на 20-29%.

В докладах ОГПУ также отмечается поражение хлебов «грибком». Свидетели голода в Поволжье рассказывали советскому историку В. Кондрашину, что колосья были пустыми. На Северном Кавказе крестьяне тоже не могли отличить ржавчину от других болезней хлебов. [279].

По подсчетам советского агронома П.К. Артемова, потери от ржавчины и головни в 1932 году достигли 9 млн т. зерна [280]. Ржавчина повредила часть урожая и в 1933 году, но заражение было менее сильным [281].

В 1932 году всю Восточную Европу поразила сильнейшая эпидемия ржавчины. Она распространилась с Балкан как результат очень теплой погоды, затем пришла на Юг и Восток Украины и Юг РСФСР. Международные метеорологическое общество описывает красные облака спор ржавчины, переносиные ветром вдоль долины Дуная, что вызывало инфицирования хлебов [282].

Вспышки ржавчины были зарегистрированы в Восточной Пруссии, Померании, Силезии, в округе Гановера, Баварии. Исследования в Германии показали, что потери урожая от ржавчины достигли 40-80%, уровень, который никогда не фиксировался ранее.

Если посмотреть на карту, где показано процент снижения численности населения в разных областях Юга СССР, то видно, что наиболее высокий процент жертв располагается вдоль Днепра и Кубани. Особенно пострадала Киевская область. Меньше жертв и расположенных на той же широте, но восточнее Черниговской области и западнее Киева Житомирской области. Почти не было жертв в Винницкой области. Это показывает, что гипотеза М. Таугера о роли болезней растений в неурожае достаточно обоснована.

ГОЛОВНЯ

Не только ржавчина, но также и головня внесла вклад в возникновение неурожая [283]. Об этом свидетельствуют находки в архивах М. Таугера. Карликовая головня встречается в областях, где озимая пшеница стоит в течение долгого времени в незамерзшей почве под снежным покровом. Карликовая головня вызывается грибом Tilletia contraversa. При сборе урожая спелые мешочки головни разрываются и поражают семена и почву [284].

СПОРЫНЬЯ

Еще одной болезнью, поразившей хлеба и снизившей урожайв 1932 году, была спорынья, особенно распространившаяся в 1932 году. Спорынья — ядовитый паразитный гриб из класса сумчатых гибов семейства спорыньевых. Наиболее часто спорыньей поражается рожь. Во время цветения ржи аско-споры гриба попадают на рыльца и прорастают. Мицелий гриба проникает в завязь и разрастается в ней. Таким образом завязь превращается во вместилище гриба. Образовавшиеся здесь споры оказываются в выделяемом грибом сладком соке — так называемой медвяной росе [285].

Пораженные спорыньей зерна содержат очень ядовитые алкалоиды, например лизергиновую кислоту, предшественник синтеза ЛДС. Употребление в пищу зерна ржи, зараженной спорыньей, ведет к заболеваниям, сопровождающимся галюцинациями. Этот факт мог стать одной из причин необычно высокой смертности от голода в 1932 году по сравнению с другими случаями голода.

В августе 1932 года Наркомзем выпустил предписание принять срочные меры по борьбе с спорыньей. Это предписание отражало секретные распоряжения и доклады ОГПУ о том, что им3ются массовые случаи заражения зерна спорыньей сопровождающиеся заболеваниями и смертями среди крестьян, употреблявших зараженное зерно [286].

Итак, болезни растений стали одним из ведущих факторов, приведших к неурожаю 1932 года.

НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ

Другим фактором, приведшим к неурожаю была плохая погода зимой и во времена сева и уборки урожая. Сельское хозяйство России подвержено вредителям и болезням растений, а не только засухе. Слишком много дождей могут только снижать урожай точно так же, как и когда их слишком мало.

Английский географ Д. Григг заметил, что в Европе в целом урожайность зерновых обратно пропорциональна количеству выпадающих дождей во время сезона роста хлебов, поскольку такие дожди ведут к распространению болезней растений [287].

В январе 1932 года неожиданное потепление в южных областях СССР привело к началу роста озимых, а затем вернувшиеся зимние холода повредили значительную часть озимых. На Украине это привело к повреждению почти 12% засеянного осенью озимого поля. Распределение потерь было неравномерным. Например, в одном районе было повреждено 62% озимых [288].

Цитируя Пеннера (Penner) М. Таугер отмечает, что сильные дожди в ряде областей существенно затруднили уборку урожая. Хотя в некоторых регионах и были местные засухи, в целом год 1932 был очень теплым и влажным. В некоторых областях сильные дожди повредили хлеба и снизили урожайность, особенно на правом берегу Волги, на Северном Кавказе и на Украине. В июне 1932 в Киеве отмечены настолько сильные дожди, что резко поднялься уровень грунтовых вод [289].

Даже в 1930 году многие области пострадали от плохой погоды и полегания хлебов. Частью на Северном Кавказе. Местные власти обратились за помощью в центр и они ее получили. От полегания хлебов пострадали Казахстан и Среднее Поволжье. Поэтому фоном последующего голода 1932-1933 года является хроническая нехватка продовольствия. Как я уже писал выше, постоянные засухи и другие природные факторы в годы НЭПа постоянно вызывали нехватку зерна.

В докладе о сельскохозяйственных условиях весенних полевых работ, подготовленном в Украинском комиссариате земледелия 20 июля 1932 года отмечалось, что в 1932 году посев шел медленнее, чем в 1930-1931 годах из-за большого количества выпадающих осадков, что помешало нормальному севу [290].

Таугер показывает, что осадков на Украине за период апрель-июнь 1932 года выпало в среднем 1,5-2 раза больше многолетней нормы [291].

Примеры роли плохой погоды, не связанной с засухой, в возникновении неурожая есть и в истории других стран. Например, в Румынии сухая погода осенью 1931 года потом сменилась зимой с очень высоким уровнем выпадения снега, холодной и влажной весной, что сделало растения слабыми и чуствительными к болезням [292].

Итак, неблагоприятная погода, не связанная напрямую с засухой, стала еще одним фактором, приведшим к неурожаю 1932 года.

НАСЕКОМЫЕ И ГРЫЗУНЫ

Теплая влажная погода 1932 года привела к вспышке пораженности хлебов насекомыми. М. Таугер приводит сведения из агрономических журналов, которые сообщали о резком увеличении численнсоти азиатской саранчи. Это было обнаружено в Дагестане, Нижнем Поволжье и в окрестностях реки Урал, Северном Кавказе, Калмыкской области [293].

В 1932 году году наблюдалась редкая по интенсивности вспышка численности мышей. Они нередко подчистую сьедали запасы зерна из амбаров [294]. Агрономические журналы того времени писали о резком увеличении в 1932 году численности грызунов. Об этом же сообщало в своих сводках ОГПУ [295]. Колхозы же в условиях всеобщей дезорганизации не заключали с санэпидстанциями договоры о борьбе с насекомыми и грызунами [296]. Следует заметить, что все меры по борьбе с вредителями хлебов эффективны только тогда, когда принимаются в отведенное время. Но эти сроки, судя по сводкам, тоже не соблюдались [297].

Далее, как свидетельствует М. Таугер, документы того времени доказывают, что поля в 1932 году были массово загрязнены сорняками [298], что не способствовало хорошему урожаю.

НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ СЕВООБОРОТА

Существенный вклад в неурожай внесли нарушения правил севооборота, когда для поддержания урожайности земли, одна сельскохозяйственная культура сменяет другую. В 1932 году это проявилось особенно остро. С мест шли доклады, что колхозники пренебрегают необходимостью ротации культур [299]. Колхозы практически перестали бороться с сорняками [300].

Даже когда Наркомзем издавал распоряжения о проведении профилактических мероюприятий и об обработке зерна, руководство колхозов, и особенно единоличники их не выполняли [301]. Посевной материал не обрабатывался формалином для предупреждения головни, как предписывалось Наркомземом. Кроме того часто не хаватало формалина, не могли его подвезти, не хотели травиться и тд. [302].

Роль человеческого фактора нельзя преуменьшать. В 1950-х годах в США поздний сбор урожая и плохое его сохранение вызвали потери зерна до 10% от урожая [303].

Как видим, Столыпин не зря распространял знания среди крестьян и внедрял агронауку на селе и посылал дипломированных специалистов и землеустроителей [304]. После Гражданской войны число спецалистов сельского хозяйства резко уменьшилось. Многие из них были невостребованы единоличниками, которым теперь жилось чуть легче и которые не хотели напрягаться, поскольку тягостность крестьянского труда была очень высока.

Итак, нарушение технологии полевых работ — еще один фактор в пользу неурожая 1932 года.

РОЛЬ ЗАСУХИ 1929 И 1931 ГОДА

Неурожай 1928-1929 года был одной из главных причин зернового кризиса 1932-1933 года, так как резко уменьшил поступление зерна в госрезервы [305].

В 1931 году есть свидетельства о засухе в основном в областях, подверженных засухе. В Среднем Поволжье засуха оставила власти почти без хлеба для распределения среди горожан. Нередко местные власти выгребали у крестьян в счет заготовок даже семенное зерно. Засуха 1931 года оказала существенное влияние на развитие засухи 1932 года. Влияние засухи 1931 года на урожай 1932 года было резко усилено увеличением плана заготовок хлеба в 1931 году. Политбюро было вынуждено это сделать, так как 1930 год был годом полного кризиса в промышленности, финансах и торговле.

Правительство, тем не менее отреагировало на засуху 1931 года, проведя в октябре 1931 года конференцию, посвященную засухе. Присутствовали специалисты сельского хозяйства и даже предсовнаркома Молотов. Правительство решило начать систематические метеорогические наблюдения и ирригационные работы в Поволжье и д ряде других областей, подверженных засухам. Однако решения зачастую не выполнялись. Например, в Западной Сибири метеобюро просуществовало после этого только один год.

Итак, хроническое персистирование зернового кризиса тоже способствовало возникновению неурожая 1932 года.

КОМБИНАЦИЯ ФАКТОРОВ

Если мы посмотрим на факторы, перечисленные выше и сыгравшие свою роль в возникновении неурожая 1932 года, то увидим, что ни один из них не стал решающим. Однако если каждый из них вносил свои 5% в снижение количества выращенного и собранного зерна, то уже сочетание 6 таких факторов могло привести к уменьшению урожая на 34%, что и наблюдалось в 1932 году (50,1 млн. т меньше 69,9 млн. т на почти 30%). Поэтому в последнее время и российские и зарубежные учёные все больше сходятся во мнении, что голод 1932-1933 годов был вызван совокупностью факторов. Эта версия наиболее последовательно отстаивается М. Таугером. По его мнению, к такому низкому урожаю, за которым последовал голод, привели сочетание следующих факторов: нарушение правил агротехники: экстенсивное использование паров привело к истощению почвы и повышению заболеваемости растений; сокращение числа тягловых животных (лошадей, быков) из-за недостатка кормового зерна влекло за собой задержки выполнения основных сельскохозяйственных операций (вспашка, сев, уборка), в результате которых терялось значительное количество урожая; неблагоприятные погодные условия (засуха). М. Таугер пишет, что нельзя все причины низкого урожая сводить к засухе, например, среди причин голода 1920-1923 года фигурируют не только засуха, но и поражение саранчой, грызунами и болезнями растений. Он указывает, что сущеествует мнение, что если нет засухи, то должен быть хороший урожай, но это совершенно неверно [306].

М. Таугер не определил конкретно, чем был вызван низкий урожай 1932 г. — засухой, болезнями растений, нарушением агротехнических правил. Но он поставил в один ряд с субъективными причинами — заготовительной политикой и сознательным геноцидом против украинцев или немцев — объективное обстоятельство, повлекшее за собой массовый голод — низкий урожай (см. ниже).

Советская агрономическая литература и архивные источники также указывают на то, что в 1932 году хлеба в СССР страдали от комбинации необычно сильных повреждающих факторов, вызванных заражениями растений болезнями, поражением хлебов насекомыми и грызунами [307].

Мне кажется, что будет правильнее сказать, что неурожай 1932 года вызван тем геополитическим тупиком, в котором оказалась Россия в 20-х годах XX века и явился результатом неожиданного совпадения ряда новых закономерностей поведения крестьянского социума, неизвестных ранее и частично инициированных коллективизацией. Все это сочеталось с ошибками руководства: меры, предпринятые советским руководством в попытке обеспечить выполнение плана хлебозаготовок, плохой урожай («недород») зерновых на Украине в 1931-1932 гг., вызванный нечаянным саботажем крестьян. Все это и вызвало нечто похожее на Чернобыль, что усугубило последствия неурожая 1932 года и вызвало голод 1932-1933 годов.

ГОЛОД 1932-1933 ГОДА И УКРАИНСКИЕ ЕВРЕИ

Кроме указанных вервий есть еще одна. Очень интересный момент подметил С. Покровский [308], участник форума С.Г.Кара-Мурзы. Его рассуждения заслуживают, чтобы привести их полностью. Он пишет. «Во всей истории с голодомором есть очень интересный момент, на который обращено внимание в материале. А именно: по статистическим данным хлеба в украинских селах было оставлено достаточно. И еще на один момент: под ударом в первую очередь должны были оказаться малые города и большие станицы. Т.е. те места, где жило связанное с селом ремесленное население, не имевшее пайков.

Вот и попытался я разобраться с этим ремесленным населением. А было это ремесленное население существенно еврейским.

В связи со сказанным существенный интерес представляют приведенные в статистическом сборнике «Евреи в Украине» данные о распределении к концу XIX столетия еврейского населения в восьми губерниях Российской Украины по группам населенных пунктов и об удельном весе в них евреев в составе всего населения. В трех губерниях (Волынская, Подольская, Киевская) значительное число евреев (от 49 до 57%) жило в местечках с характерными для них занятиями — ремесленничество, мелкая торговля, обслуживание окружающего населения. В городах же в этих губерниях жило от 28 до 30% евреев от общего еврейского населения этих регионов. В других пяти губерниях (Херсонская, Черниговская, Екатеринославская, Таврическая, Полтавская) гораздо меньшая доля евреев жила в местечках (от 4 до 18%), а в городах — от 48 до 73% от общего еврейского населения. В городах всех перечисленных губерний наряду с наличием еврейских ремесленников, мелких торговцев участвовали евреи в крупных торговых и финансовых операциях, в фабрично-заводском производстве (как в качестве хозяев, так и как рабочие и служащие). Однако, 20% евреев Украины к концу XIX столетия еще жили в украинских селах, были особенно близки в экономическом и бытовом отношении к окружающему украинскому населению, хотя в ряде губерний не имели права владеть землей и обрабатывать ее. Что касается взаимоотношений с преимущественно сельским украинским населением, еврейские местечки не очень отличались от деревень.

Следует особо обратить внимание на сведения об удельном весе численности евреев в населенных пунктах украинского региона Российской империи. Так, евреи в украинских городах к концу XIX столетия в среднем составляли 31% населения, в местечках — 30%, максимально — в Волынской и Подольской губерниях — соответственно — в городах 51%, и 46%, а в местечках — 46% и 44%. [309]

Иначе: к 1932-33 годам непосредственно в селах жило около 500 тыс. евреев. И около миллиона(или даже больше) — в местечках. Заметим, что евреи в деревне традиционно не были хлеборобами. Т.е. своего хлеба у них просто не было. И тем более этого хлеба не было в местечках. И ни там, ни там не было пайков. В условиях голодомора что сельские евреи, что евреи местечек, — просто не могли выжить. Или они должны были первыми умереть, или — разлететься по Союзу, подгоняемые голодом. — А вот как бы не так!

К июню 1941 еврейская диаспора Украины насчитывала 2.7 млн. человек. И жили они в значительных количествах и по деревням, и по местечкам. Сами же евреи все данные и предоставляют: в таком-то селе столько-то семей расстреляно немцами, в таком-то местечке — столько-то. Так ведь в результате голодомора не могло сохраниться еврейское население в селах и местечках. Именно им-то точно нечего было есть! — Если голодомор устроили большевики, безжалостно изымавшие хлеб…

Или был еще один хлебный пылесос, кроме государственного, который изымал хлеб из сел, а перенаправлял его в еврейские местечки? И имел этот пылесос, судя по всему, вид — бутыля с самогоном. Самогоноварение и торговля им — с 16 века основа сельской еврейской экономики на Украине, подорванной в 1894 году государственной монополией на спиртное, после которой еврейство очень сильно обеднело. Но в 1917 году самогоноварение возобновилось с новой силой. Похоже, что на Украине осенью 1932 года заготовка зерна шла следующим образом: из изымаемого зерна часть таки доходила до государственных хранилищ. Но значительная часть — тем же вечером пропивалась. И далее -по налаженной кооперационной схеме переправлялась в местечки и небольшие городки. А на следующий день — банда местных алкашей шла «раскулачивать» следующих.

… В Одессе зимой (1933 г.) пайки рабочим были сокращены до 100 граммов хлеба. Кустари вообще лишались пайков. Членам семей служащих пайки были отменены. Чем жили? Это даже не ленинградская блокадная норма иждивенцев.

Т.е. во время голодомора при «украинизированной» администрации — действовал гигантский механизм внегосударственного перераспределения продовольствия. В результате которого в города и местечки продовольствие поступало. Продовольствие на многие миллионы человек. Не в этом ли механизме перераспределения — главная тайна голодомора. А заодно и тайна того, почему украинцы в результате голодомора в 30-х годах на Советскую власть не были обижены. Зато в 1941 — массово и повсеместно сдавали немцам евреев….»

{mospagebreak title=Кто виновен в голоде 30-х?}

Кто виновен в голоде 30-х?

В условиях отсутствия информации и тотальной дезорганизации на местах Политбюро сработало на удивление профессионально. Хотя в 1932 г. на Украине недосдача хлеба государству составила более 100 млн пудов (1,6 млн. т), руководство СССР и Украины изыскали возможность для борьбы с голодом. Они вынуждены были использовать стратегические резервы. М. Таугер [310] цитирует протокол заседания Политбюро от 17 августа 1932 года с решением — принять предложение товарища Сталина (!!!) о снижении плана заготовок хлеба для Украины на 40 млн пудов (640 тыс. тонн) как исключение для районов Украины, особо пострадавших (от голода — АВТ.). Уже в 1932 г. более 5,76 млн т зерна собранного в счет плана заготовок вернулось в сельскохозяйственные районы. Эта цифра больше, чем таковая для 1931 года [311].

Учитывая тяжелейшую ситуацию в республике сложившуюся зимой 1933 года, Совнарком СССР ЦК ВКП(б) приняли 25 февраля 1933 года специальное постановление о выделении из государственных резервов продовольственной помощи Украине. Ей была предоставлена продовольственная, семенная и фуражная ссуда в размере 35 190 000 пудов зерна. Продовольствие выделялось из Неприкосновенного и Мобилизационного фондов. Кроме того, из общесоюзного фонда до конца апреля 1933 г. в республику было направлено 22,9 млн пудов семенного зерна, 6,3 млн пудов фуражного и 4,7 млн пудов продовольственного зерна в качестве займа и 400 тыс. пудов продовольственной помощи [312].

По данным того же Кульчицкого, работавшего с архивами Компартии Украины, к апрелю 1933 года продовольственная помощь Украине превысила 560 тыс т. В общей сложности, население УССР получило не менее 41,48 млн. пудов (2,3 млн т) зерна и 40 291 пуд (645 т) муки. Помимо этого было предоставлено 1 млн. пудов (160 тыс. т) продовольствия, значительное количество крупяных и кондитерских изделий, сахара, консервов (из фонда Совнаркома УССР) [313].

1 июля 1933 г. ЦК КП(б)У принял специальное постановление, в котором «в дополнение к решению ЦК от 4 мая 1933 г. по борьбе с беспризорностью» предусмотрел установить на июнь месяц 90 тыс. детских пайков. Для этой цели выделил следующие фонды продснабжения:

Муки 720 тонн,

Крупы 135 тонн,

Сахара 10 тонн,

Кондизделий 50 тонн,

Растительного масла 36 тонн,

Сухоовощей 24 тонн,

Консервов 100 тыс. банок,

Тюльки 100 тонн [314].

В целом в течение первых 6 месяцев 1933 года Политбюро по частям выделило 1,99-2,2 млн т продовольствия в те области, где наиболее остро ощущалась его нехватка [315]. В феврале 1933 года была оказана продовольственная помощь не только Украине (320 тыс. т), но и Северному Кавказу (290 тыс. т). Продовольствие было также послано на Нижнюю Волгу.

Была организована выдача продовольственного (320 тыс. т) и семенного (1,274 млн. т) зерна хозяйствам наиболее пораженных голодом районов — на Украине, Северном Кавказе, Нижней Волге, Урале и в Казахстане. Все это привело к изменению в зерновом балансе, сокращению снабжения населения зерном, его экспорта и уменьшению поступлений в неприкосновенный и государственный фонды. В общем в первой половине 1933 года в СССР общая помощь голодающим в превысила экспорт в 2 раза [316].

В чрезвычайной ситуации, возникшей на Украине, весьма позитивную роль сыграл П.Постышев, о котором даже С.Кульчицкий и Г.Сургай в курсе лекций по истории Украины (1992 г.) смогли написать: «…Постышев вывел сельское хозяйство из положения коллапса…, вернул людям надежду на завтрашний день, спас урожай 1933 г…» [317]. Тот самый П. Постышев, которому националисты успели налепить ярлык «Кат Украины», убедил Якира в необходимости выделить из скудных армейских запасов 700 тонн муки, 170 тонн сахара, 100000 банок консервов, 500 пудов масла и другой продукции. В феврале 1933 г. был создан продовольственный фонд для питания 600 тыс. детей [318].

Имеется много свидетельств очевидцев того, что помощь действительно оказывалась. Г. Ткаченко [319] приводит письмо А.Кучеренко, пережившего в 1932-1933 годах голод, а позднее ставшего участником боевых действий в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. «В моем большом селе Белуховке (Полтавщина) в 1930 г., — пишет Алексей Николаевич, — было создано три колхоза им.В.И.Ленина, им.Парижской Коммуны и им. Первого Мая. Стихия голода не обошла и наше село, но сельсовет и правление колхозов делали все, чтобы помочь односельчанам пережить лихолетье.»

Итак, советским правительством была оказана широкомасштабная помощь голодающим, даже несмотря на то, что лидеры СССР не верили в засуху.

ЭКСПОРТ ЗЕРНА

Был резко снижен экспорт зерна. В 1931 году государством было заготовлено 22 839 тыс тонн зерна, а экспортировано 4 786 тыс тонн. Если сравнить экспорт в 1931-1932 году на 1 июля 1932 года с таким в 1932-1933 году, на 1 июля 1933 года, то он был резко снижен с 4786 тыс тонн до 1607 тыс тонн, то есть в 3 раза.

При этом на потребление и на снабжение Красной Армии, а также на посев в 1932 году было израсходовано всего на 6,4% меньше, чем в 1931 году [320]. Не следует забывать, что для того, чтобы Красная Армия могла более или менее нормально действовать в течение года, требовалось 800 000 тонн зерна [321].

Более того, экспорт в начале 1933 года был резко снижен по сравнению в экспортом в начале 1932 года более чем в 2 раза, с 750 тыс тонн до 354 тыс тонн. В другой статье Tаугер дает уточненные данные, сообщая, что экспорт в первой половине 1933 года был всего 220 тыс тонн. менее 1% от самой низкой оценки урожая в 50 млн т [322]. При этом, в 1932 г. зерно вывозили, в основном, в начале года, а в 1933 г. — в основном, в конце года-экспорт был прекращен до конца 1933 года [323]. Другими словами, во время голода конец 1932 начало 1933 года экспорт был менее 1 млн т. Больше снижать было нельзя, так как поджимала международная обстановка [324]. К слову, в 1934 г. экспорт зерна вообще прекратился [325].

Многие товары предназначенные для поставки за рубеж не были посланы за границу, а были реализованы в Торгсинах, где крестьяне могли обменять свои золотые вещи на продовольствие. Об этом свидетельствует М. Долот [326], семья которого обменяла в городе свое золото на товары, на кототых было написано сделано в СССР.

Тщательный анализ М. Таугера показывает, что даже полная отмена экспорта в 1933 году не смогла бы предупредить голод. Низкий урожай 1932 года делал голод неизбежным [327].

9 декабря 1932 года в связи с резкой нехваткой продовольствия было решено не снабжать хлебом деревню из госрезервов, за исключением мест производства хлопка [328]. Кое-что крестьянам было выдано на трудодни, но как пишет М. Долот [329], «ёщё в начале ноября, когда даже не завершились уборочные работы, нас стала беспокоить нехватка продуктов. То немногое, что мы получили от колхоза, было съедено.»

В мае 1932 года было на 16% уменьшены поставки продовольствия в Красную Армию [330].

Как видим, советское правительство приняло решительные меры, направленные на экономию зерна.

БОРЬБА С НЕЛЕГАЛЬНОЙ МИГРАЦИЕЙ

Почувствовав, что продовольствия на зиму не хватит крестьяне и жители крупных станиц ринулись на Север. Сотни тысяч крестьян начали уезжать в поисках хлеба. Массовый выезд из деревни привел бы к тому, что в 1934 году голодало бы уже значительно большее количество народу на той же Украине — в городах. Это грозило дестабилизацией обстановкий во всей стране. Поэтому были приняты надлежащие меры. 22 января 1933 года рассылается директива ЦК ВКП(б) и СНК в связи с массовым выездом крестьян за пределы Украины, подписанная Сталиным и Молотовым [331]. В ней органам ОГПУ предписывалось не допускать массового выезда крестьян в другие районы [332].

Законы от 13 сентября 1932 г и от 17 марта 1933 годая запрещали крестьянам оставлять свои колхозы в поисках другой работы. иначе чем с разрешения колхозного руководства. Закон от 4 декабря 1932 года устанавливал особый паспортный режим. Тех, кто хотел уехать за пределы Украины не продавали билеты или возвращали назад [333, 334].

Чтобы прекратить бесконтрольную миграцию, 27 декабря 1932 г. ЦИК и СНК СССР издали постановление, которым в СССР вводилась система внутренних паспортов (отменённая после революции) и обязательная прописка. А уже 22 января 1933 года была разослана директива, подписанная Сталиным и Молотовым. В ней органам ОГПУ предписывалось не допускать массового выезда крестьян в другие районы [335].

«Директива ЦК ВКП (б) и СНК СССР о предотвращении массового выезда голодающих крестьян. 22 января 1933 года.

Ростов-Дон, Харьков, Воронеж, Смоленск, Минск, Сталинград, Самара.

До ЦК ВКП и Совнаркома дошли сведения, что на Кубани и Украине начался массовый выезд крестьян «за хлебом» в ЦЧО, на Волгу, Московскую обл., Западную обл., Белоруссию. ЦК ВКП и Совнарком СССР не сомневаются, что этот выезд крестьян, как и выезд из Украины в прошлом году, организован врагами Советской власти, эсерами и агентами Польши с целью агитации «через крестьян» в Северных районах СССР против колхозов и вообще против Советской власти. В прошлом году партийные, советские и чекистские органы Украины прозевали эту контрреволюционную затею врагов Советской власти. В этом году не может быть допущено повторение прошлогодней ошибки.

Первое. ЦК ВКП и Совнарком СССР предписывают крайкому, крайисполкому и ПП ОГПУ Северного Кавказа не допускать массовый выезд крестьян из Северного Кавказа в другие края и въезд в пределы края из Украины.

Второе. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ЦК КП(б)У, Укрсовнаркому, Балицкому и Реденсу не допускать массовый выезд крестьян из Украины в другие края и въезд на Украину из Северного Кавказа.

Третье. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ПП ОГПУ Московской обл., ЦЧО, Западной обл., Белоруссии, Нижней Волги и Средней Волги арестовывать пробравшихся на север «крестьян» Украины и Северного Кавказа и после того, как будут отобраны контрреволюционные элементы, водворять остальных в места их жительства.

Четвертое. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ТО ГПУ Прохорову дать соответствующее распоряжение по системе ТО ГПУ.

Предсовнаркома СССР В.М. Молотов

Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин».

Еще один документ.

Директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР в связи с массовым выездом крестьян за пределы Украины

23 января 1933 г.

1. Послать всем обкомам и облисполкомам следующую директиву (см. приложение).

2. Предложить уполнаркомпути (т. Лаврищеву) и ЮЖОКТО ГПУ немедленно дать указания всем железнодорожным станциям о прекращении продажи билетов за пределы Украины крестьянам, не имеющим удостоверения РИКов о праве выезда или промышленных и строительных государственных организаций о том, что они завербованы на те или другие работы за пределами Украины.

Секретарь ЦК КП(б)У М.Хатаевич

Приложение

Обкомам, облисполкомам

Из некоторых районов Украины начались по примеру прошлого года массовые выезды крестьян в Московскую, Западную обл. ЦЧО, Белоруссию ’за хлебом’. Имеют место случаи, когда цела покидаются почти всеми единоличниками и частью колхозников. Нет никаких сомнений, что подобные массовые выезды организуются врагамы Советской власти, эсерами и агентами Польши с целью агитации ’через крестьян’ в северных районах СССР против колхозов, против Советской власти. В прошлом году партийные, советские и чекистские органы Украины прозевали эту контрреволюционную затею врагов Советской власти. В этом году повторения этой ошибки не должно быть допущено.

ЦК КП(б)У и СНК УССР предлагают:

1. Немедленно принять в каждом районе решительные меры к недопущению массового выезда единоличников колхозников, исходя из разосланной по линии ГПУ директивы Балицкого.

2. Провести работу всякого рода вербовщиков рабсилы на вывоз за пределы Украины, взять ее под строгий контроль с отстранением от этой работы и изъятием всех подозрительных контрреволючионных элементов.

3. Развернуть широкую разъяснительную работу среди колхозников и единоличников проти самовольных выездов с оставлением хозяйства и предостречь их, что в случае выезда в другие районы, они буйдут там арестоваться.

4. Примите меры к прекращению продажи билетов за пределы Украины крестьянам, не имеющим удостоверений РИКов о праве выезда или промышленных и строительных государственных организаций о том, что они завербованы на те или иные работы за пределы Украины. Соответствующие указания даны по линии ИпНКПС и трансортного ГПУ.

5. Сообщите не позже 6 час. вечера 24 января коротко фактическое положение с массовым выездом крестьян по вашей области.

Секретарь ЦК КП(б)У Хатаевич Председатель СНК УССР В. Чубарь

К началу марта 1933 года было задержано 219 460 человек. Из них 186 588 были возвращены [336]. Другими словами, почти 33 тысячи человек уломали органы пропустить их через границу. Если же учесть, что органы не могли полностью закрыть границы и почти половина перебралась, а также, если учесть, что очень много было выслано в Сибирь или послано в города и на стройки, то цифры погибших должны быть серьезно скорректированы.

Таким образом, Сталиным с соратниками были приняты все необходимые меры, чтобы не допустить паники и хаоса в стране.

НАКАЗАНИЯ МЕСТНЫХ ВЛАСТЕЙ

Виновные в возникновении зернового кризис не остались безнаказанными. С.Г. Кара-Мурза пишет, что в марте 1933 г. состоялся судебный процесс против ряда работников Наркомзема СССР как виновных в возникновении голода (это было и официальным признанием наличия голода в стране) [337]. В 1934 часть руководства Наркомзема была осуждена за непредупреждение массового голода, и многие руководители расстреляны. Однако нарком Яковлев не пострадал.

Правительство обвинило в развитии кризиса власти на местах и было частично право [338]. В ноябре и 5 дней декабря 1932 года на Украине за недостатки в хлебозаготовках было арестовано 1830 человек руководящего состава колхозов [339]. Только за 1933 г. по 2 364 сельсоветам Уральской области были сняты 1 789 председателей, что составило 75,7 %.24 Основными причинами, указан ными в официальных документах, являлись искривление классовой линии, сращивание с классово чуждыми элементами, бюрократизм, бездеятель ность, пьянка. В Курганском районе в период подготовки к севу 1933 г. были уволены «за необеспеченность руководства» 62 % председателей сельских Советов.

В итоге такой политики, а также проводимой на Урале в 1933 г. чистки партийных ячеек в Советах были сняты председатели почти всех крупнейших горсоветов (Свердловск, Лысьва, Магнитогорск, Челябинск, Пермь, Молотово, Надеждинск и др.).

Поскольку считалось, что голод был вызван крестьянским саботажем, бюро Северо-Кавказского крайкома приняло решение о выселении саботажников [340]. Из за того, что парткомы допустили саботаж сельхозработ на Северном Кавказе была проведена чистка парторганизаций и из партии было исключено 43% коммунистов.

В начале 1933 года многие крестьяне Кубани были высланы, а на их место были присланы престьяне из райнов перенаселенных и с бедными почвами. О том, что эти меры были доведены до публики, писал первый секретарь ВКПб на Кубани В.П. Шеболдаев [341, 342]. По мнению М. Таугера [343], эти факты наказаний доказывают, что голод не использовался в качестве антикрестьянского оружия.

Кроме наказания виновных были сделаны и организационные выводы. В начале 1933 г. советское руководство сделало правильные выводы из событий 1932-1933 годов. Оно упразднило контрактационную систему заготовок хлеба, подсолнечника и картофеля и ввело вместо нее «имеющие силу налога твердые обязательства» по поставкам (сдаче) данных продуктов государству. Размеры обязательных поставок исчислялись по единым для всего района и неизменным в течение года нормам сдачи с каждого гектара запланированного посева. Возможный недосев в расчет не брался. Оба этих закона действовали на всей территории СССР. Несвоевременное выполнение заготовительного задания наказывалось в административном порядке денежным штрафом в размере рыночной стоимости недоимки и «принудительным» взысканием недовыполненной части обязательств (конфискацией продовольствия в размере недоимки)

Итак, виновные в зерновом кризисе были наказаны, хотя, возможно, и с небольшими перегибами, но такое уж тогда было суровое время.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИНЯТЫХ МЕР

В начале 1933 г. советское руководство сделало правильные выводы из событий 1932-1933 годов. Оно упразднило контрактационную систему заготовок хлеба, подсолнечника и картофеля и ввело вместо нее «имеющие силу налога твердые обязательства» по поставкам (сдаче) данных продуктов государству. Размеры обязательных поставок исчислялись по единым для всего района и неизменным в течение года нормам сдачи с каждого гектара запланированного посева. Возможный недосев в расчет не брался. Оба этих закона действовали на всей территории СССР. Несвоевременное выполнение заготовительного задания наказывалось в административном порядке денежным штрафом в размере рыночной стоимости недоимки и «принудительным» взысканием недовыполненной части обязательств (конфискацией продовольствия в размере недоимки)

Все эти меры дали эффект. Результат был зафиксирован даже немощной советской статистикой. Так, вышеупомянутый А.Г.Шлихтер в своей речи на 17-м съезде ВКП(б), отчитываясь об успехах в сборе украинского урожая 1933 года в сравнении с 1932 годом, сообшил, что урожайность зерновых возросла с 5,9 ц/га до 10,9 ц/га.

Меры правительства действительно привели к росту урожая. В РСФСР в 1933 году зафиксирован рост урожайности с 5,2 до 6,03 ц/га. В том же году урожайность на Украине выросла с 5 ц/га до 8,1 ц/га в 1933 году [344]. Причем в Харьковской области урожайность возросла с 4,8 до 8,0 ц/га, в Киевской области она возросла до 7,9 ц/га, в Черниговской и в Донецкой до 6,3 ц/га [345].

С 1932 по 1933 го по данным Наркомзема собранный урожай возрос в целом по Украинской ССР на 85%, в том числе в Киевской области на 106%, в Донецкой области на 66%, в Черниговской области на 83%, Днепропетровской области на 93%, Харьковской области на 84% [346]. В 1933 году колхозах Украины показатель выработки на одного работника вырос на 78,8%, а в РСФСР на 23% по сравнению с 1932 годом [347].

В 1933 году колхозники работали гораздо лучше чем, в 1932 году. Тот же стереотип поведения отметил нобелевский лауреат А. Сен в 1943 году после знаменитого Бенгальского голода 1943 года в Индии [348].

Таким образом, принятые меры дали хороший эффект. Подобные ошибки больше не допускались

ПОЧЕМУ НЕ ОБРАТИЛИСЬ ЗА ПОМОЩЬЮ?

Некоторые считают, что можно поставить в вину руководству СССР том, что оно не развернуло в мире широкую кампанию по сбору помощи голодающим, подобно тому, что происходило в начале 20-х гг. Однако и здесь не все так просто. Стоит взглянуть на политическую и экономическую обстановку в мире в 1932-1933 годах — и простая просьба о помощи сталкивается с целым рядом препятствий.

Первое препятствие — открытая неприязнь практически всех стран Европы к потенциальным просителям — коммунистам. Об этом свидетельствует документ, полученный советской разведкой в мае 1933 г., в котором говорилось о переговорах Риббентропа с ведущими британскими промышленниками в поместье сэра Генри Детердинга — нефтяного магната. На этих переговорах, помимо всего прочего, обсуждался раздел российского рынка, в связи с грядущим гос. переворотом в СССР в 1933 г. [349].

Второй барьер неразрывно связан с первым. Это — приход к власти Гитлера в Германии и фашизация остальных стран Европы.

Третье препятствие — чисто экономическое. Причина была банальна — не было валюты. Конец 20-х — начало 30-х гг. — время одного из самых тяжелых экономических кризисов в истории Европы и США (достаточно сказать, что иногда до 80-90% продукции машиностроения на германских заводах в начале 30-х гг. составляла продукция, выпущенная «под заказ» Советского Союза). Кто в этих условиях был настолько богат, чтобы выделять кредит не на кабальных условиях? Да еще большевикам, которые уже однажды отказались признавать долги предыдущего правительства. Именно поэтому правительство не пошло с протянутой рукой к людям, готовившимся его свергнуть (и, скорее всего, не остановившимся бы перед миллионами жертв).

Не следует забывать, что еще аукалось решение Ленина не выплачивать долги царского правительства.

И все-таки многое было сделано. Несмотря на острую нехватку валюты (Сталин писал Р.И. Эйхе. «Мы не можем ввезти хлеб, ибо валюты мало [350]. Резервов же валюты не было совсем после кризиса 1930 года), в мая 1932 года было принято решение ускорить импорт зерна из Персии и немедленно послать это зерно на Дальний Восток, где международная ситуация резко осложнилась в связи с захватом Маньчжурии Японией [351].

Итак, вероятность получения международной помощи для голодающих была минимальной.

РОЛЬ СТАЛИНА

Как же оценивать действия властей и Сталина? Вот мнение Леннарта Самуэльсона. — Прежде всего, я думаю, что тот же Сталин был уверен, что все не так плохо, и крестьяне просто-напросто прячут хлеб. Есть даже мнение, что если бы хлеб на юге не изымали, то жертв в 1932-1933 гг. было бы даже больше, только в других местах [352].

Но правительство несет ответственность не за одних только крестьян определенных районов. Правительству нужно страну 1) накормить, 2) защитить. И вот первую задачу можно выполнить только с помощью крестьян. Или — если этой помощи нет — то за счет крестьян.

БЫЛ ЛИ СТАЛИН МЯГКОТЕЛЫМ?

Некоторые пытаются объяснить голод 1932 года именно нерешительностью и мягкостью (да, да) Сталина в реформировании сельского хозяйства. Не надо было писать статью «Головокружение от успехов» в газету «Правда» и допускать массовый выход из колхозов. «Если сформулировать конкретно, в чем именно вина Сталина и большевиков, то ответ видится таким: в нерешительности при проведении коллективизации и в плохом обдумывании того, на что может пойти алчный обыватель.» [353]. Надо было решительно заставлять крестьян не сокращать посевы, предупреждая, что у них в любом случае изымут запланированные налоги. Если бы государство сразу начало расправляться с теми, кто стал резать волов, то удалось бы обойтись без жертв массового голода. Но у Сталина не было другого выхода. Альтернативой было развязывание гражданской войны

Прав ли был Сталин, написавший свою статью «Головокружение от успехов» в Правду 2 марта 1930 года? Может, и не надо было писать эту статью? Сейчас можно однозначно утверждать, что Сталин был прав. В то время была возможность перерастания восстаний крстьян в Гражданскую войну. Если в 1929 году было до 1300 мятежей, то уже только в январе (!) 1930 года число вооруженных выступлений крестьян в СССР достигло более 2000. Действия властей в такой ситуации были совершенно оправданными и справедливыми. Без тех действий, которые осуществляли власти, было бы еще хуже. Если бы хлеб не забирался, то крестьяне своей прижимистостью вызвали бы голод и в крупных городах. Жертв было бы еще больше и голод только бы усилился. Oчень важно было не допускать паники и перетока продовольствия вместе с массами населения по железной дороге. В условиях плановых перевозок это грозило коллапсом. Жители села и малых городов устремились бы в крупные города за хлебом и там тоже бы наступил голод, кроме того встала бы промышленность. Поэтому нерегулируемые перемещения были запрещены.

Что же надо было делать? А все то же, что и делалось. Даже сейчас, встав на место Сталина, я не смог придумать ничего такого, чтобы в корне изменило ситуацию. Лечить болезнь если она не имеет внешних проявлений, очень сложно, а голод не давал о себе знать. Письма Шолохова были отвергнуты как единичные, кроме того имелись факты прямого саботажа хлебозаготовок на Дону. Более того, все свидения с мест указывали, что хлеб у крестьян есть. Следовательно, власти делали свое дело правильно.

БЫЛИ ЛИ ЗАПАСЫ ЗЕРНА У СТАЛИНА?

Одним из обвинений Сталина, часто употребляемых антисталинистами, является утверждение, что в Политбюро мол, были резервы зерна, которые Сталин не захотел использовать на помощь голодающим. Дэвис с соавторами [354] тщательно проанализировали вопрос о том, были ли у Сталина неприкосновенные запасы хлеба, которые будто бы, по мнению Р. Конквеста [355] (он утверждал, что у Сталина мол имелось 4,53 млн тонн зерна в виде различных резервов), могли существенно смягчить голод.

Советская официальная статистика на 1 июля 1929 года давал цифру в 1,76 млн т резервов зерна [356].

Тщательный анализ Особых папок Политбюро, Комзага и Совнаркома позволил Давиесу с соавторами [357] сделать научно обоснованные выводы. Они однако не имели доступа к президентскому архиву и военным архивам, но они нашлин достаточно информации, чтобы быть уверенными в том, что высокие цифры запасов зерна вымышлены и что Сталин не имел резервов зерна, которые молги бы быть использованы для ликвидации голода. Остались неизвестными резервы в Красной Армии, но, думается, что они после снижения на 16% поставок в армию не стали большими.

Прежде всего следует подчеркнуть, что план использования урожая 1932/33 г. был основан на иллюзиях. В то время как план экспорта зерна был уменьшен на 3 млн. тонн ниже уровня прошлого года, заготовки зерна уменьшались более чем на 4 млн. тонн. Общее количество зерна, доступного для внутреннего использования, предполагалось таким образом уменьшить более чем на 1 млн. тонн. Это было практически несовместимо с решением выделить дополнительно 2,339 млн. тонн в государственный запас. Кроме того, баланс зерна от 9 декабря 1932 г. предполагал, что никакое зерно не будет выделяться в деревню на семена и продовольствие, кроме как для хлопководческих и других специализированных областей. С другой стороны, государство не могло допустить, чтобы резервы были снижены меньше, чем на на 5-6 недель снабжения.

Было продемонстрировало, что тайкая высокая цифра резервов, указанная Р. Конквестом, не верна. Планируемые запасы уменьшились с 2,01 мнл тонн на 10 мая 1932 года до 0,886 млн тонн на 1 июля 1932 года [358]. В мобилизационном и неприкосновеннонм фонде на 1 января 1932 года было около 2 млн. тонн зерна, но уже 1 июля там осталось только 0,641 млн тонн. А все фонды не превышали 2 млн тонн [359].

Давиес и другие сделали вполне обоснованный вывод, что два секретных резерва неприкосновенный и мобилизационный фонды вместе не опревышали по официальным данным, то есть теми, что оперировало Политбюро 1,937 млн тонн. Все попытки создания такого резерва провалились. Более того, на самом деле резервы составили не 4,53 млн тонн как считали обвинители Сталина, а всего 1,141 млн тонн [360]. На 1 иююля 1932 года на руках у Сталина оказалось 656 тыс тонн продовольствия в зерновом эквиваленте [361].

Согласно исследованиям американских ученых Дэвиса, Таугера и Уиткрофта (1995 г.), к новому урожаю 1932 г. запасы зерна были очень низкими: на 1 июля 1932 г. запас продо вольственного зерна составлял 915 тыс. т, а всего зерна — 1,36 млн. т, то есть на 1 миллион тонн меньше, чем в 1931 г. , и даже меньше, чем в 1930 г. Непфонд (Неприкосновенный фонд) и Мобфонд (Мобилизационный фонд), запланированные в общем объеме 2,457 млн. тонн, и достигавшие на начало 1932 г. приблизительно 2 млн. тонн, на 1 июля 1932 г. составляли только 641 тыс. тонн. Таким образом, на 1 июля 1932 г. полных запасов продовольственного зерна в стране оставалось приблизительно на один месяц.

16 июля 1932 г. Политбюро решило в 1932/33 г. сформировать Госфонд (другое название для Мобфонда) в объеме 55 млн. пудов (0,901 млн. тонн) и Непфонд 120 млн. пудов (1,966 млн. тонн), всего 2,867 млн. тонн. 9 декабря 1932 г. Политбюро одобрило уменьшенный план использования зерна в 1932/33 г., по которому Госфонд и Непфонд должны были составить вместе 1,966 млн. тонн на 1 июля 1933 г.. Вместе с переходящими запасами все запасы зерна составили бы 3,699 млн. тонн, по сравнению с 1,36 млн. тонн к той же дате предыдущего года. 1 января 1933, на сезонном пике запасов, 3,034 млн. тонн было зачислено в «различные фонды», главным образом в Госфонд и Непфонд.

Вопреки утверждениям некоторых авторов, в стране не было крупных запасов зерна. На 1 июля 1932 г. Неприкосновенный фонд и Мобилизационный фонд составляли вместе только 641 тыс.т — месячный запас продовольственного зерна для Союза. На 1 января 1933 года в Непфонд и Госфонд (бывший Мобфонд) было зачислено 3.034 млн.т (вместо планировавшихся 3.699 млн.т). В течение первых месяцев 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) выделило до 2.2 млн.т семян, продовольствия и фуража областям и республикам, страдавшим от голода [362]. Из них Украине досталось не менее половины (если включить сюда и помощь голодающему Донбассу — 249.3 тыс. т [363]. Остаток был — 834 тыс.т., что чуть больше месячного запаса продовольствия СССР. Понятно, что больше изымать было нечего. А тайных запасов ни у Сталина, как мы указывали выше, ни у кого другого не имелось, что подтвердили исследования американских ученых [364].

В течение первых шести месяцев 1933 г. Политбюро неохотно, постепенно выделило из государственных запасов от 1,99 до 2,2 млн. тонн семян, продовольствия и фуража, прежде всего областям, которые были обобраны до зернышка в ходе заготовок предыдущего года. Эта поддержка не могла предотвратить разрушительный голод, но израсходовала бОльшую часть ранее созданных Непфонда и Госфонда.

4 июля 1933 Чернов (руководитель Комитета заготовок) сообщил Политбюро, что полные переходящие запасы, включая фонды, на 1 июля 1933 г. составили 1,392 млн. тонн, включая 1,045 млн. тонн продовольственного зерна, то есть немного больше, чем год назад. Однако план использования зерна 1933/34 г., одобренный Политбюро месяцем позже, исходил из наличия зерна, включая фонды, на 1 июля 1933 г. в объеме 1,825 млн. тонн (включая 1,386 млн. тонн продовольственного зерна).

Итоговые официальные данные, опубликованные в годовом отчете по зерну, составили 1,997 млн. тонн (включая 1,397 миллион тонн продовольственного зерна). Авторы пишут, что они не сумели найти какого-либо удовлетворительного объяснения несоответствию между этими тремя наборами данных. Авторы особо отмечают, что не имелось никаких особых запасов зерна, которые находились бы в ведении Сталина и его ближайшего окружения; все данные в сверхсекретных папках Совнаркома, секретариата Куйбышева (Госплан) и особых папках Политбюро совпадают [365].

Вывод из указанных исследований очень простой. У правительства СССР средства на посылку достаточной продовольственной помощи Украине отсутствовали. Ну, не было на руках Сталина тайных и явных резервов зерна, поэтому не мог он помочь голодающим больше, чем он сделав 1932-1933 году.

СТАЛИН НЕ ВЕРИЛ…

Очень часто задается вопрос, почему Сталин не прекратил полностью экспорт зерна, не направил ВСЕ резервы на помощь голодающим?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить, что система информации руководства в СССР была не просто плохой, а была ужасной. Вспомним расхождения в оценке урожая 1932 года, в сведениях о голоде и т.д. Неадекватность государственного и партийного аппарата, скрывавшего от центральных органов информацию о происходящем на местах — сначала о массовом забое скота, потом — о начавшемся голоде сыграла большую негативную роль. Зачастую, истинные сведения в Политбюро докладывать боялись из-за опасности обвинений во вредительстве.

Поэтому лидеры СССР не знали о величине и о распространенности реального голода, информация с мест все резко искажала. Ее надо было наладить в будущем.

Сталин, как и даже многие ученые, не заметив сильной засухи, не рассматривал другие факторы. Сталин не верил в неурожай, так как, по всем данным, не было засухи, а ему предоставляли неверные завышенные сведения об урожае, но одновременно с мест поступали просьбы о помощи. Сталин не поверил, что начался голод, о котором ему рассказал секретарь ВКПб Украины Терехов [366]. Даже в январе 1933 года Сталин говорил, что валовый урожай 1932 года был лучше, чем в 1931 году.

Зная, что засухи не было, Сталин не поверил, что начался голод, о котором ему рассказал секретарь ВКПб Украины Терехов [367]. Даже в январе 1933 года Сталин утверждал, что валовый урожай 1932 года был лучше, чем в 1931 году. Кстати неверие Сталина имело свои причины. например, на Урале, где голода был гораздо менее выражен, урожайность, например, в совхозах была всего лишь 3,65 ц с га [368].

Известно, что Шолохов писал о трудном положении с продовольствием в селах, но Сталин не поверил ему, поскольку знал, что хлеб оставили крестьянам вполне по нормам и голода быть не должно было.

Из письма Шолохова:

«…сейчас умирают от голода колхозники и единоличники; взрослые и дети пухнут и питаются всем, чем не положено человеку питаться, начиная с падали и кончая дубовой корой и всяческими болотными кореньями».

Из ответа Сталина Шолохову.

«… А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы Вашего района (и не только Вашего района) проводили «итальянку», саботаж и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), — этот факт не меняет и того, что уважаемые хлеборобы по сути вели «тихую войну» с Советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов…. Но все же ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это может показаться издали.» [369, 370].

(Замечу в скобках, что эта переписка содержит подтверждение того, что Сталин не поверил сетованиям Шолохова, поскольку знал, что у крестьян осталось хлеба выше голодной нормы.)

Итак, вроде как неурожая нет, а люди голодают. Поэтому Сталин начал подозревать итальянскую забастовку крестьян или манипуляцию местных чиновников. Сталин понимал, что в случае, если бы хлебные резервы государства станут меньше, чем те, которые обспечивают питание населения всей страны в течение 4-6 недель, то любое потресение привело бы к коллапсу государства. Именно поэтому и были наказаны крестьяне Кубани и местные власти.

Следовательно ответ состоит в том, что, скорее всего, советские лидеры не смогли до конца понять, есть ли кризис, осознать его причины и поэтому не смогли организовать профилактические меры в полной мере, хотя многое и было сделано [371].

Одна из возможных ошибок Сталина состояла в том, если, конечно, она имела место, что он слишком передоверился тогдашнему наркому земледелия Я. Яковлеву (Эпштейну), который, не являясь специалистом сельского хозяйства, не принял необходимых мер для борьбы со стихийным бедствием и фактически покрывал вредительские действия троцкистов и других «леваков», окопавшихся в центральных, и местных органах власти. Об этом свидетельствует А.И.Бенедиктов [372], который работая в то время в Московском тресте овощеводческих совхозов, получал из центра, мягко говоря, странные распоряжения, выполнение которых могло привести к дезорганизации производства.

Одна из причин ошибок — незнание властями, сколько на самом деле зерна собрала Украина, да и вообще весь СССР. То есть, отсутствие жесткого учета каждого килограмма собранного зерна. Отсюда — опоздание со снижением планов, с задержкой помощи, повлекщие за собой тяжкие последствия. Определенная вина лежит на местных властях, в не очень урожайный год выдвигавших «встречные планы», по которым у крестьян кое-где выгребали все до последнего зернышка. Однако, думается, если бы не брали власти у крестьян хлеб в 1932 году, то жертв было бы намного больше, поскольку весь хлеб рабочего — тот, что ему дало государство. Если крестьянин еще может как-то пережить голодный год «на подножном корму», то рабочего гарантированно ждет смерть.

Итак, прямой вины Сталина и ЦК ВКП(б) в событиях 2-й половины 1932 г. — 1-й половины 1933 г. не прослеживается. Косвенная вина, конечно же, присутствует — не так считали урожай, не те руководители сидели в местных (и не только) органах власти, допустили разворовывание зерна и массовый забой рабочего скота, не смогли оставшийся у крестьян хлеб изъять и разделить поровну на всех… Если б государство не стало потакать тем, кто уничтожает средства производства — это не привело бы к анархии и массовой гибели. Но ведь и так законы были приняты драконовские. Как пишет Таугер, советское правительство в условиях сурового неурожая путем жесткого нормирования продовольствия сумело накормить 50 миллионов человек, включая самих крестьян. Причем не только кормило, но и не допустило распространения слухов и паники да так, что многие в городах и не подозревали о голоде на селе [373].

ЕСЛИ БЫ, ДА КАБЫ…

Мог ли Сталин оптимизировать колхозное строительство или нет? Думаю, что выбор был между плохим вариантом и очень плохим. Тем не менее многое делалось для села. Широко развернулось строительство МТС. Часто услуги их были убыточны и даже не учитывались. Вспомните, что Сталин писал Кагановичу, что государство должно знать, «сколько же платит ему крестьянство за услуги МТС» [374].

В 1933 году удалось выйти из тяжелого положения (1) за счет резкого усиления борьбы с воровством — закон о колосках (закон об охране социалистической собственности от 7 августа 1932 года предусматривал за хищение или сокрытие зерна очень суровые меры наказания вплоть до конфискации имущества и смертной казни); (2) за счет введения в действие множества тракторов и (3) за счет сурового наказания саботажников крестьян, которые были высланы — например, в конце 1932 года — начале 1933 года с Кубани в северные районы былi выслано тысячи саботировавших крестьян [375]. В ноябре и 5 дней декабря 1932 года на Украине за недостатки в хлебозаготовках было арестовано 1830 человек руководящего состава колхозов [376].

Потом, когда проблема снабжения продовольствием малых городов была очерчена, были приняты меры и голод больше не повторялся. Во время голода 1946-1947 года власти были уже готовы и приняли меры, чтобы не допустить голода и в малых городах. Отмечу, что голод на Украине 1932-1933 гг. был ПОСЛЕДНИМ голодом такого масштаба в ее истории [377].

НАСИЛЬСТВЕННАЯ УКРАИНИЗАЦИЯ

Теперь несколько слов о пресловутой украинизации. В качестве доказательств того, что голод был специально спланирован как элемент борьбы с украинцами, приводят постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 14 декабря 1932 г. «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области», свернувшее политику украинизации на Северном Кавказе и обвинявшее в «продовольственных трудностях» «буржуазно-националистические элементы» и «петлюровцев».

Как пишет Кульчицкий, компартийно-советское руководство УССР все- таки добилось перевода работы административных органов, школ и средств массовой информации во всех украиноязычных районах Кубани с русского на украинский язык [378].

Поэтому мне пришлось разобрать и этот вопрос. Начальные годы советского периода на Украине — это интереснейшая, но малоизвестная страница истории, совершенно превратно трактуемая историками-самостийниками. А между тем, Советская власть не только не подавляла украинских националистов, благодаря ей движение за «вильну, самостийну, незалежну Украину» пережило своего рода Ренессанс. После утверждения в России коммунистического режима и превращения ими Малороссии в «УССР» дело насильственной украинизации было поставлено на государственную основу и приняло совершенно иной размах. Задействованными оказались все возможные структуры власти, от законодательных до карательных. Для перевода русского населения на «мову» были созданы «тройки по украинизации», а также тысячи «комиссий» того же рода. Тут уже не только переводились на новояз документация, вывески, газеты, но даже разговаривать в учеждениях по-русски запрещалось.

Первые 20 лет «Радянськой Влады» для него были поистине «золотым веком». Тотальная «украинизация», проводилась на фоне разгрома русской культуры, Церкви, уничтожения интеллигенции. На службу к большевикам перешли многие члены ТУП («Товарищества украинских постепенцев» — главной сепаратистской организации того времени), в том числе такие «столпы украинства», как Грушевский и Винниченко.

В 1923 году было выпущено знаменитое постановление ЦК ВКП(б) об «обязательной украинизации». Согласно этому постановлению, условием трудоустройства, независимо от образования, научной степени и т.д., стала справка об окончании курсов «украинознавства». Тотальная насильственная «украинизация» охватила в эти годы пространство от Восточной Волыни до Кубани и Ставрополья. Отмечу, что зкарпатские русины, несмотря на многовековые усилия по их ассимиляции и неоднократный геноцид, всегда были в авангарде русофильского движения. Так, в 1939 году на местном референдуме 82% населения высказались в поддержку русского языка [379].

Вот, только один из тысячи примеров. В июле 1930 года президиум Сталинского окрисполкома (русский шахтерский город Юзовка в Каменноугольном районе) принял решение «привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способ украинизировать подчинённых, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации». При этом прокуратуре поручалось проводить показательные суды над «преступниками». Административный террор и запугивание приносили свои чёрные плоды. В русском городе Мариуполе, например, к 1932 году не осталось ни одного русского класса в школах. Этот беспрецедентный разгул русофобии длился в Малороссии с середины 1920-х годов до 1937 года [380].

На Украине бабушка одного из участников форума С.Г. Кара-Мурзы [381] училась в Харьковском университете. Так вот, она была русская и должна была сдавать ВСЕ предметы на украинском + украинский язык. И пока не сдала язык (с трудом и на тройку) ее не хотели допускать к другим экзаменам.

В связи с этим стоит отметить, что человек, с именем которого неразрывно связан страшный голод 1932-33 годов, председатель СНК УССР с 1923 года Чубарь (именно он подписал печально знаменитое Постановление СНК УССР «О борьбе с саботажем в хлебозаготовках» от 6 декабря 1932 г.), одновременно являлся ярым большевистским «украинизатором». Да, да, Влас Чубарь не был ни евреем, ни русским националистом, ни «сталинским соколом». Он был ярым «украинизатором» [382].

Украинские националисты всех политических расцветок, от жовто-блакитных до ярко-красных (национал-коммунистов) из-за своей активности и стремления взять национальное строительство на Украине в свои руки начали порядком поднадоедать советскому руководству уже со второй половины 1920-х годов. Нелишне отметить и то, что в целом ряде случаев действительно прослеживалась прямая связь между состоянием сельского хозяйства и проводимой национальной политикой. Причём нагляднее всего это было заметно на примере тех территорий РСФСР, где проводилась украинизация. Именно в тех районах Кубани, где работали сотрудники Наркомата просвещения УССР и активисты так называемого «национального возрождения», воспитывавшие население в национально-украинском духе, антисоветская деятельность в начале 1930 года была наиболее упорной [383].

Что касается Северного Кавказа, то возвращение русского языка в школьное образование и прессу и прекращение украинизационных экспериментов было встречено местным населением с удовлетворением как правильная и давно ожидаемая мера. Отношение населения Кубани (причём и иногороднего, и казачьего) к проводившейся украинизации в подавляющем большинстве было негативным Например, школы с русским языком преподавания были переполнены, а украинские стояли пустыми. Родители объясняли это тем, что детей в украинской школе «портят», готовят из них «украинских китайцев». «Такой украинизации не треба, нащо ломать дитыну, хай им бис, хай учат по-русски», — говорили они и объясняли своё неприятие «ридной мовы» тем, что «украинский язык не наш» и «на нём нигде не говорят».

Прекращению экспериментов способствовало то, что эти регионы являлись территориями РСФСР. Но на точно такое же недовольство жителей Донбасса, Криворожья, Харьковщины, бывших Новороссийских губерний внимания не обращали, поскольку эти регионы входили в состав УССР и потому считались «украинскими», хотя о самоидентификации самих жителей и об их отношении к спускаемой сверху украинской идентичности никто не спрашивал [384].

В феврале 1933 года было принято решение об устранении с должности наркома образования УССР Николая Скрипника, которому инкриминиловался националистический уклон (ноябрьский (1933 года) пленум ЦК и ЦКК КП(б)У). Он покончил жизнь самоубийством 7 июля 1933 года. Затем были сняты многие близкие к нему сотрудники, запрещен ряд изданий украинизаторского содержания. В мае покончил жизнь самоубийством Н. Хвылёвый [385].

Одновременно были сделаны шаги по признанию национальных особенностей Украины. Следует обратить внимание на перенесение столицы Украины из Харькова в Киев, которое произошло в 1934 г. Из города, где основным населением были русские, в город, заселенный преимушественно украинцами. Было ли случайностью то, что столицу перенесли после, а не до голода 1932-1933 годов? Должны ли мы считать, что Сталин (который как пишет та же Википедия, «с конца 1920-х годов пользовался неограниченной властью» — см. Википедию, статью Сталин) уже к 1932-1933 г. не то заболел «дальтонизмом» в национальных вопросах (это бывший Нарком по делам национальностей и член политсовета фронта, изрядно повоевавшего с украинцами на территории Украины!) не то стал уж действительно «отцом всех народов», которому одинаково любы и украинцы и … и … и … (то есть все его дети)? И не будет ли непозволительной оплошностью не задуматься: а не беспокоило ли такого опытного «волчину» как Сталин, что жив ещё Михаил Сергеевич Грушевский (не мало, ни много а Президент самостийной Украины[!], умерший в 1934 г.) и, в таком контексте, крестьяне-украинцы, они как бы крестьяне (то есть «плохиши») вдвойне (если не в квадрате) — они и как все другие крестьяне (не хотят ни отдавать зерно, ни «коллективизоваться»), но ещё и «в случае чего» могут пойти солдатами в (украинскую) армию (ведь многие из них всего лет 12-14 тому были уже в такой армии), а детишки их учутся и «украинизацией» начинают уж очень увлекаться [386].

Итак, надо вести речь не о борьбе с украинской культурой, а напротив, о насильственной украинизации русского населения Украины.

ИТОГИ

Какие же выводы можно сделать из проведенного анализа?

1. Голод в 1932-1933 году был.

2. Он унес почти миллион жизней.

3. Голод был не только на территории Украины.

4. В СССР в «доперестроечные» времена сам факт произошедшей трагедии, а также её масштабы и подлинные причины скрывались. Советская власть тщательно стирала этот голод из памяти, чтобы не позорить народ, который был связан с тем, что люди не смогли переломить в себе собственнические инстинкты.

5. Голод вызван страшным неурожаем.

6. Неурожай был вызван не засухой, а неблагоприятным сочетанием ряда природных и человеческих факторов.

Излишков хлеба в СССР в том году не было нигде и только в считанных регионах был он в достаточном количестве. Запасов ни тайных, ни явных не имелось. На экспорт он практически не шел. Более того, того количества хлеба, которое осталось на руках у крестьян, вполне хватало для выживания. Если все это так, то может быть прав П. Краснов [387], который утверждает, что количество жертв голода минимально и гибель людей в основном могла быть вызвана сопутствующими эпидемиями?

Голод вызван тем геополитическим тупиком, в котором оказалась Россия в 20-х годах XX века и явился результатом неожиданного совпадения ряда новых закономерностей поведения крестьянского социума, неизвестных ранее и частично инициированных коллективизацией. Власти делали все от них зависяшее и сумели минимизировать человеческие жертвы.

Сталин вел страну вслепую, на основе собственной интуиции и вывел СССР из тяжелого послеоперационного сосотяния. Почему Сталин не ушел? Да, потому, что видел, что на его место метят карьеристы, которы страну разрушат, но не дадут власть нормальному лидеру. Оправданы ли жертвы? Да. Они позволили победить в Отечественной войне Гвоздь оказался в кузнице.

В заключение дадим слово непредвзятому американскому исследователю Дж. А. Гетти [388], который приводит краткое изложение самого ценного, что с его точки зрения есть в работах М. Таугера. По мнению Гетти, понятие «голод, обусловленный действиями человека», не эквивалентен понятию, «голод, как террор против жителей». Голод, как стихийное бедствие, возникает обычно из-за локального недостатка производства хлеба и обычно усиливается неумелыми действиями властей. Далее требуется очень четко уяснить, что действия властей не могут быть оценены в двух цветах- плохо, хорошо. Имеется множество оттенков серого цвета.

Отвечая на вопрос, почему голод возник именно на Украине
(а), Гетти пишет, что никто не доказал, что Сталин хотел наказать украинцев. По мнению Гетти, действительно, было совершено ряд ошибок, приведших к усилению последствий голода. Одна из них — это блокада потока людей из голодных районов с районы, голодом не пораженные. Кстати, именно попытка остановить этот поток и привела к созданию системы советского паспорта.

(б) Почему журналистам не было разрешено посетить голодные районы? — спрашивает Гетти и отвечает — по тем же причинам, почему сейчас американским журналистам не разрешают ездить в Афганистан, в Кувейт во времена Войны в Заливе, во Вьетнам…

(в) Почему правительство не обратилось к другим странам с просьбой об оказании продовольственной помощи? Это было сделано для того, чтобы не дать возможности буржуазии возвестить о крахе социализма. Кроме того власть боялась шпионов, которые были бы обязательно засланы вместе с миссиями, ответственными за распределением продовольствия.

(г) Почему была блокирована попытка голодающих получить помощь из других районов? По мнению Гетти, причиной стала боязнь правительства разгула спекуляции, когда перекупщики из непораженных районов бы ринулись в пораженные голодом районы. Отличить тех, кто уезжал от голода и тех, кто вез хлеб для спекуляции, не было возможным и поэтому все было остановлено. Но это, по-моему, только часть правды. Гораздо хуже было бы разнесение вестей о голоде по всей стране, что могло бы подорвать устойчивость советской власти и разрушить страну в самый опасный период в ее истории.

(д) Почему не было помощи из других регионов? Да, потому, что там тоже не было хлеба и недоедание проявилось даже в Москве (!!!).

Как говорится, вот тебе бабушка и Геттиев день…

{mospagebreak title=ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА}

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

(см. полные ссылки в [389])

 

1 Дергунов Ю. 2006. http://left.ru/2006/18/dergunov152.phtml

2 Миронин С. 2006в. http://www.contrtv.ru/common/1627/

3 Tauger M. 1991. http://www.as.wvu.edu/history/Faculty/Tauger/soviet.htm

4 Кульчицкий С. 2002. http://demoscope.ru/weekly/2003/0101/analit01.php

5 Кульчицкий С. 2002.

6 Tottle D. 1987.

7 Голодомор на Украине. http://ru.wikipedia.org/wiki/Голодомор_на_Украине

8 Соуса М. 2001.

9 Голодомор на Украине.

10 http://www.faminegenocide.com/resources/findings.html

http://www.ukrweekly.com/Archive/2003/430303.shtml

11 Голодомор на Украине.

12 Дергунов Ю. 2006.

13 Дергунов Ю. 2006.

14 Ткаченко Г.С. 2006а. http://www.km.ru/magazin/view.asp?id={C2BD294D-7A19-40EB-805F-E9D262E70057}

15 Tauger M. 1991. P. 73.

16 Ткаченко Г.С. 2006а.

17 Ткаченко Г.С. 2006а.

18 Итоговый отчет… С. 11.

19 Tauger M. 1998. http://www.as.wvu.edu/history/Faculty/Tauger/soviet.htm

20 Lewin М. 1985. Taking grain in the making of the soviet system. New York. P. 153.

21 Tauger M.1998.

22 Tauger M. 1991.

23 Tauger M. 2001b. http://www.ucis.pitt.edu/crees/Paypal.html

24 Tauger M. 1991. P. 88.

25 Сюндюков И. 2006. http://www.inosmi.ru/translation/231122.html

26 Сюндюков И. 2006.

27 Долот M. 1985. http://kalbasnik.io.com.ua/story.php?ids=2146

28 Голод в СССР 1932-1933.

29 Голодомор на Украине.

30 http://en.wikipedia.org/wiki/Holodomor

31 Tauger M. 2001b.

32 Loftus E.F. 1993. P. 530-533.

33 Долот М. 1985.

34 Дергунов Ю. 2006.

35 Голодомор на Украине.

36 Марчуков А.В. 2005.

37 Голодомор на Украине.

38 Соломатин Ю. 2006.

39 Соломатин Ю. 2006.

40 Соломатин Ю. 2004.

41 http://www.korrespondent.net/main/137186

42 http://www.korrespondent.net/main/141078

43 Соломатин Ю. 2006.

44 Соломатин Ю. 2004.

45 Ткаченко Г.С. 2006а.

46 Голодомор на Украине.

47 http://community.livejournal.com/golodomor3233/data/atom.

48 http://h-net.msu.edu/cgi-bin/logbrowse.pl?trx=vx&list=h-russia&month=0205&week=a&msg=G9gRj0I/eXnblGCPQyYXlA&user=&pw=

49 Цит. по: Tauger M. 1998.

50 Rosenbaum A.S. 1996.

51 Tauger M. 1998.

52 Tauger M. 1998.

53 Tauger M. Персональное сообщение.

54 Tauger M. 2001b. P. 2.

55 Fuglestad F. 1974. P.18-33.

56 Безродный Е.Ф. 2006.

57 Солдатенко В. 2003.

58 http://demoscope.ru/weekly/2003/0101/tema03.php

59 http://www.faminegenocide.com/resources/findings.html

http://www.ukrweekly.com/Archive/2003/430303.shtml

60 Мухин Ю. 2003.

61 Tauger M. 1991. P. 74.

62 Орлов А. 1991. С. 43.

63 Сахаров А.Н. 2005. С. 595.

64 Сахаров А.Н. 2005. С. 595.

65 Кожинов В.В. 2002.

66 Кульчицкий С.В. 2002.

67 Осокина Е.А. 1991. С.20-22.

68 Ивницкий Н.А. 1995. С. 64.

69 Долот М. 1985.

70 Ивницкий Н.А. 1995. С. 61.

71 shttp://community.livejournal.com/golodomor3233/data/atom

72 Tauger M. 1991. P. 74.

73 shttp://community.livejournal.com/golodomor3233/data/atom

74 shttp://community.livejournal.com/golodomor3233/data/atom

75 Краснов П. Ложь …

76 Краснов П. Ложь …

77 Wheatcroft S. 1984.

78 Дулуман Е.

79 Ткаченко Г. С. 2006б.

80 Голодомор на Украине.

81 Голодомор на Украине.

82 http://scepsis.ru/library/id_957.html

83 Ивницкий Н.А. 1995. С. 59.

84 Долот М. 1985.

85 Восстановление …

86 Всесоюзная перепись… С.18, 83.

87 Козлов В.И. 1991. С.40.

88 http://demoscope.ru/weekly/2003/0101/tema03.php

89 http://www.contr-tv.ru/common/2156/

90 Tauger M. 1991.

91 Голодомор как …

92 Осокина Е.А. 1993.

93 Таугер М.Б. 1995. С. 15-42.

94 Tauger M. 1991. P. 73.

95 Tauger M. 1991. P. 71.

96 Tauger M. 1998.

97 Tauger M. 1991. P. 74.

98 Косиор С. 1934.

99 http://www.rspu.ryazan.ru/~dante/Mirrors/vkpb_17/vkpb_17.html

100 Сторінки історії КПРС: факти, проблеми, уроки. Киев. 1990.

101 Уиткрофт С.Г. и Дэвис Р.У. 1995. С.95-109,124

102 Таугер М.Б. 1995. С.15-21.

103 Tauger M. 1998.

104 Мухин Ю. 2003.

105 Колпакиди А., Прудникова Е. 2000.

106 Центральный государственный архив общественных объединений Украины. — Ф. 39, оп. 4, д. 1, л. 8-10. Цит. по Tauger M. 1998.

107 Ивницкий Н.А. 1995. С. 47.

108 Ивницкий Н.А. 1995. С. 52.

109 Tauger M. 2001b. P. 61.

110 Семанов С. и Кардашов В. 1997.

111 Мухин Ю. 2003.

112 Голодомор на Украине.

113 Tauger M. 2001b. P. 62.

114 Ивницкий Н.А. 1995. С. 56.

115 Краснов П. Ложь …

116 Долот М. 1985.

117 Nove A. 1992. P. 207.

118 Nove A. 1992. P. 207.

119 Tauger M. 2001b. P. 4.

120 http://www.vif2ne.ru/nvz/forum/0/co/204992.htm

121 http://www.vif2ne.ru/nvz/forum/0/co/205069.htm

122 Tauger M. 1991. P. 87.

123 Ивницкий Н.А. 1995. С. 59.

124 Долот M. 1985.

125 Кондрашин В.В. 1991.

126 Цит. по Tauger M. 1998.

127 Tauger M. 1998.

128 Ивницкий Н.А. 1995. С. 58.

129 Осокина Е.А. 1993.

130 Tauger M. 1991. P. 85.

131 Tauger M. 1991.

132 Таугер M. Персональное сообщение.

133 Таугер M. Персональное сообщение.

134 Голодомор на Украине.

135 Таугер M. Персональное сообщение

136 Tauger M. 1991. P. 82.

137 Таугер M. Персональное сообщение.

138 Фон-Тюнен И. 1926.

139 Осокина Е.А. 1993.

140 Tauger M. 1991. P. 86.

141 Долот M. 1985.

142 Осокина Е.А. 1993.

143 Осокина Е.А. 1993.

144 Осокина Е.А. 1993.

145 Davies R. et al. 1995. P. 650.

146 Tauger M. 1991. P. 86.

147 Tauger M. 1998.

148 Davies R. et al. 1995. P. 651.

149 Davies R. et al. 1995. P. 650.

150 Голодомор на Украине.

151 Кульчицкий С.В. 2002.

152 Tauger M. 1998.

Tauger M. 2001b. P. 12.

153 Tauger M. 2001b.

154 Ткаченко Г. С. 2006г.

155 Ткаченко Г. С. 2006г.

156 Ткаченко Г. С. 2006г.

157 Фашистский меч … С. 329.

158 Ткаченко Г. С. 2006г.

159 Марчуков А.В. 2005.

160 Голодомор на Украине.

161 Мухин Ю. 2003.

162 http://www.pravda.com.ua/ru/news/2006/11/24/50150.htm

163 Tauger M. 2001b. P. 5.

164 Tauger M. 1991. P. 76.

165 Уиткрофт С.Г., Дэвис Р.У. 1995. С. 95-109, 124.

166 Tauger M. 2001a.

167 Tauger M. 1991. P. 84.

168 Tauger M. 1991. P. 83.

169 Tauger M. 1991.

170 Tauger M. 1991. P. 79. Table 5.

171 Tauger M. 1991. P. 84.

172 Цит. по: Tauger M. 1991. P. 82.

173 Tauger M. 1991.

174 Tauger M. 1991. P. 75.

175 Tauger M. 1991. P. 71.

176 Tauger M. 1991. P. 70.

177 Tauger M. 2001b. P. 8.

178 Tauger M. 1991. P. 77.

179 Tauger M. 2001b. P. 60.

180 Tauger M. 2001b. P. 60.

181 Tauger M. 2001b. P 41.

182 Ивницкий Н.А. 1995. С. 47.

183 http://www.rspu.ryazan.ru/~dante/Mirrors/vkpb_17/vkpb_17.html

184 Tauger M. 2001b. P. 22.

185 Долот M. 1985.

186 Долот M. 1985.

187 Tauger M. 2001b. P. 9.

188 Tauger M. 1991. P. 70.

189 Tauger M. 2001b. P. 9.

190 Tauger M. B. 2001b. P. 10.

191 Tauger M. 2001b. P. 10.

192 Tauger M. 2001b. P. 8.

193 Цит. по: Tauger M. 2001b. P. 6.

194 Tauger M. B. 2001b. P. 8.

195 Цит. по: Tauger M. 1991.

196 Цит. по: Tauger M. 1991.

197 Таугер М.Б. 1995. С. 13-14.

198 http://vif2ne.ru/nvz/forum/archive/147/147384.htm

199 Географічна Енциклопедія України, тт. 1, 2.

200 http://vif2ne.ru/nvz/forum/archive/147/147384.htm

201 Мухин Ю. 2003.

202 Кудрявцев М. и др. 2006.

203 http://www.petrograd.biz/stalin/index.html

204 Tauger M. 2001b.

205 Ивницкий М. 2000. С 86, 113.

206 Мухин Ю. 2003.

207 Мухин Ю. 2003.

208 Сахаров А.Н. 2005. С. 564.

209 Мухин Ю. 2003.

210 Мухин Ю. 2003.

211 Мухин Ю. 2003.

212 Мухин Ю. 2003.

213 Цит. по: Ткаченко Г. С. 2006б.

214 Tauger M. 2001b. P. 23.

215 Tauger M. 2001b. P. 21.

216 Tauger M. 2001b. P. 21.

217 Tauger M. 2001b. P. 22.

218 Голод 1932-1933

219 Украінська Радянська Енциклопедія. 1-е видання.

220 Tauger M. 2001b.

221 Tauger M. 2001b.

222 См. таблицу 7 в работе: Tauger M. 2001b. P. 21.

223 Tauger M. 2001b. P. 21.

224 Мухин Ю. 2003.

225 Tauger M. 2001b. P. 22.

226 Tauger M. 2001b. P. 22.

227 Tauger M. 2001b. P. 22.

228 Tauger M. 2001b. P. 69.

229 Мухин Ю. 2003.

230 Голодомор на Украине.

231 Ткаченко Г. С. 2006г.

232 Tauger M. 2001b. P. 61.

233 Ивницкий Н.А. 1995. С. 54.

234 Долот M. 1985.

235 Ткаченко Г. С. 2006б.

236 Tauger M. 2001b. P. 6.

237 Tauger M. 2001b. P. 30.

238 Tauger M. 2001b. P. 27.

239 Tauger M. 2001b. P. 31.

240 Tauger M. 2001b. P. 33.

241 Tauger M. 2001b. P. 32.

242 Tauger M. 2001b. P. 34.

243 Tauger M. 2001b. P. 34.

244 Tauger M. 2001b. P. 26.

245 Tauger M. 2001b. P. 26.

246 Tauger M. 2001b. P. 29.

247 Мухин Ю.И. 2003б.

248 Davies R. et al. 1995.

249 Краснов П. Ложь…

250 Мухин Ю. 2003.

251 Tauger M. 2001b. P. 25.

252 Tauger M. 1991. P. 82.

253 Цит. по: Tauger M. 2001b. P. 24.

254 Tauger M. 2001b. P. 25.

255 Tauger M. 2001b. P. 25.

256 Tauger M. 2001b. P. 23.

257 Tauger M. 2001b. P. 25.

258 Schultz T.W. 1964.

259 Tauger M. 2001b. P. 24.

260 Tauger M. 2001b. P. 24.

261 Чаянов А В. 1989.

262 Tauger M. 2001b. P. 24.

263 Tauger M. 2001b. P. 24.

264 Tauger M. 2001b. P. 59.

265 Tauger M. 2001b. P. 26.

266 Tauger M. 2001b. P. 42.

267 Черноиванов В.И. 1998.

268 http://www.knowbysight.info/YaYY/05215.asp

269 Tauger M. 2001b. P. 34.

270 Tauger M. 2001b. P. 35.

271 Tauger M. 2001b. P. 6.

272 Tauger M. 2001b.

273 Tauger M. 2001b. P. 13.

274 http://flowers.nm.ru/articles/index036.html

275 Tauger M. 2001b. P. 13.

276 Tauger M. 2001b. P. 13.

277 Tauger M. 2001b. P. 15.

278 Tauger M. 2001b. P. 14.

279 Tauger M. 2001b. P. 15.

280 Tauger M. 2001b. P. 17.

281 Tauger M. 2001b. P. 16.

282 Tauger M. 2001b. P. 14.

283 Tauger M. 2001b. P. 16.

284 http://www.syngenta.ru/doc.asp?e=24&ep=5

285 http://urology.com.ua/pagesid-1253.html

286 Tauger M. 2001b. P. 17.

287 Tauger M. 2001b. P. 13.

288 Tauger M. 2001b. P. 11.

289 Tauger M. 2001b. P. 11.

290 Tauger M. 2001b. P. 12.

291 Tauger M. 2001b. P. 12.

292 Tauger M. 2001b. P. 14.

293 Tauger M. 2001b. P. 18.

294 Tauger M. 2001b. P. 39.

295 Tauger M. 2001b. P. 18.

296 Tauger M. 2001b. P. 19.

297 Tauger M. 2001b. P. 20.

298 Tauger M. 2001b. P. 38.

299 Tauger M. 2001b. P. 37.

300 Tauger M. 2001b. P. 36.

301 Tauger M. 2001b. P. 16.

302 Tauger M. 2001b. P. 16.

303 Tauger M. 2001b. P. 62.

304 Миронин С. 2006ж.

305 Tauger M. 2001b. P. 7.

306 Tauger M. 2001b. P. 11.

307 Tauger M. 2001b. P. 13.

308 Покровский С. 2006.

309 http://www.judaica.kiev.ua/Conference/Conf2002/Conf08-02.htm

310 Tauger M. 1998.

311 Tauger M. 1991. P. 74.

312 Ткаченко Г. С. 2006в.

313 Голодомор на Украине.

314 Ткаченко Г. С. 2006в.

315 Davies R. et al. 1995. P. 653.

316 Tauger M. 1991. P. 88.

317 Цит. по: Ткаченко Г. С. 2006в.

318 Ткаченко Г. С. 2006в.

319 Цит. по: Ткаченко Г. С. 2006в.

320 Davies R. et al. 1995. P. 645.

321 Davies R. et al. 1995. P. 642.

322 Tauger M. 1991.

323 Tauger M. 1991. P. 87.

324 Tauger M. 1991. P. 88.

325 Голодомор на Украине.

326 Долот M. 1985.

327 Tauger M. 1991. P. 89.

328 Davies R. et al. 1995. P. 651.

329 Долот M. 1985.

330 Davies R. et al. 1995. P. 651.

331 Голодомор на Украине.

332 Ивницкий Н.А. 1995. С. 61.

333 Ивницкий Н.А. 1995. С. 61.

334 Долот M. 1985.

335 Ивницкий Н.А. 1995. С. 61.

336 Ивницкий Н.А. 1995. С. 61.

337 http://www.kara-murza.ru/books/sc_a/sc_a90.htm#par1972

338 Tauger M. 2001b. P. 47.

339 Ивницкий Н.А. 1995. С. 56.

340 Ивницкий Н.А. 1995. С. 50.

341 Осколов Е.Н. 1991. С. 54-56.

342 Tauger M. 1998.

343 Tauger M. 1998.

344 Tauger M. 1991. P. 81.

345 Tauger M. 1991. P. 80.

346 Tauger M. 1991. P. 81. Table 7.

347 Tauger M. 1991. P. 82.

348 Tauger M. 2001b. P. 35.

349 Сейерс М. и Кан А. 1947.

350 Ивницкий Н.А. 1995. С. 44.

351 Davies R. et al. 1995. P. 651.

352 Davies R. et al. 1995.

353 Кудрявцев М. и др. 2006.

354 Davies R. et al. 1995.

355 Conquest R. et al., 1994.

356 Davies R. et al. 1995. P. 646.

357 Davies R. et al. 1995. P. 643.

358 Davies R. et al. P. 651.

359 Davies R. et al. 1995. P. 651.

360 Davies R. et al. 1995. P. 656.

361 Davies R. et al. 1995. P. 645.

362 Голодомор на Украине.

363 Голод 1932-1933 …

364 Davies R. et al. 1995.

365 Davies R. et al. 1995.

366 Ивницкий Н.А. 1995. С. 58

367 Ивницкий Н.А. 1995. С. 58.

368 Ивницкий Н.А. 1995. С. 58.

369 Краснов П. Ложь …

370 Ивницкий Н.А. 1995. С. 62.

371 Tauger M. 2001b. P. 6.

372 Литов В. 2006.

373 Tauger M. 2001b. P. 47.

374 Ивницкий Н.А. 1995. С. 47.

375 Tauger M. 1998. P. 8.

376 Ивницкий Н.А. 1995. С. 56.

377 http://community.livejournal.com/golodomor3233/data/atom.

378 Сюндюков И. 2006.

379 http://community.livejournal.com/golodomor3233/data/atom.

380 Малоросс. 2006.

381 http://www.vif2ne.ru/nvz/forum/0/0.htm

382 http://community.livejournal.com/golodomor3233/data/atom

383 Марчуков А.В. 2005.

384 Марчуков А.В. 2005.

385 Солдатенко В. 2003.

386 http://ru.wikipedia.org/wiki/Обсуждение:Голодомор_на_Украине/Решение_конфликта.

387 Краснов П. Ложь…

388http://h-net.msu.edu/cgi-bin/logbrowse.pl?trx=vx&list=h-russia&month=0205&week=a&msg=G9gRj0I/eXnblGCPQyYXlA&user=&pw

389 http://www.vif2ne.ru/nvz/forum/0/co/205391.htm
https://stalinism.ru/kollektivizatsiya/taynyi-goloda-30-h.html

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x